Коротко

Новости

Подробно

Фото: Мария Тукина

Евросоюз озадачил Германию

Завсектором стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин о том, что ждет ЕС и его отношения с Россией

от

1 июля Германия на полгода станет председателем Совета Евросоюза и попытается в непростых условиях придать этому интеграционному объединению новый импульс.

Со вступлением в силу в конце 2009 года Лиссабонского договора, определяющего устройство ЕС, роль страны-председателя заметно уменьшилась. Тем не менее каждое государство, занимающее эту позицию в порядке ротации, старается использовать шанс, чтобы выгодно подчеркнуть свой вклад в общее дело. Тем более что возможность эта предоставляется все реже ввиду расширения ЕС: если на заре европейской интеграции в группе всего из 6 стран та же Германия занимала эту позицию раз в 3 года, то сейчас, когда очередь состоит из 27 стран, это произойдет аж после 13-летнего перерыва.

Чтобы компенсировать быстротечность полугодового председательства, в Евросоюзе практикуется согласование программы тремя последовательно исполняющими эти обязанности странами. Германское председательство — первое в такой «тройке», в которую также входят Португалия и Словения.

До конца 2021 года «тройке» предстоит справиться с немалым количеством палок в колесах ЕС.



Продолжающаяся пандемия хотя и воспринимается как уже знакомое зло, неизбежно наложит свой отпечаток на ход германского председательства. Европейские лидеры осторожно возвращаются к очным двусторонним встречам, но видеоконференции по-прежнему будут заменять многое, так или иначе ограничивая и формализуя общение представителей стран-членов. Важнейшие инструменты — как в плане карантинных мер, так и поддержки экономики — остаются в компетенции отдельных стран. Они стараются учиться друг у друга, в том числе у Германии, довольно неплохо справившейся с распространением заболевания. Заслуженно или нет, но успешность председательства Германии будут оценивать чуть ли не в первую очередь по эффективности Евросоюза в борьбе с инфекцией.

Однако пандемией неотложные проблемы ЕС не ограничиваются. Как раз за время германского председательства Евросоюзу предстоит завершить согласование семилетнего рамочного бюджета на 2021–2027 годы.

Решение финансовых вопросов всегда проходит непросто, а сейчас на них накладывает отпечаток неожиданное падение европейских экономических показателей, вызванное пандемией.



Стратегически ЕС ориентируется на то, чтобы его расходы поддерживали так называемый зеленый курс — достижение экономикой Евросоюза к 2050 году состояния, при котором она не будет наносить ущерб климату. Также ЕС стремится оживить весьма затратные инициативы в сфере оборонной промышленности. Но в процессе согласований может возобладать настроение «не до жиру — быть бы живу», заставляющее умерить долгосрочные амбиции. Для немцев рациональное расходование средств — часть национального характера, но в Евросоюзе приходится находить компромиссы со странами, где иная культура обращения с деньгами.

Председательство Германии совпадает с завершением переходного периода, установленного соглашением о выходе Великобритании из ЕС. Переговоры с британским правительством от имени Евросоюза продолжает француз Мишель Барнье, но страна-председатель, вероятно, постарается содействовать поиску необходимых компромиссов. Неспособность Великобритании и ЕС договориться о режиме свободной торговли, по мнению многих, нанесет больший ущерб Лондону, но так или иначе, выглядела бы и общим поражением договаривающихся сторон, которое руководство ЕС не смогло предотвратить.

Изюминкой германского председательства еще до пандемии предполагалось сделать саммит ЕС—Китай в Лейпциге. Из-за пандемии встречу с участием председателя КНР Си Цзиньпина пришлось отложить, и теперь ее проведение будет зависеть от динамики распространения инфекции осенью.

Отношения Евросоюза с азиатским гигантом, чрезвычайно важные как в экономическом, так и политическом смысле, выглядят все более проблемными.



Политический мейнстрим ЕС вслед за Соединенными Штатами все чаще видит в Китае злонамеренного соперника, влияние которого нужно ограничивать. Обсуждается необходимость переноса из Китая в другие страны важных производственных мощностей. Китайские компании все чаще воспринимаются как нежелательные партнеры ввиду их тесного взаимодействия с государственными структурами КНР. В связи с этим для Германии как экономического лидера ЕС особенно важно не дать этим озабоченностям привести к полной потере взаимопонимания с китайским руководством.

Все непросто и в трансатлантических отношениях. Президент США Дональд Трамп раз за разом скандально возвращается к теме «плохого поведения» Германии, якобы не вносящей достаточного вклада в работу НАТО и пользующейся «нечестными» преимуществами в торговле с США. У американского президента вполне может возникнуть соблазн подпортить германское председательство, к тому же повод, вероятно, найдется. В ЕС активно обсуждается возможность новых налогов на продукцию американских интернет-гигантов, которых Трамп наверняка попытается защитить ответными мерами. Американского президента будет подзадоривать и нескрываемое предпочтение, отдаваемое элитами ЕС кандидатуре Джо Байдена, который, по их мнению, должен поправить многое из того, что сломал в международной системе Дональд Трамп.

Неудовольствие американской администрации, а также ряда стран ЕС вызывает сохраняющаяся поддержка правительством Ангелы Меркель строительства «Северного потока-2». Двусторонний российско-германский проект уже неизбежно рассматривается в более широком международно-политическом контексте. Соединенные Штаты видят в нем угрозы рынку сбыта американского СПГ, потерю Украиной роли транзитной страны в поставке газа в Европу, а также признак зависимости Германии от России. Американские санкции против «Северного потока-2» при этом шокируют даже многих из тех в ЕС, кто к самому трубопроводу относится критически, ведь если судьба реализуемого в Европе двустороннего проекта решается в Вашингтоне, о самостоятельности стран ЕС в принятии решений говорить не приходится.

В паре Евросоюз—Россия в обозримом будущем не ожидается приятных сюрпризов, но со всеми тремя странами входящей в свои права «тройки» председателей Совета ЕС у России вполне стабильные отношения. Германия формально не заявляет диалог с Россией как приоритет председательства, видимо понимая, что на этом пути многого не достичь, но фактически может использовать статус председателя для интенсификации общения с российскими министерствами по отдельным темам, включая то же устойчивое развитие, изменение климата и цифровизацию.

Комментарии
Профиль пользователя