Коротко

Новости

Подробно

Фото: Людмила Савицкая / Север.Реалии

Слова взрывной силы

Начался процесс над журналисткой Светланой Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

В Пскове начался процесс над журналисткой Светланой Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма при оценке взрыва в здании УФСБ Архангельска в 2018 году. Одна из выступивших в процессе свидетельниц обвинения рассказала, что, прочитав выступление журналистки, нашла в нем «одобрительное отношение к архангельскому террористу». Госпожа Прокопьева вины не признает, ее защита настаивает на полном оправдании. В президентском Совете по правам человека (СПЧ) “Ъ” заявили, что дело политически мотивировано.


Второй гарнизонный военный суд в Пскове начал с допроса свидетелей обвинения по делу журналистки Светланы Прокопьевой, которая обвиняется в оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205 УК РФ). Госпожа Прокопьева, корреспондент «Радио Свобода» и «Эхо Москвы» в Псковской области, в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» 7 ноября 2018 года рассказала об обстоятельствах взрыва в УФСБ Архангельска, который устроил 17-летний Михаил Жлобицкий. 8 ноября информагентство «Псковская лента новостей» опубликовало текст выступления Светланы Прокопьевой под заголовком «Репрессии для государства». И радиоэфир, и его текстовый вариант позднее были удалены по требованию Роскомнадзора, а оба СМИ оштрафованы на общую сумму 350 тыс. руб.

Через год, 20 сентября 2019 года, госпоже Прокопьевой было предъявлено обвинение в оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205 УК РФ). Ей грозит до семи лет колонии.

В защиту госпожи Прокопьевой осенью прошлого года в Пскове и у администрации президента РФ в Москве прошли одиночные пикеты. Журналистку поддержали десятки деятелей культуры и политиков, в том числе писатель Дмитрий Быков, политик и правозащитник Лев Шлосберг, несколько членов СПЧ, журналистка Тина Канделаки, директор фонда «Русь сидящая» Ольга Романова и генсек Европейской федерации журналистов Рикардо Гутьеррес.

На заседании суда 16 июня, которое ранее откладывалось из-за пандемии COVID-19, начальник отдела управления Роскомнадзора по Псковской области Эдуард Кожохарь заявил суду, что «наизусть» выступления журналистки не помнит. Сотрудница псковского филиала ФГУП «Главный радиочастотный центр» Мирослава Степина, в свою очередь, пояснила, что оправдание терроризма заметила не она или коллеги, а автоматизированная система. «Я не эксперт, но у нас есть методические рекомендации по выявлению,— обратилась она к судьям.— Я читала статью, у меня сложилось впечатление, что там одобрительное отношение к архангельскому террористу».

Госпожа Прокопьева рассказала “Ъ”, что вину не признает и не понимает «процессуального значения показаний свидетелей обвинения».

Адвокат журналистки Татьяна Мартынова подтвердила позицию: «Показания свидетелей доказательного значения не имеют».

В действиях Светланы Прокопьевой следствие и эксперты пытаются найти «формирование представления о допустимости осуществления террористической деятельности», чего, на его взгляд, не было, заявил “Ъ” управляющий партнер «Коллегии медиаюристов» Федор Кравченко. «Суды не берут на себя ответственность и не выносят оправдательные приговоры по террористическим статьям, оставляя ответственность за доказывание вины в оправдании терроризма на следователях, а следователи перекладывают ее на экспертов,— говорит он.— К началу 2019 года было соотношение примерно 60 на 40 привлекаемых по 205-й статье: 60% — это пользователи ВК, а 40% — все остальные. Так вот, менее 10% от их общего числа составляли журналисты, но сейчас их доля растет».

Высказывания Светланы Прокопьевой проверялись трижды.

Эксперты заключали: теракт в Архангельске рассматривался журналисткой «как единственное возможное решение для привлечения внимания к проблемам в современной России», а также что он «не вызывал у автора негативного отношения, возмущения».

«В разъяснении пленума Верховного суда от 28 июня 2011 говорится, что следует искать умысел,— подчеркивает Федор Кравченко, отмечая, что законодательство четко не трактует понятие "оправдание терроризма".— В словах Прокопьевой о том, что после архангельского взрыва могут возникнуть новые теракты, очевиден ее умысел предотвратить подобные ситуации, а не наоборот».

Глава комиссии СПЧ по гражданским свободам Николай Сванидзе считает, что в преследовании Светланы Прокопьевой «много политики». Он заявил “Ъ”, что у президентского совета нет административных рычагов, чтобы вмешиваться в каждое резонансное дело: «СПЧ имеет только один рычаг — президент. И если он сам является сторонником закручивания гаек, совет ничего не может сделать. Ситуация в стране меняется, в том числе из-за политических причин и усиления влияния силовых структур. Дело Прокопьевой нельзя отделять от общей ситуации в стране».

Мария Старикова; Олег Дилимбетов, Марина Царева, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя