Коротко

Новости

Подробно

Фото: ТК "Северный город"

«Владимир Путин не готов поддержать жесткую схему»

Константин Симонов в эфире “Ъ FM”— о виновных в инциденте в Норильске

от

10 июня Росприроднадзор поручил провести проверку всех резервуаров ТЭЦ-3. Она должна завершиться до 9 августа. Но еще в прошлую пятницу после видеоконференции с Владимиром Путиным глава «Норникеля» Владимир Потанин заявил, что специалисты НТЭК уже начали проверку. При этом, по данным Ростехнадзора, топливный резервуар, из которого произошла утечка, с 2016 года находился на ремонте по решению администрации компании НТЭК. Из-за этого власти не могли его проверять. По данным ТАСС, резервуар по-прежнему находится на ремонте. В прямом эфире “Ъ FM” ситуацию прокомментировал директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.


— Складывается впечатление, что власти активно ищут виновных в этом инциденте только среди сотрудников самой ТЭЦ, но только ли они должны нести ответственность?

— Кто должен нести ответственность, — это все-таки не ко мне вопрос, но то, что в такого рода крупных историях есть два пути, это очевидно. Первый путь — объяснить, что «мелкие» люди, то, что у нас в грубой форме принято называть «стрелочниками», во всем виноваты, на ТЭЦ ряд сотрудников что-то там намудрили, и вся вина на них, то есть на нижнем звене. Второй путь, тоже понятный, когда эта ответственность поднимается все выше, выше и выше, и, как минимум, уже на уровне самого «Норильского никеля» начинают искать виноватых. Все зависит от того, какое желание будет на федеральном уровне, потому что мы знаем примеры и первого, и второго путей. Скажем, если возьмете аварию на нефтепроводе «Дружба», тоже, между прочим, скандал был федерального значения, пошли, безусловно, по первому пути. Там тоже задержали ряд ответственных, прошел год, до конца мы так и не знаем, что же там все-таки случилось, но на уровне «Транснефти» никаких кадровых решений принято не было. А история, скажем, с ЮКОСом, там хоть и не было аварии, но смысл был в том, что там были обвинения, вы сами знаете, что первое лицо компании отправилось в места не столь отдаленные, компанию потом изъяли. Поэтому сейчас, я думаю, как раз интрига заключается в том, насколько масштабными будут штрафные санкции, которые будут применяться к «Норильскому никелю», потому что изначально в этой истории, мне казалось, был вариант, что зацепятся за аварию, и начнется раскрутка, может быть даже с выходом на смену и собственников и акционеров. После телемоста с Путиным все-таки стало уже казаться, что президент не дает такой санкции, и скорее все пойдет по принципу относительно спокойных штрафов, естественно, ликвидации последствий аварии, но при этом, собственно, вся эта ликвидация окажется по карману «Норильскому никелю», которому не придется продавать какую-то крупную собственность. Если все пойдет по принципу относительно спокойному для компании, тогда логично, что следственные мероприятия будут ограничиваться сотрудниками непосредственно этой несчастной станции. Но я думаю, что там борьба продолжается, потому что мы видим, какой серьезный компромат на Радионову начинают публиковать, то есть эта история подогревается, в принципе, я думаю, что там были желающие склонить акционеров «Норильского никеля» к перераспределению собственности, и, думаю, эти желающие еще остались. Еще раз повторяю: Путин явно эту санкцию не дает. Без нее, конечно, рассчитывать на то, что столь крупный актив поменяет собственника, нельзя. Но то, что интрига пока еще сохраняется, — мы видим.

— То есть обещание Потанина, что он полностью возьмет на себя ликвидацию последствий, по вашей оценке, сыграло в пользу первой версии по развитию событий?

— Я думаю, тут вопрос не в том, что Потанин это сказал, и это склонило чашу весов в его пользу. Думаю, что Путин не готов был поддержать жесткую схему по отношению к «Норникелю», и это с учетом личных отношений Путина и Потанина позволило последнему это все разыграть, когда он сказал, что все ликвидируем. То есть главное было от первого лица получить санкцию на эту схему: да, вы виноваты, но если вы заплатите все штрафы, ликвидируете все последствия, мы не будем эту историю использовать для того, чтобы поменять структуру собственности предприятия.

— Ранее “Ъ” выяснил, что сама компания вовремя оповестила МЧС и местные власти об инциденте, хотя Владимира Путина возмутило именно то, что об инциденте стало известно только через два дня. На этом этапе имеет значение, кто и когда сообщил об этой аварии?

— Опять же эта история с тем, кто проинформировал, кто не проинформировал, мне кажется, как раз про то же самое. Очевидно, что была попытка использовать эту ситуацию для того, чтобы раскрутить скандал до космических высот и, в конечном счете, добиться изменений в структуре собственности компании. Поэтому началась история, что не сообщили, виноваты и так далее. Естественно, «Норильский никель» пытается в качестве своей защиты объяснить, что виноват не столько он, сколько, возможно, и федеральные власти, и последствия для себя минимизировать, эти нюансы, они важны. Они важны так же, как важно то, что публикуются негативные материалы на главу Роспотребнадзора, которой предстоит вынести решение о сумме штрафа. Все это часть этой большой игры вокруг «Норильского никеля», которая не завершена, хотя у компании, конечно, появилась козырная карта в виде спокойного отношения Путина, потому что, да, его это возмутило, но потом он фактически согласился со схемой, что «Норильский никель» платит и структура собственности не меняется.

Беседовал Олег Булгак


Комментарии
Профиль пользователя