«Абсолютно волюнтаристская залихватская история»

Директора столичных театров об экспертизе по делу «Седьмой студии»

Согласно результатам представленной суду финансово-экономической экспертизы («Исследование в области оценки необходимых затрат для осуществления проекта "Платформа"»), затраты «Платформы» должны были составлять только 87,5 млн руб. из выделенных государством 216,5 млн. Однако эти результаты с крайним недоверием восприняла театральная общественность, включая опытных администраторов. “Ъ” обратился за комментариями к руководителям четырех московских театров.

Владимир Урин

Владимир Урин

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Владимир Урин

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Владимир Урин, генеральный директор Большого театра:

— Проводившая экспертизу заместитель директора МХАТ имени Горького госпожа Баженова основывалась на нормативах расчета государственной субсидии на выполнение государственного задания, указанных в постановлении правительства №640 от 2015 года. Этого нельзя было делать по той простой причине, что в 2014 году «Седьмая студия» прекратила свое существование.

Но даже при этих расчетах эксперт демонстративно проигнорировала их основную формулу. Дело в том, что Министерством культуры разработаны специальные коэффициенты, которые учитывают специфику и нюансы создания и показа различных творческих проектов. Эксперт их не применила: для всех спектаклей она использовала только один коэффициент (1,25) — самый низкий, предназначенный для спектаклей малой формы. Однако любой анализ подтвердит, что такие работы «Седьмой студии», как «Метаморфозы», «Сон в летнюю ночь», «Отморозки», «Охота на снарка», «Август», «Обыкновенная история» — это полномасштабные, большие спектакли. Категории малой формы к ним неприменимы. Для таких спектаклей, идущих в залах вместимостью менее 800 мест, министерством разработан коэффициент 3. И это вполне справедливо, поскольку в небольших залах возможность получения доходов от продажи билетов меньше, а затраты на подготовку таких спектаклей практически не отличаются от тех, что показывают в больших залах. «Платформа» работала в зале-трансформере с максимальной вместимостью 306 мест и совершенно очевидно имела право на данный коэффициент. Но эксперт не посчитала необходимым применение этого коэффициента. То есть по целому ряду проектов намеренно занизила расходы в 2,75 раза.

Второе. «Седьмая студия» являлась автономной некоммерческой организацией. К ней постановление №640 в принципе не может относиться, поскольку касается бюджетных репертуарных театров. В то время как НКО действуют по принципу фестивалей — готовится смета проектов, которая утверждается в министерстве.

Наконец, эксперт вообще не учла в своей так называемой экспертизе 77 мероприятий — лекций, мастер-классов, конференций и так далее, и так далее. Она заявила: «А вы еще докажите, что они были осуществлены». Но это суд должен решать, засчитывать эти мероприятия или нет, если на них не сохранились бухгалтерские документы. А эксперт обязан просчитать все указанные проекты «Седьмой студии». Таким образом, в данном случае эксперт просто присвоила себе функции суда.


Мария Ревякина

Мария Ревякина

Фото: Антон Белицкий, Коммерсантъ

Мария Ревякина

Фото: Антон Белицкий, Коммерсантъ

Мария Ревякина, генеральный директор национального театрального фестиваля и премии «Золотая маска», директор Театра наций:

— Елена Баженова лично рассказала в суде, что просчитывала все мероприятия «Седьмой студии» — спектакли, перформансы, мастер-классы, лекции — по одному коэффициенту. То есть она публично призналась, что не видит разницы между полномасштабным спектаклем вроде «Метаморфоз» и лекцией Алексея Бартошевича.

Свои расчеты она вела в соответствии с постановлением правительства №640 и приказом Министерства культуры №3450 от 2015 года, в которых дана методика расчетов субсидий государственным театрам для показов спектаклей — то есть речь идет об уже готовых спектаклях. В то время как «Седьмая студия» не являлась государственным театром, а сам принцип ее функционирования был экспериментальным: процесс подготовки новых проектов шел непрерывно, спектакли прокатывались всего несколько раз, а открытые репетиции и мастер-классы занимали примерно четверть всех проектов.

Между тем в 2012 году, то есть как раз в годы функционирования «Седьмой студии», Минкультом были разработаны нормативы в соответствии с постановлением правительства №671, где для каждого театра рассчитывалась индивидуальная субсидия, причем там как раз и было разделение финансирования на создание спектаклей и на их показ. И если уж затраты автономной некоммерческой организации рассчитывать по нормативам, как можно не применить именно те из них, которые и действовали в рассматриваемый период времени? Хотя стоит отметить, что и эти нормативы касались только театров, имеющих свое помещение, оборудование и уже готовый к прокату репертуар. В то время как у «Седьмой студии» никакой собственности не было.

Если использовать методику Баженовой, которую она применила к некоммерческой организации «Седьмая студия», и просчитать субсидию МХАТ имени Горького, где она работает заместителем директора, то, по ее расчетам, МХАТ сегодня должен получать не 290 млн руб. в год, а только 130 млн.

Отдельно стоит отметить юриста Министерства культуры Смирнову. Не обладая познаниями в экономике и финансах, она от имени министерства согласилась в суде с расчетом эксперта Баженовой, который был проведен с грубым нарушением методики Министерства культуры 2015 года: эксперт не использует формулы методики, а просто умножает базовую сумму на произвольно выбранный коэффициент. Если бы с этой «экспертизой» ознакомились сотрудники экономического и финансового отделов Минкульта, они едва ли признали бы ее легитимной. В этом и парадокс — представитель Министерства культуры соглашается с расчетом, по существу опровергающим методику министерства. Не думаю, что министр культуры в курсе. Абсолютно волюнтаристская залихватская история.


Антон Гетьман

Антон Гетьман

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

Антон Гетьман

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

Антон Гетьман, генеральный директор Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко:

— Эксперт выбрал наиболее простой и очевидный метод оценки затрат, основанный на нормативах. Однако в данном случае приходится сказать, что очевидное — враг правильного. В качестве источника использованы нормативы Министерства культуры РФ, утвержденные приказом от 30 декабря 2015 года №3450, как «наиболее близкие к рассматриваемому периоду». Но ведь именно эти нормативы в свое время вызвали крайне негативную реакцию профессионального сообщества и, возможно, поэтому были отменены всего спустя год и четыре месяца после их утверждения.

Расчет этих нормативов, их экономическое, финансовое, научное или иное обоснование отсутствуют. По сути, они являются «рукотворными», искусственными административными инструментами, несовместимыми с практикой театрального дела.

В то же время вызывает недоумение, что эксперт с легкостью отказался от сравнительного метода оценки затрат, сославшись на отсутствие в открытых источниках достаточного массива сопоставимых с оригинальными мероприятиями данных, позволяющих провести статистически достоверное сравнение. Ежегодно Москва показывает сотни новых театральных премьер, концертов, кинопоказов, оригинальных творческих междисциплинарных проектов, перформансов, выставок. И если искать не идентичные проекты, что, конечно, невозможно, а именно сопоставимые по составу участников, организационной и финансовой структуре, схожие по техническим и технологическим параметрам и площадкам, то выбор для сравнения будет большим.

Для проведения такой экспертизы необходимо было бы провести оценку затрат мероприятий «Платформы» в ценах сегодняшнего дня. Затем, применив объективные маркеры рынка (курс рубля, базовая ставка ЦБ РФ, стоимость нефти, потребительской корзины и так далее), действовавшие тогда и сейчас, рассчитать коэффициенты, с помощью которых приблизиться к реальной стоимости мероприятий в те периоды, когда они готовились и проводились.

К сожалению, этого сделано не было.

Был применен формальный метод анализа, результат которого дискредитирует не только проект «Платформа» и его создателей.

Ведь бюджет проекта на стадии его утверждения проходил экспертизу специалистов в Министерстве культуры, Министерстве финансов, в правительстве. И после тщательного изучения был утвержден. Следуя выводам, сделанным Еленой Баженовой, все эти эксперты ошиблись, согласовав финансирование «Платформы» в размере, в два с половиной раза превышающем необходимый.


Ирина Золина

Ирина Золина

Фото: РИА Новости

Ирина Золина

Фото: РИА Новости

Ирина Золина, директор Электротеатра «Станиславский»:

— У нас, в Электротеатре, как это было и у «Платформы», много разножанровых постановок, есть современная опера, есть драматические спектакли, есть перформансы — и затраты на них всегда должны считаться по-разному. Опера, к примеру, гораздо более затратна, чем драматические постановки. Невозможно сделать то, что сделала эксперт Баженова в деле «Седьмой студии»,— просто взять один усредненный коэффициент и применить ко всем мероприятиям скопом. К тому же есть разница между производством спектакля и его прокатом, и здесь тоже нужно в каждом случае учитывать его особенности. Так, у «Платформы», к примеру, не было постоянного штата исполнителей, не было собственной техники, а это значит, что прокат — особенно музыкальных мероприятий — сразу же резко удорожается, потому что на все нужны разовые договоры, а технику нужно брать в аренду. Так что и здесь унифицированный подход совсем неприменим.

То, что эксперт применила один общий коэффициент ко всем мероприятиям «Платформы» (я уже не говорю о том, что несколько десятков она вообще не учла),— это либо от отсутствия практического театрального опыта, либо какой-то чисто формальный подход, который здесь просто неправомерен.

Геннадий Дадамян, у которого мы все учились, всегда говорил, что невозможно в театральной отчетности применять только количественный подход, он боролся за количественно-качественный подход, основанный на целом наборе критериев. Потому что иначе мы, к примеру, несмотря на то что у нас финансирование не только государственное и все сметы в наличии, в любой момент можем попасть в ситуацию, когда нам предъявят претензии: а почему у вас спектакль стоить столько-то, если вот по такому-то коэффициенту должно быть в два раза меньше. Это очень неудобная, непрактичная система оценки, которую любой проверяющий может вывернуть в свою пользу.

Экспертное сомнение

С чем дело «Седьмой студии» вышло на финальную стадию

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...