Коротко

Новости

Подробно

Фото: Mascot / Getty Images

Краудлендинг перерос «песочницу»

Кризис и надзор ЦБ подстегнут спрос на P2B-кредитование

"Деньги". Приложение от , стр. 46

В условиях кризиса банки ужесточают условия кредитования бизнеса, предпринимателям приходится искать альтернативные источники финансирования. Одним из них может стать краудлендинг. К 1 июля все краудлендинговые платформы должны привести свою деятельность в соответствие с новым федеральным законом. По словам экспертов, это очистит рынок от недобросовестных игроков и повысит доверие к краудлендингу.


В роли банкиров


Краудлендинг (от англ. crowd — толпа, lending — предоставление займа, ссуды) — инструмент кредитования физическими лицами бизнес-проектов (P2B-кредитование) или частных лиц (P2P-кредитование). Краудлендинг является частью краудфинансирования — механизма коллективного привлечения инвестиций в различные проекты. В отличие от краудфандинга, при котором деньги вкладываются в проекты без цели извлечения инвестиционного дохода, и краудинвестинга (инвестирование в стартапы в обмен на долю в бизнесе или акции), краудлендинг похож на классическое кредитование, только в роли банкиров выступают физлица, которые дают ссуду заемщику на определенное время под проценты.



Активную роль в этом процессе играют специализированные краудлендинговые интернет-платформы. Заемщик отправляет на краудлендинговую платформу заявку на привлечение ссуды. Платформа проводит оценку заемщика: проверяется кредитная история, деловая репутация учредителей и руководителей компании, наличие судебных дел, анализируется финансовое состояние и т. д. (критерии оценки различаются в зависимости от стандартов конкретной платформы). Если заемщик успешно прошел проверку, его заявка размещается на платформе, где ее могут увидеть инвесторы. Многие краудлендинговые площадки составляют рейтинги надежности заемщиков: чем выше рейтинг, тем больше вероятность возврата ссуды. Как правило, платформы устанавливают и лимит финансирования на конкретного заемщика.

Инвесторы изучают заявку и принимают решение, какую сумму, под какой процент и на какой срок они готовы предоставить. Между инвесторами и заемщиком заключается договор, после чего краудлендинговая площадка отправляет средства инвесторов на счет клиента. При этом площадка удерживает комиссию (чаще всего с заемщика) — от 1% до 5–7% в зависимости от срока кредитования, уровня рискованности бизнеса и т. д.

В случае если заемщик задерживает платежи, платформа может начислять пени за каждый день просрочки, а если перестает платить вовсе — передает дело в суд. Степень включенности краудлендинговой платформы в процесс возврата средств «дефолтных» заемщиков зависит от условий конкретной площадки: в некоторых случаях платформа берет урегулирование таких вопросов на себя, иногда инвестору необходимо заниматься этим самостоятельно.

Дороже, но быстрее


По словам исполнительного директора Ассоциации операторов инвестиционных платформ Кирилла Косминского, в качестве заемщиков на краудлендинговых платформах чаще всего выступают представители малого бизнеса, которым по каким-либо причинам сложно получить кредит в банке. Например, частым поводом для отказа становится отсутствие залога. Займы на краудлендинговой платформе, как правило, дороже, чем банковские кредиты,— от 15% до 30% годовых, — а их средняя сумма составляет около 1 млн руб. По мнению представителей платформ, краудлендинг выигрывает в скорости и удобстве обслуживания. «На платформе JetLend решение по заявке обычно принимается за две минуты. Весь процесс проводится полностью онлайн, отсутствует привязка к какому-либо банку или открытию расчетного счета»,— рассказал CEO платформы JetLend Роман Хорошев. «Предпринимателям не нужно ждать месяцами поступления денег на счет,— добавляет СЕО платформы Fair Finance Инна Касьянова.— Например, вчера нам на платформу поступила заявка: компания просит 1,5 млн руб. на срок 120 дней под 23% годовых. Деньги будут собраны в течение 72 часов».

Сооснователь и GR-директор компании Money Friends Юрий Колесников считает, что краудлендинг может стать не только альтернативным источником финансирования бизнеса, но и хорошим маркетинговым инструментом для продвижения компании-заемщика на финансовом рынке.

Осторожно, высокие риски


Минимальная сумма для инвестирования на краудлендинговых платформах начинается в среднем от десяти тысяч рублей, выступить в качестве инвестора может себе позволить практически любой россиянин. Инвесторы краудлендинговых платформ, по словам Кирилла Косминского, делятся на две категории. Первая — инвесторы, которые вкладывают небольшие суммы, как правило, до 50 тыс. руб., чтобы просто попробовать новый для себя инструмент. Вторая категория — квалифицированные (по размеру активов) инвесторы, которые диверсифицируют свой портфель в краудлендинг под хорошую доходность с управляемыми рисками.

Доходность инвестиций в краудлендинге может достигать 20–25% годовых. Но инвестор-физлицо обязан уплатить НДФЛ в размере 13%. Есть риск, что компания, которой выдан заем, обанкротится и не сможет выполнить свои обязательства. Инвестиции через краудлендинговые площадки не страхуются, весь риск ложится на инвесторов. В пресс-службе ЦБ РФ подчеркнули, что инвестиции с помощью инвестиционных платформ — высокорискованные. «Вложение средств в компании на начальных стадиях развития может привести как к получению дохода выше рыночных уровней, так и к частичной или полной потере инвестируемых денежных средств»,— предупреждает регулятор. Поэтому эксперты рекомендуют инвесторам диверсифицировать вложения: вкладывать небольшие суммы в несколько проектов. Также среди мер «подстраховки» — короткий срок инвестирования, наиболее оптимальный период — около шести месяцев.

Представители платформ уверяют: даже в случае возможных потерь доходность инвестиций в краудлендинге превышает такие консервативные инструменты сбережений, как, например, депозиты или облигации. «В среднем до коронакризиса чистая доходность с учетом потерь по дефолтам и уплаты НДФЛ на платформе JetLend составила около 16%, что примерно в три раза больше депозита в банке»,— рассказал Роман Хорошев.

Набирая обороты


В западных странах краудлендинг обеспечивает существенный объем кредитования бизнеса. «Так, в Великобритании краудлендинг составляет порядка 15% рынка бизнес-займов, а в России пока менее 1%»,— говорит основатель проекта «Карма» Юрий Гугнин. В 2016 году, по данным ЦБ РФ, объем российского рынка краудфинансирования в целом составлял 6,2 млрд руб., в 2017 году он увеличился до 11,4 млрд руб., а в 2018 году — до 15,2 млрд руб. Согласно неполным данным ЦБ РФ по итогам обработки добровольной отчетности, общий объем рынка краудфинансирования в прошлом году составил немногим более 7 млрд руб. При этом основной объем сделок был заключен именно в сегменте краудлендинга для финансирования малого и среднего бизнеса, отмечают в Банке России. По данным Ассоциации операторов инвестиционных платформ, цифры за 2019 год могут быть больше — около 20 млрд руб. «Точные оценки пока отсутствуют: обязательная отчетность появится только в конце этого года»,— пояснил Кирилл Косминский.

По оценкам аналитика ГК «Финам» Леонида Делицына, до начала текущего года на рынке краудлендинга действовало более 30 компаний. Одни платформы специализируются на заемщиках с госконтрактами, другие – работают с микропредприятиями, проектами в сфере электронной коммерции, недвижимости и так далее. К краудлендингу стали присматриваться банки. Альфа-банк еще в 2015 году запустил онлайн-платформу «Поток», но в 2019 году часть доли в проекте была продана. В конце 2019 года Сбербанк создал платформу «СберКредо». «Банковским структурам надо дать ответ финтех-революции, поскольку она представляет для них реальную угрозу. Все, что имеет перспективы — а некоторые эксперты предрекают краудлендингу и краудфандингу рост до 1 трлн руб. в год,— попадает в поле интересов банков»,— комментирует Леонид Делицын.

Коронавирусный фактор


Пандемия коронавируса стала для рынка краудлендинга шоком, как и для экономики в целом. «Некоторые платформы полностью приостановили выдачи, некоторые снизили объемы на 80%,— рассказал Роман Хорошев.— В начале марта мы ужесточили контроль над рисками, коэффициент выдач (отношение регистраций к тем, кто получил средства) снизился с 3,1% до 1,3%. В конце марта приняли решение о полном прекращении новых выдач и рекомендовали инвесторам выводить средства, например, для инвестиций в сильно просевший в тот момент фондовый рынок. В конце мая, внимательно изучив обстановку, мы возобновили работу. Сейчас отбира максимально надежных заемщиков, бизнес которых не падает во время кризиса».

Кирилл Косминский отметил, что многие платформы реструктуризировали графики погашения, а также пересмотрели методики оценки проектов. Но в некоторых сегментах краудлендинга кризис оказался практически неощутим. «Мы в "Карме" не принимали экстренных мер по изменению скоринга, а лишь сфокусировались на выдаче займов под госконтракты. В России — госкапитализм, поэтому госзаказ — самый стабильный рынок»,— считает Юрий Гугнин. Массовых дефолтов заемщиков с начала кризиса тоже не произошло, в крайнем случае, как пояснил господин Гугнин, заемщики обращаются за реструктуризацией под более высокие ставки и на более длительные сроки.

Участники рынка считают, что кризис может стать хорошим стимулом для развития рынка краудлендинга. «В кризисное время получить кредит в банке малому бизнесу становится еще сложнее. Сейчас мы видим отток клиентов из банков, и это удобный момент, чтобы познакомить их с краудлендингом» — считает Инна Касьянова.

Новый уровень


Некоторое время краудлендинг в России развивался в «регуляторной песочнице»: с 2015 года Банк России ведет мониторинг рынка, но только 1 июля 2020 года вступит в силу федеральный закон №259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». По мнению экспертов, он очистит рынок от недобросовестных игроков. Так, если раньше не было никаких требований к собственному капиталу операторов инвестиционных платформ, то сейчас он должен составлять не менее 5 млн руб. Важно, как считает Инна Касьянова, что принято решение сформировать единый реестр операторов инвестиционных платформ Банка России, за которыми будет осуществляться прямой надзор регулятора. Теперь инвесторы и заемщики смогут проверить оператора, через которого привлекаются средства. В свою очередь, платформы будут обязаны проводить идентификацию инвесторов и заемщиков перед допуском на платформу. Также закон устанавливает лимит для инвестиций физлиц, не являющихся квалифицированными инвесторами, в размере 600 тыс. руб. в год. Что касается заемщиков, то они не смогут привлечь через инвестиционные платформы больше чем 1 млрд руб. ежегодно.

Еще одно важное нововведение, как отмечает Роман Хорошев,— это переход на использование номинального счета, средства на котором принадлежат исключительно инвесторам. Средства платформы и инвесторов будут полностью отделены друг от друга: платформа не имеет права и не обладает технической возможностью распоряжаться деньгами инвесторов иначе, кроме как для выдачи займов. По мнению основателя и гендиректора платформы «Пирс» Артема Мордвинкина, плюсом нового закона является также то, что краудлендинговые площадки могли бы участвовать в реализации госпрограмм по финансированию бизнеса. В целом новые правила существенно повышают издержки администрирования бизнеса для операторов платформ, но снижают риски для инвесторов, отмечает Юрий Колесников. По прогнозам Аналитического центра при правительстве РФ, рынок чистого краудлендинга может дойти до отметки в 11 млрд руб. к концу 2020 года, а среднегодовые темпы роста составят 9% в ближайшие несколько лет.

Наталья Горова


Комментарии
Профиль пользователя