Коротко

Новости

Подробно

9

Фото: Marko Djurica / Reuters

Сербия пережила «ночной бунт»

В Белграде протестовали против лжи и комендантского часа

от

В ночь на среду Белград охватили многотысячные протесты, вылившиеся в захват здания парламента и жесткие столкновения с полицией. Поводом стало заявление президента Александра Вучича о повторном введении в Сербии комендантского часа из-за всплеска эпидемии COVID-19. Впрочем, сами протестующие говорят, что возмущены не столько ужесточением мер, сколько «ложью властей», которые ради победы на недавних выборах практически свернули борьбу с коронавирусом. С подробностями — корреспондент “Ъ” на Балканах Геннадий Сысоев.


Протесты в Белграде были спровоцированы выступлением президента Сербии по национальному телевидению. Во вторник вечером Александр Вучич объявил, что ситуация с распространением коронавируса в столице критическая, поэтому со среды будет запрещено собираться группами более пяти человек — как в закрытых помещениях, так и на улице. Кроме того, снова вводится комендантский час — с вечера пятницы до утра понедельника.

Уже спустя пару часов народ стал спонтанно собираться в центре города у здания Скупщины — парламента страны, протестуя против решения властей.

Люди скандировали «Вучич — вор!» и «В отставку!».

Когда ближе к полуночи число протестующих достигло нескольких тысяч, группа людей, пробив кордон полиции, ворвалась в здание парламента. Впрочем, оставались они там недолго. Спустя 15 минут подоспевшее полицейское подкрепление вытеснило протестующих на улицу.

После этого полиция начала действовать более жестко. Пустив в ход слезоточивый газ и дубинки, стражи порядка стали разгонять собравшихся. Их разбивали на небольшие группы и вытесняли с площади перед парламентом на соседние улицы.

Протестующие в ответ бросали в полицейских камни, переворачивали и поджигали мусорные контейнеры, автомобили. Еще пару раз они предприняли попытку прорваться в парламент, но безуспешно.

Столкновения не утихали несколько часов, и только ближе к утру полиции удалось рассеять протестующих. К тому времени центр Белграда напоминал поле после битвы: разбросанные повсюду булыжники, сломанные скамейки, опрокинутые или сгоревшие мусорные баки, перевернутые автомобили. Предутреннюю тишину разрывали только сирены скорых и пожарных машин.

Хотя формально многотысячные протесты на улицах Белграда спровоцировало заявление президента Вучича о предстоящем резком ужесточении ограничительных мер в связи со всплеском эпидемии, многие протестующие уверяли журналистов, что главная причина иная.

Они говорили, что чувствуют себя обманутыми и возмущены не столько введением комендантского часа, сколько тем, что «власть все это время лгала», практически свернув борьбу с коронавирусом ради победы на недавних парламентских выборах, и что теперь именно по вине властей ситуация вышла из-под контроля.

Действительно, в начале мая власти Сербии отменили комендантский час и другие ограничительные меры почти одновременно с указом президента о проведении 21 июня парламентских выборов. Хотя ситуация с коронавирусом в стране тогда была далеко не благоприятной, а количество новых случаев заражения ежедневно исчислялось сотнями. Тем не менее в Сербии после этого стали происходить чуть ли не чудеса. Количество заявленных новых случаев заболевания резко упало, а общее число заболевших вдруг за один день уменьшилось, согласно официальной статистике, на 4 тыс. Власти разрешили балы выпускников, открыли для зрителей стадионы.

На парламентских выборах 21 июня пропрезидентская Сербская прогрессивная партия одержала крупную победу, получив в парламенте абсолютное большинство. Однако практически сразу после этого произошел резкий всплеск эпидемии коронавируса — и в Белграде, и в других регионах страны.

Сейчас уже установлено, что одним из детонаторов эпидемиологического взрыва (причем не только для самой Сербии, но и для соседних стран) стало прошедшее при полных трибунах в июне в Белграде футбольное дерби между «Црвеной звездой» и «Партизаном».

Тогда, как предполагается, заразились тысячи зрителей и несколько футболистов. А посетившие матч сотни болельщиков из региона привезли вирус в свои страны. Во всяком случае, в соседней Черногории специалисты убеждены, что в избавившуюся к началу июня от COVID-19 республику вирус вновь привнесен в значительной мере из Сербии.

Вину за «белградский ночной бунт» сербские власти возложили на оппозицию. Премьер Ана Брнабич гневно осудила «вандализм политиков, которые стоят за захватом парламента в момент, когда государство и система здравоохранения сталкиваются с тяжелейшим с начала эпидемии ударом коронавируса». Сербская оппозиция в ответ объявила о продолжении протестов.

Комментарии
Профиль пользователя