Коротко

Новости

Подробно

Татьяна Навка: тренироваться у мужа совсем несложно

фигурное катание

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 23
Чуть больше года назад в Казани Татьяна Навка и Роман Костомаров впервые стали чемпионами России в танцах на льду. Однако успех, достигнутый в отсутствие Ирины Лобачевой и Ильи Авербуха, выглядел каким-то неполноценным. В Петербурге на чемпионате России тренирующийся сейчас в США московский дуэт выглядел лидером по всем статьям, получив две высшие оценки (6,0) за представление короткой программы и шесть — за произвольный танец. После завершения турнира с ТАТЬЯНОЙ НАВКОЙ побеседовал корреспондент Ъ БОРИС Ъ-ХОДОРОВСКИЙ.
       — После великолепного выступления на этапах и в финале Гран-при вы могли бы, наверное, пропустить чемпионат России?
       — Это было бы несправедливо по отношению к соперникам и болельщикам, которые нечасто видят нас в России. Нам с Романом очень нравится выступать в Санкт-Петербурге — здесь удивительная публика. Да и особых поводов для волнений не было: мы приехали в хорошей форме. Во время праздников в Америке у нас было много льда: местные фигуристы предпочитали отдыхать.
       — Неужели вам не хотелось устроить себе каникулы?
       — Это за месяц-то до чемпионата Европы? Нет, максимум, что мы себе позволили,— праздничный ужин в компании хороших друзей. Рядом с нами ведь живут семейства Вити Петренко и Артура Дмитриева, Катя Гордеева и Илюша Кулик. Хорошая русская компания.
       — На чемпионате России судьи не скупились на высшие баллы для вашей пары. Это реальная оценка нынешнего уровня мастерства или своеобразное поощрение перед главными стартами сезона?
       — Нынешний сезон, наверное, последний, когда судейство будет осуществляться по шестибалльной системе. Хотелось бы оставить о себе добрую память в виде большого количества "шестерок" на всех турнирах. Но в этом вопросе не все зависит от нас. Иной раз при хорошем прокате арбитры не балуют высокими баллами, иногда бывает наоборот.
       — Как вы относитесь к новой системе судейства?
       — Нас уже буквально замучили этим вопросом. В принципе система неплохая. Единственная опасность заключается в том, что она может приблизить танцевальные пары к спортивным. Практически все сейчас стали использовать поддержки третьего уровня, которые оцениваются высшими баллами. Элемент творчества исчезает.
       — Существует ли в танцах на льду очередь на высшую ступень пьедестала?
       — Наверное, какая-то доля правды в таком утверждении есть. Мы с Романом через это прошли, оставаясь в тени таких замечательных дуэтов, как Анжелика Крылова--Олег Овсянников и Ирина Лобачева--Илья Авербух. Сейчас настало наше время. Это не означает, что мы остановились в росте. Напротив, положение лидеров обязывает работать еще больше.
       — Ваш дуэт с Романом Костомаровым складывался непросто...
       — Мы действительно расставались на год. Не по моей вине. В один прекрасный день моему партнеру, а наверное, все же Наталье Линичук, у которой мы тогда тренировались, показалось, что наш дуэт не имеет перспектив. Расстались в принципе без обид. Нет худа без добра: именно благодаря этому у меня сейчас есть замечательная дочка Сашенька.
       — Вы назвали ее так в честь мужа и тренера Александра Жулина?
       — Мы с самого начала решили назвать девочку Александрой. Но в Америке это имя сокращают почему-то до Алекс. Вот и остановились на Сашеньке.
       — Родным языком для нее является русский?
       — Дома мы разговариваем с ней только по-русски. Английский она и на улице, общаясь со сверстниками, усвоит неплохо. Наши жизненные планы связаны с Америкой, но ребенка мы бы хотели воспитать в русских традициях.
       — Тяжело ли тренироваться у собственного мужа?
       — Мы с самого начала четко договорились, что работа и семья — это две совершенно разные ипостаси. На льду я беспрекословно подчиняюсь своему тренеру, и он не даст соврать, что более дисциплинированной ученицы нет и быть не может.
       — Ваш семейный дуэт складывался куда сложнее, чем творческий...
       — Да уж, всякое было. Когда роман только начинался, по требованию Майи Усовой, тогдашней супруги Александра, нас с Самвелом Гезаляном тренер Наталья Дубова даже отправила из Лейк-Плэсида, где базировалась ее группа, в Москву. Но я тогда словно в омут c головой ринулась. Рассталась с партнером, стала жить с Сашей. Время все расставило на свои места. У нас нормальные отношения с Майей, замечательная дочь, совместная работа, которая приносит удовлетворение.
       — Выступая на высоком уровне, вы сменили трех партнеров и две страны...
       — Так уж сложилось, что с Самвелом Гезаляном и Николаем Морозовым я каталась за Белоруссию. В российскую сборную при конкуренции, существовавшей в конце 90-х, пробиться было практически нереально. А на Олимпиаде в Нагано посмотреть на наши выступления приходил Александр Лукашенко. Так что никакого дискомфорта, защищая цвета Белоруссии, не испытывала.
       — У Морозова уже в то время просматривалась тренерская жилка?
       — Да, Николай всегда был творческим человеком, стремившимся внести свой вклад в создание композиций. Не могу сказать, что это было легко для партнерши.
       — С Костомаровым в этом плане легче?
       — Мы хорошо понимаем друг друга и на тренировках работаем легко. Причем, когда случаются споры, тренер Жулин всегда на стороне Романа.
       — Вы не пробовали подготовить с супругом номер для профессионального шоу?
       — Когда у меня не было постоянного партнера, попытались кататься вместе. Отказались от этой затеи после первой же тренировки. Каждый должен заниматься своим делом.
       — Для произвольной программы вы выбрали "Розовую пантеру". Неужели вам близок образ хищницы?
       — Нам очень понравилась музыка, и захотелось попробовать какие-то новые образы на льду. В последние годы на чемпионатах мира побеждали пары с драматическими композициями, но не хочется зацикливаться на трагедиях. Женщина вообще должна уметь перевоплощаться в кого угодно. Пантера — это еще не худший вариант.
Комментарии
Профиль пользователя