Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Мораторий не для всех

Включения в список пострадавших недостаточно для защиты от кредиторов

от

Вопрос о применении моратория на банкротство становится все более острым. Как выяснил “Ъ”, Четвертый арбитражный апелляционный суд решил, что отнесения компании к пострадавшим отраслям недостаточно для предоставления ей защиты от кредиторов. В результате апелляция отказалась приостановить взыскание приставами долгов с авиакомпании «Якутия», посчитав, что для применения мораторных привилегий в отношении должника должно быть возбуждено дело о банкротстве. Юристы с этим не согласны, подчеркивая, что цель моратория — предотвращение банкротства.


Как стало известно “Ъ”, Четвертый арбитражный апелляционный суд поставил под сомнение, что все должники из пострадавших отраслей заслуживают привилегий, которые предусматривает мораторий на банкротство, введенный правительством РФ с 4 апреля на полгода в связи с пандемией.

Мораторий не только запретил кредиторам банкротить должников из пострадавших отраслей, но и ограничил взыскание долгов.

В частности, в п. 3 ст. 9.1 закона о банкротстве говорится, что «исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория», приостанавливается. Гарантией для кредитора здесь служит то, что с имущества должника не снимаются аресты. Практика применения нормы только начинает формироваться, и суды пока не пришли к единому толкованию.

Апелляция высказала свою позицию в рамках спора о взыскании 223,6 млн руб. с АО «Авикомпания «Якутия»» по иску «Аэрокарго+». Иск был удовлетворен, решение суда вступило в силу, исполнительный лист выдан и передан приставам, которые возбудили исполнительное производство для принудительного взыскания этого долга. В марте авиакомпания обратилась в суд с просьбой о рассрочке по выплате долга до конца года. Но суд не успел ее рассмотреть, так как после введения правительством моратория перевозчик, отнесенный к наиболее пострадавшим от пандемии отраслям, решил воспользоваться новым инструментом.

«Якутия» обратилась в суд с ходатайством о приостановлении исполнительного производства по долгу перед «Аэрокарго+», ссылаясь на поправки о моратории. Арбитражный суд Республики Саха 9 апреля эту просьбу удовлетворил. «Аэрокарго+» не согласилось и подало апелляционную жалобу, считая, что мораторий относится лишь к требованиям кредиторов в рамках дел о банкротстве, а авиакомпания не является неплатежеспособной. «Якутия» настаивала на своем тяжелом финансовом положении и ссылалась на то, что регулярные пассажирские авиаперевозки отнесены к наиболее пострадавшим от пандемии.

В постановлении от 3 июня апелляционный суд указал, что правила моратория закреплены в законе о несостоятельности и, следовательно, распространяются лишь на тех должников, которые признаны банкротами или находятся на стадии предупреждения банкротства.

Угрозы банкротства «Якутии» суд не увидел и не принял документы перевозчика о долгах, посчитав, что они не доказывают превышение пассивов над активами. Обосновывая тезис о платежеспособности компании, апелляция сослалась на размер уставного капитала перевозчика в 2,63 млрд руб. и прибыль по итогам 2018 года в размере 1,076 млрд руб.

В заключение суд сделал неожиданный вывод, что «поскольку в отношении ответчика не введена процедура банкротства», на него не могут распространяться нормы о моратории, а «суд первой инстанции применил закон, не подлежащий применению». В результате апелляция отменила приостановление исполнительного производства, разрешив долг.

Опрошенные “Ъ” юристы категорически не согласны с тем, что привилегии моратория и, в частности, приостановление исполнительного производства применяется только к тем, в отношении кого возбуждено банкротное дело.

Председатель «Банкротного клуба» Олег Зайцев называет вывод суда «явно ошибочным»: «На самом деле смысл моратория в том, чтобы защитить должников от введения полноценной процедуры банкротства, заменив ее внесудебной реабилитационной процедурой в виде моратория». «Позиция суда апелляционной инстанции не может не вызывать удивление,— подтверждает управляющий партнер юрфирмы "Арбитраж.ру" Даниил Савченко.— В случае согласия с предложенным ограничительным толкованием самостоятельный смысл норм о моратории теряется вовсе, так как общие положения закона о банкротстве о последствиях введения наблюдения и конкурсного производства сами по себе предусматривают приостановление и прекращение исполнительного производства».

Партнер MGP Lawyers Денис Быканов полагает, что возникновение споров о применении моратория связано с «крайне небрежной формулировкой» правила о приостановлении исполнительного производства в отношении подмораторных должников, которая «допускает двоякое толкование». «С одной стороны, это правило включено не в закон, регулирующий исполнительное производство, где ему самое место, а в текст закона о несостоятельности, поэтому может возникнуть ощущение, что норма применяется только при процедурах банкротства. Вместе с тем при телеологическом толковании данной нормы очевидно, что она преследует своей целью защиту тех, кто наиболее пострадал в чрезвычайной ситуации и оказался неспособным удовлетворить требования кредиторов, то есть находится на грани банкротства. Апелляция это целевое толкование проигнорировала»,— поясняет господин Быканов. Он также напоминает, что закон о банкротстве содержит правила, которые применяются и до возбуждения дела, например обязанность директора компании-должника подать заявление о признании ее несостоятельной.

Однако в отношении того, должен ли суд проверять платежеспособность компании-должника для решения вопроса о распространении на нее моратория и правила о приостановлении исполнительного производства, мнения юристов расходятся.

«В соответствии с данной нормой суд вообще не вправе оценивать платежеспособность должника»,— считает Денис Быканов. По его мнению, здесь достаточно соответствия формальному критерию — включен или нет вид деятельности в перечень наиболее пострадавших от пандемии. Такого же мнения придерживается господин Савченко, считая, что «обстоятельства платежеспособности должника, его финансовой состоятельности для целей применения к нему положений о моратории на банкротство правового значения не имеют». «Платежеспособность компании проверяется судом совсем на другой стадии — на этапе принятия решения об обоснованности заявления о банкротстве и введении процедур несостоятельности. Здесь апелляционная инстанция явно вышла за пределы своей компетенции»,— полагает господин Быканов.

Олег Зайцев, напротив, считает, что такой аргумент имеет право на существование и «мораторий должен применяться только к неплатежеспособным должникам». Если же должник из пострадавшей отрасли переносит пандемию без финансовых затруднений, то он не должен получать мораторные привилегии, считает юрист. Впрочем, добавляет он, в случае с авиакомпанией, учитывая резкое снижение числа рейсов, вероятность сохранения платежеспособности невысока.

Арбитражная группа


Комментарии
Профиль пользователя