Коротко


Подробно

Два пожизненных срока за 246 убийств

Вынесен приговор террористам, взрывавшим дома

процесс



Вчера Мосгорсуд вынес приговор по делу о терактах в жилых домах осенью 1999 года. Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов, исполнители и соучастники преступлений, жертвами которых стали 246 человек, получили пожизненные сроки. Адвокатов осужденных приговор не устроил. Потерпевших, которым ущерб должны возместить приговоренные,— тоже. И те и другие собираются обжаловать приговор.
       Весь процесс над террористами проходил в закрытом для СМИ режиме. Поэтому на оглашение резолютивной части приговора, которую судья Марина Комарова заранее объявила открытой, собрались представители, наверное, всех газет, радио- и телеканалов.
       Допущенные в суд журналисты примерно с полчаса толпились у зала #216, в котором должно было состояться оглашение, но внутрь никого не пускали. Приставы, охранявшие дверь, говорили, что задержка связана с доставкой. А доставки из Лефортовского СИЗО нет, потому что нет конвоя. Но скоро все будет, предупреждали они. Наконец в дверном проеме возникла секретарь судьи Комаровой. "Есть, есть доставка",— воскликнула она. И, обращаясь к приставам, сказала: "Запускайте!"
       Когда журналисты попали в зал, Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов уже находились в клетке. Присутствовали и их адвокаты, представитель потерпевших и немногочисленные пострадавшие. К слову, потерпевшими от тех взрывов было признано более 2 тыс. человек, но в процессе по разным причинам смогло участвовать не более двух десятков из них.
       Оглашение открытой для общественности части приговора заняло минут 10-15. Все детали совершенных преступлений, подготовки к ним и последующих выводов следствия в этой части отсутствовали. Между тем обвинитель на судебных прениях, которые также проходили в закрытом режиме, рассказывал о них часа три с небольшим перерывом.
       Напомним, Генпрокуратура установила, что взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске организовали Хаттаб и Абу Умар, получившие на эти цели средства из-за границы. Арабы, в свою очередь, обратились к лидерам так называемого мусульманского общества #3, или карачаевского ваххабитского джамаата. Один из его председателей, Ачимез Гочияев, организовал из сподвижников диверсионную группу. Часть ее во главе с Крымшамхаловым в его доме в поселке Мирный под Кисловодском в бетономешалке изготовила смесь из сахара, селитры и алюминиевой пудры. Затем взрывчатку, расфасованную в мешки из-под сахара, на "КамАЗе" повезли в Кисловодск. Там смесь собирались складировать на продбазе, которой заведовал дядя Юсуфа Крымшамхалова. Милиционеры остановили показавшийся им подозрительным "КамАЗ", однако террористы, сопровождавшие грузовик на "Москвиче", с ними договорились по-хорошему. Гаишник Станислав Любичев, знакомый Юсуфа, за мешок настоящего сахара дал "КамАЗу" зеленый свет, получив впоследствии за это четыре года заключения. Затем уже на базе смертоносный груз разделили на две партии. Одну террористы отправили в Москву, другую — в Волгодонск. В столице мешки развезли по трем адресам: на улицу Гурьянова, на Каширское шоссе и на Борисовские пруды. 9 и 13 сентября 1999 года из запланированных террористами трех взрывов прогремели два, унесшие жизни 228 человек. Еще один склад взрывчатки в подвале с уже запущенными таймерами удалось обнаружить и обезвредить. Одновременно должен был прогреметь взрыв и в Волгодонске. Но, как рассказывали на следствии Крымшамхалов и Деккушев, их грузовик по дороге сломался, два дня ушло на ремонт, а когда доехали до Волгодонска, в городе уже проводились контртеррористические мероприятия. Милиционеры останавливали и проверяли грузовики, зачищали подвалы и чердаки жилых домов. По словам террористов, они узнали об этом от милиционера, остановившего их на дороге, но пропустившего в город. Более того, страж порядка предупредил взрывников, что ищут как раз таких, как они, карачаевцев, поэтому продать груз (взрывчатка была спрятана под овощами) будет сложно. Террористы на этот раз искать подвалы для минирования не стали. Поставили грузовик возле первого попавшегося дома и между мешками со взрывчаткой положили таймер с детонатором и пластитом. Взрыв, унесший жизни 18 человек, прогремел 16 сентября уже после того, как террористы покинули город. По словам Деккушева и Крымшамхалова, с машиной оставался их третий подельник — Хаким Абаев. Он, утверждали они, и осуществил теракт. Однако уточнить это обстоятельство у Абаева невозможно: он, как и Гочияев, до сих пор находится в международном розыске. Причем вначале на суде на вопрос, почему со смертоносным грузом они отправились втроем с Абаевым, Деккушев и Крымшамхалов отвечали: "Он молодой, отпускать его было нельзя, мало ли что случится". Потом, уже в конце процесса, видимо забыв о первоначальной версии, говорили, что молодой Абаев был старшим в их группе, он за все и отвечает.
       После тех взрывов Деккушев вроде бы отошел от группировки. Крымшамхалов же, уехав в Чечню, прошел в лагере боевиков спецподготовку и в 2000 году с новой группой диверсантов опять отправился взрывать дома в Россию. По утверждению обвиняемых, теракты совершались для того, чтобы остановить продвижение федеральных сил в Чечне и вынудить российские власти к мирным переговорам. Но эта группа попала в засаду, подготовленную, кстати, не для нее, а для отряда Руслана Гелаева. Часть боевиков были уничтожены, часть — захвачены в плен и в 2001 году получили приговоры за подготовку терактов. Сами подсудимые были арестованы в 2002 году, когда большинство их подельников, в том числе Хаттаба и Абу Умара, федеральные силы уже уничтожили в ходе спецопераций.
       Для Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова гособвинитель, напомним, потребовал пожизненных заключений. Адвокат Деккушева Наталья Тарасевич настаивала на его оправдании, ссылаясь на 40-ю статью УК, снимающую с обвиняемых ответственность, если они совершали преступления по физическому или психическому принуждению. А принуждение, по ее версии, заключалось в том, что в мусульманском обществе и в лагерях в Чечне Деккушев подвергался психологической обработке, чуть ли не зомбированию. Защитник Крымшамхалова Шамиль Арифулов, признавая, что тот виновен в хранении оружия и участии в теракте в Волгодонске, просил вынести подзащитному справедливый приговор.
       Судья Комарова, естественно, приняла доводы обвинения. Из оглашенного ею приговора следовало, что Деккушев и Крымшамхалов признаны виновными в терроризме, убийстве, изготовлении взрывчатки, а Крымшамхалов персонально еще и в даче взятки гаишнику Любичеву. В заключение своей речи судья немного повысила голос и сказала, что по совокупности статей обвинения она приговаривает подсудимых к пожизненному заключению в колонии общего режима. Затем госпожа Комарова спросила осужденных, понятен ли им приговор. "Понятен",— ответил Адам Деккушев. "Ясно, чего еще!" — с усмешкой отозвался Юсуф Крымшамхалов.
       После этого судья Комарова постановила взыскать с осужденных более 1,8 млн рублей в пользу 8 пострадавших в счет возмещения материального ущерба и 3 млн рублей в качестве компенсации морального ущерба 15 потерпевшим. Судья также сказала, что остальные пострадавшие, которые не смогли явиться на процесс, могут подавать гражданские иски о возмещении вреда. Также она предложила адресовать иски к осужденным. Когда конвой вывел террористов из зала, их адвокаты объявили, что обжалуют приговор.
       "Сразу после оглашения приговора мы с моим коллегой Шамилем Арифуловым подали небольшую жалобу,— сказала Ъ адвокат Наталья Тарасевич.— Собственно, это и не жалоба, а краткое заявление, в котором мы констатируем наше несогласие с приговором. После того как получим на руки текст приговора — а это произойдет дня через три — и изучим его, подадим в суд развернутую жалобу, где укажем все, с чем мы не согласны в приговоре".
       Господин Арифулов добавил, что претензий к следствию у него нет, поскольку оно было "проведено безукоризненно в части соблюдения прав моего подзащитного", но у него имеются претензии к представителям обвинения в суде. В частности, адвокат Арифулов считает, что "имели место прямые фальсификации собранных в ходе следствия материалов". Прежде всего это относится к исследованиям в суде экспертиз. Как выясняется, по делу не было проведено единой взрывотехнической экспертизы, а исследование частиц взрывчатки, собранных на местах взрывов в Москве и Волгодонске, показало, что в веществе разное количество компонентов: где больше селитры, где больше сахарного песка. Таким образом, взрывчатая смесь не была однородной и могла изготавливаться не только в доме Юсуфа Крымшамхалова, но и в других местах. А это обстоятельство можно было трактовать в пользу осужденного. Да и следствие само ранее называло сразу несколько мест возможного изготовления взрывчатой смеси. Помимо поселка Мирный в официальных отчетах Генпрокуратуры и ФСБ фигурировал еще и чеченский поселок Сержень-Юрт.
       О возможном обжаловании его подопечными приговора заявил Ъ и представитель потерпевших Игорь Трунов. "Суд отказал им в рассмотрении исков, поданных к правительству РФ, хотя по закону о борьбе с терроризмом именно правительство, в частности Минфин, должно материально отвечать за совершенные теракты,— отметил он.— Мои доверители подали соответствующие иски в Басманный суд, которые будут рассмотрены 19 января. Пока же получается, что расплачиваться за теракты должны эти двое (Крымшамхалов и Деккушев.—Ъ). Но они не смогут выплатить и части заявленной суммы, даже если будут находиться не в тюрьме, а на свободе. Денег у них наверняка нет, а имущество записано на родственников. К тому же судья предлагает и остальным 2 тыс. потерпевших подавать к ним иски. А представьте себе другой момент. Если будут арестованы находящиеся сейчас в розыске Гочияев и Абаев, а суд к тому времени удовлетворит иски всех пострадавших к их уже осужденным подельникам. Получается, что эти террористы уже не должны никому ничего возмещать?"
АЛЕКСЕЙ Ъ-ГЕРАСИМОВ, ФЕДОР Ъ-МАКСИМОВ

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение