Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Неверный расчет»

47-е заседание по делу «Седьмой студии»: Софья Апфельбаум заявила о неучтенных в новой экспертизе 157 млн руб.

от

В Мещанском суде Москвы 10 июня прошло 47-е заседание по делу «Седьмой студии», главный обвиняемый по которому — режиссер Кирилл Серебренников. Большую часть заседания адвокаты заявляли ходатайства об исключении из дела новой экспертизы, а подсудимая Софья Апфельбаум подробно проанализировала экспертную методику оценки мероприятий «Платформы» и сделала вывод, что эксперт не досчиталась 157 млн руб.


47-е заседание по делу «Седьмой студии». Главное

  • Подсудимая Софья Апфельбаум, заявляя ходатайство об исключении новой экспертизы из перечня доказательств по уголовному делу, сообщила, что эксперт Елена Баженова ошибочно оценивала мероприятия «Платформы». По словам Апфельбаум, которая во время «Платформы» работала в Минкульте РФ, в своих подсчетах Баженова не учла более 157 млн руб. Апфельбаум пояснила суду, что если неучтенную сумму 157,7 млн руб. прибавить к выведенной экспертом сумме 87,5 млн руб, тогда получится сумма 245,2 млн руб. — это больше общей суммы субсидий от Минкульта (216,5 млн руб.).
  • Защита представила суду тексты от 2011 и 2017 годов театроведа Ольги Королевой (Галаховой) — автора искусствоведческой части новой экспертизы. В текстах 2011 года она «более чем положительно», по словам адвоката Дмитрия Харитонова, оценивала деятельность «Платформы», а в тексте 2017 года (это было интервью) — крайне негативно. Ранее из-за высказываний в прессе судья отказала многим кандидатам со стороны защиты в привлечении в качестве экспертов, расценив их позицию как заинтересованную.
  • Судья Олеся Менделеева вызвала на допрос в суд эксперта Елену Баженову, а также подвергла приводу свидетеля Элеонору Филимонову, помощницу бухгалтера Нины Масляевой.
  • Следующее заседание, запланированное на 15 июня, станет, по решению судьи Олеси Менделеевой, последним заседанием по представлению доказательств со стороны защиты.

19:01. Затем судья удовлетворила ходатайство о вызове в суд следователей по делу.

Судья Менделеева заявила, что следующее заседание — последнее, когда защита сможет представить доказательства по делу.

По ее словам, у защиты было достаточно времени для этого.

Адвокат Харитонов попросил приобщить к делу справки о счетах Серебренникова с 2008 по 2018 годы — судья удовлетворила это ходатайство. По ряду сегодняшних ходатайств, как сказала судья, решение будет принято после допроса Баженовой. На этом заседание закончилось. Следующее состоится 15 июня в 14:00.

18:59. Обсуждается ходатайство Харитонова. Все защитники и подсудимые выступили за. Юристы Минкульта оставили разрешение ходатайства на усмотрение суда. Прокурор Михаил Резниченко заявил, что допрашивать Силюнаса и Андрейкину нет смысла, поскольку, по его мнению, их заинтересованность очевидна.

Судья удовлетворила ходатайство частично. Она решила вызвать в суд для допроса только эксперта Баженову. По словам судьи, главные вопросы в деле экономические, поэтому эксперт Королева, которая отвечала за искусствоведческую часть, на допрос вызываться не будет.

После адвокат Карпинская попросила вызвать на допрос Элеонору Филимонову, помощницу бухгалтера Нины Масляевой. Прокуратура поддержала ходатайство Карпинской. Прокурор Резниченко сказал, что удалось установить местонахождение Филимоновой, но она отказалась получать повестку, поэтому в ней расписалась ее дочь. В итоге суд постановил подвергнуть приводу свидетеля Филимонову.

18:35. Далее защитник Серебренникова перешел уже к самому тексту экспертизы, который написала Королева. В нем, по словам Харитонова, Королева вышла за отведенные ей как эксперту пределы.

«Допрос Королевой и Андрейкиной позволит разъяснить и понять имеющиеся противоречия»,— зачитал Харитонов.



Королева не сделала вывода о достижении «Платформой» тех целей, которые ставило государство, в то время как Силюнас такие выводы сделал, говорится в ходатайстве Харитонова. Для устранения противоречий, по словам адвоката, нужно допросить Королеву и Силюнаса.

Харитонов напомнил, что во второй экспертизе специалист Силюнас сделал вывод о том, что цели, поставленные государством, на «Платформе» были достигнуты, а эксперт Андрейкина оценила затраты на реализацию мероприятий в 300 млн руб.

После Харитонов перешел к заключению Баженовой. По его словам, Баженова не учла все мероприятия на «Платформе», и объяснить это технической ошибкой не получится, поскольку, как отметил адвокат, в ее заключении явно учтены не все мероприятия. Выводы Баженовой и Андрейкиной разнятся, поэтому необходим их допрос, сказал адвокат, заявляя ходатайство о вызове экспертов.

18:32. Адвокат Дмитрий Харитонов, защищающий Серебренникова, заявляет ходатайство о вызове экспертов Королевой и Баженовой для допроса. По словам Харитонова, экспертиза Баженовой и Королевой является непонятной и неконкретной, в ней есть противоречия с другими доказательствами по делу.

Зачитывая ходатайство, Харитонов обратил внимание, что судья назначила экспертизу в том числе по причине того, что в деле появились DVD-диски с бухгалтерией «Седьмой студии». При этом, отметил адвокат, в ходе проведения эксперты заявили, что один из дисков поврежден и его прочитать невозможно. В ответ на это, заявил адвокат, судья разрешила экспертам не учитывать информацию с этого диска.

Харитонов обратил внимание на то, что на нечитаемом диске была информация с компьютера бухгалтера Татьяны Жириковой, и сейчас защите не ясно, почему нельзя было вновь переписать эту информацию и отдать экспертам, и почему в ходе процесса этого по существу не обсуждалось.

Далее адвокат Харитонов обратил внимание на то, что из-за разрешения суда не использовать информацию с испорченного диска эксперты Баженова и Королева учитывали не все сведения.

Адвокат Харитонов говорит, что у защиты не было возможности задать вопросы эксперту Королевой, поскольку в суд она не явилась.

«Защита считает, что Королева скрыла свою заинтересованность в исходе дела»,— заявил Харитонов.



Он сообщил суду, что на сайте «РИА Новости» в 2011 году был опубликован текст Королевой об открытии «Платформы». После Харитонов частично процитировал еще один текст Королевой про «Платформу», но на этот раз в «Независимой газете». По словам Харитонова, все эти тексты «более чем положительно характеризуют "Платформу" и Серебренникова». Однако, отметил Харитонов, в 2017 году в «Национальной службе новостей» Королева, критикуя «Золотую маску», уже негативно высказывалась про Серебренникова.

18:01. Последнее заключение, которое зачитала Карпинская,— оценщика Строковой. Она приходит к заключению, что объем затрат на «Платформу» оценивается 264 млн руб., зачитала Карпинская. Судья приобщила документы к делу и сказала, что оценка этим заключениям специалистов будет дана при вынесении приговора.

18:01. «Организаторы имели ясное и точное понимание, как нужно было развивать современное искусство»,— говорится во втором в заключении Трубочкина. «Платформа», по его словам, выполнила указанные в соглашении задачи.

17:59. Заседание продолжилось. Судья дала возможность адвокату Карпинской зачитать выводы привлеченных ею специалистов для оценки работы экспертов Королевой и Баженовой. Карпинская начала с выводов Дмитрия Трубочкина. Искусствовед Трубочкин, в первую очередь, обратил внимание на неверную, по его словам, трактовку Королевой встречи Серебренникова с Медведевым. Далее Трубочкин, зачитала Карпинская, останавливается на мероприятиях «Платформы». Из его слов следует, что в них был «синтез искусств», и что выводы Королевой о его отсутствии неверны.

После Карпинская зачитала комментарии специалиста Никитиной по поводу экспертного заключения Баженовой. Начала Никитина с того, что Баженову нельзя было привлекать к работе по оценке, поскольку у нее нет нужной квалификации.

После Никитина указала, что Баженова не привела никаких сведений о работе экспертом, зато указала, что есть образование — инженера-электрика, зачитала Карпинская.

В какой-то момент судья остановила Карпинскую и удалила из зала двух человек за то, что те слишком высоко держали телефоны и их можно было заподозрить в ведении съемки.

Заключение Баженовой, продолжила чтение Карпинская, «недостоверно и необоснованно», следует из заключения Никитиной. Специалист отмечает, что Баженова насчитала всего 267 мероприятий на «Платформе», но не учла 20 мероприятий в 2011 году и еще ряд постановок в последние годы работы «Платформы».

Далее Карпинская зачитала заключение специалиста Рубинштейна по поводу выводов эксперта Баженовой. В выводах Рубинштейна говорится, что Баженова неверно рассчитала стоимость мероприятий, не отразила затраты по ряду статей, поэтому ее выводы некорректны. Затем Карпинская зачитала еще одно заключение Трубочкина — также по искусствоведческой части экспертизы, которую проводила Королева. Из второго заключения Трубочкина следует, что на «Платформе» создавались нужные в то время обществу проекты.

Трубочкин подробно останавливается на том, что происходило на «Платформе»: «"Платформа" с самого начала шла на риск эксперимента и смогла увлечь публику».

Трубочкин привел в пример ряд постановок, которые были созданы на «Платформе», а теперь идут в «Гоголь-центре», что говорит о востребованности найденных на «Платформе» форм, зачитала Карпинская.

16:43. Далее в ходатайстве Апфельбаум отметила, что эксперт Баженова вообще не учла 15 мероприятий, которые были на «Платформе» (лекций, дискуссий), в то время как суду о них рассказывалось и были показаны видеофрагменты с этих лекций.

В конце ходатайства Апфельбаум привела общую сумму мероприятий на «Платформе», которая сложилась бы, по ее мнению, в случае грамотного применения нужных нормативов — более 234,7 млн руб., «что превышает размеры бюджетного финансирования “Платформы”».

В конце чтения ходатайства Апфельбаум сказала, что эксперты допустили «ряд критических ошибок», поэтому, по ее мнению, экспертизу нужно считать недопустимым доказательством по делу.

Судья приобщила к делу ходатайство Повериновой и Апфельбаум, а также выводы специалистов из ходатайства Карпинской, после чего объявила перерыв в заседании на 15 минут.

16:28. Апфельбаум разобрала спектакли, затем музыкальные мероприятия, а после — и выставки на «Платформе», пояснила, по каким нормативам их нужно было обсчитывать, и разобрала расчеты Баженовой. «Перформансы оказываются мероприятиями малых форм в квадрате»,— раскритиковала Апфельбаум метод расчета.

«Оценка трех медиафестивалей на "Платформе" вызывает много вопросов. Норматив на такие мероприятия в министерстве не разрабатывался»,— говорит Апфельбаум.



Далее она поясняет, как нужно было обсчитывать эти медиафестивали и с какими мероприятиями сравнивать. При этом Апфельбаум говорит, что при оценке стоимости медиафестивалей эксперт Баженова не учла ряд проведенных мероприятий.

16:25. Далее Апфельбаум в ходатайстве подробно разобрала те коэффициенты, которые использовала эксперт Баженова. Апфельбаум подробно, со ссылками на нормативные документы и с примерами, пояснила, где именно, по ее мнению, некорректно провела подсчет Баженова. Здесь ее вновь остановила судья и потребовала от журналистов в зале убрать телефоны «из зоны видимости». «В отношении вашей коллеги уже протокол составляется»,— сказала судья Менделеева и добавила, что больше не будет делать замечаний, а сразу удалять из зала. После Апфельбаум продолжила зачитывать ходатайство.

16:24. Что касается заключения Баженовой, то оно основано на приказе Минкультуры, который не может быть использован при оценке мероприятий «Платформы», сказала Апфельбаум. Нормативы и коэффициенты были разработаны «для ограниченного круга организаций, в который “Седьмая студия” не входила», отметила Апфельбаум. Кроме того, по ее словам, эти нормативы и коэффициенты были отменены.

Далее Апфельбаум в ходатайстве перешла к разбору того, как вообще рассчитываются нормативы. Она назвала показатели, которые запрашивают в театрах, и отметила, что это показатели для федеральных театров. «Усреднение показателей и медианное значение в федеральных учреждениях относятся именно к федеральным учреждениям»,— говорит Апфельбаум, но «Платформа» никак не могла соотноситься с федеральным театром.

По словам Апфельбаум, если бы для «Седьмой студии» как для федерального учреждения это было бы сделано, то на основе не одного, как в экспертизе Баженовой, а нескольких коэффициентов.

В этот момент судья остановила Апфельбаум. «Что у нас происходит, пристав?» — обратилась судья к приставу.Тот пояснил, что кто-то в зале делает фотоснимки и выкладывает их в сеть. Судья попросила подняться одну из журналисток в зале. Она не сказала, из которого она издания, но отметила, что у нее есть аккредитация на съемку. «Но не в ходе судебного заседания! Покиньте зал!» — сказала судья. Девушка взяла рюкзак и вышла из зала. На вопрос пристава, составлять ли протокол, судья предпочла, чтобы этот вопрос решался с пресс-службой. После судья обратилась к слушателям, чтобы те не нарушали установленных ей правил присутствия на заседании — не снимать и не фотографировать во время процесса.

Далее Апфельбаум продолжила читать ту часть, где опровергался подход Баженовой оценки мероприятий «Платформы» по нормативам. «(Был произведен. — “Ъ”) вообще неверный расчет, который не соответствует методике, изложенной в положении. То, что сделала эксперт — это не соответствует алгоритму»,— сказала Апфельбаум. «Из получившейся суммы нужно было вычесть сумму дохода от платной деятельности»,— добавила Апфельбаум и сказала, что это, среди прочего, относится к федеральным театрам, чем «Платформа» не была.

16:04. В ходатайстве Апфельбаум сразу обратила внимание на выводы Королевой. Первым делом Апфельбаум отметила, что Королева неверно трактовала встречу Серебренникова с президентом Медведевым в 2011 году.

Режиссер, сказала Апфельбаум, лишь сказал, что в России не хватает проектов по современному искусству, не хватает центра, где велся бы поиск форм. Но он не предлагал проводить фестивали, отметила Апфельбаум, и сравнивать «Платформу» с фестивалями было некорректно. По словам Апфельбаум, в те годы «фестивали представляли все многообразие театральной жизни» и они «всегда поддерживаются из бюджета».

Апфельбаум сказала, что тезис Королевой о том, что фестивали практически не финансируются из бюджета «настолько вопиющий», что она просто не может не обратить внимания на это.

Апфельбаум назвала до 10 фестивалей, которые в том числе финансируются из бюджета. Далее Апфельбаум указала, что Королева некорректно сравнивала МХТ имени Чехова и «Платформу» на «Винзаводе».

«Никакой недостоверной информации Серебренников Медведеву не предоставлял. Сама встреча, инициированная администрацией президента, была по поддержке современного искусства»,— сказала Апфельбаум и привела цитату Медведева, где он просил деятелей искусства сказать, что государство должно делать для развития современного искусства.

По словам Апфельбаум, даже до встречи Серебренникова с Медведевым государство финансировало проекты в сфере современного искусства, но, как следует из встречи, этого было недостаточно, поэтому президент и спрашивал, как еще можно помочь. «Очевидно, что проект, предложенный Серебренниковым, получил поддержку, потому что он отвечал приоритетам государственной политики, а не потому что он ввел президента в заблуждение»,— сказала Апфельбаум.

Далее она перешла к тезисам Королевой уже по самой «Платформе». Вывод Королевой о том, что на «Платформе» не было синтеза в четырех направлениях искусства, сделан на двух спектаклях, а не на 15, показанных на «Платформе», что говорит о несостоятельности этого вывода, заявила Апфельбаум.

Подсудимая отметила, что в выводах Королевой есть слова о спектакле «(М)ученик», который вовсе не ставился на «Платформе».

Отсутствие итогового круглого стола по «Платформе» — это не компетенция организаторов, отвергла Апфельбаум еще один тезис Королевой.

15:58. Ходатайство Повериновой, так же как и Лысенко,— об исключении из дела новой экспертизы. Первый довод в пользу исключения в ходатайстве Повериновой — эксперт Баженова не учла всех мероприятий на «Платформе». Еще один довод — эксперт Королева не вызывалась в суд, не допрашивалась. По словам Повериновой, суд не указал, по каким критериям он отбирал экспертов, почему он не выбрал из тех 13 человек, которых представила защита. Поверинова заявила, что заключение Королевой — это прямая критика бывшего президента России Дмитрия Медведева и руководства Минкульта в те года, поскольку они одобрили запуск «Платформы».

Поверинова сказала, что заключение Королевой — это философская публицистика, а не экспертное заключение.

После адвокат Поверинова в своем ходатайстве перешла к анализу работы Баженовой. Адвокат отметила, что у Баженовой нет специального образования в области оценки.

Ходатайство Повериновой состоит из двух частей. Первую зачитала сама Поверинова, а для второй части дала слово своей подзащитной Софье Апфельбаум.

15:23. Далее адвокат Карпинская заявила ходатайство. При этом она просила дать ей возможность заявит ходатайство только после того, как это сделает адвокат Поверинова, но судья отказала.

Заявляя ходатайство, Карпинская отметила, что у нее есть два заключения специалистов на выводы экспертов Королевой и Баженовой и еще три ответа привлеченных ею специалистов на «шестой вопрос в экспертизе» (это вопрос о том, сколько стоили мероприятия «Платформы»).

Но только Карпинская начала заявлять ходатайство, ее прервала судья. Судья потребовала не читать все ходатайство полностью, а только по сути. Карпинская сказала, что по закону защите не может быть отказано в привлечении специалистов, если защита не является экспертом в той или иной сфере. Карпинская сказала, что привлекла специалистов — искусствоведа Дмитрия Трубочкина (он сделал два заключения), Александра Рубинштейна и оценщика, судебного эксперта Ксению Никитину. После судья спросила участников, согласны ли они с приобщением этих заключений к делу. Прокуратура попросила время на изучение этих заключений. Судья дала время прокурорам. Пока гособвинение изучало ходатайство Карпинской, судья попросила адвоката Поверинову заявить ее ходатайство.

15:07. Лысенко заявляет еще одно ходатайство — по сути это отвод новой экспертизы. Адвокат говорит, что эта экспертиза недостоверна, сделана «с нарушениями». Лысенко начал с того, что, со ссылками на письма Минкульта, напомнил: «Платформа» была инновационным проектом — «организация творческих акций на стыке четырех направлений искусства». Эксперт Королева, по словам Лысенко, в своем исследовании сделала «необоснованный вывод» о том, что принцип «синтеза искусств» был только в двух мероприятиях на «Платформе».

Далее Лысенко обратил внимание на выводы Королевой о том, что «Платформа» финансировалась «щедро». По словам Лысенко, этот вывод также неверен. Лысенко прошелся по тем фестивалям, которые приводила в пример Королева, сопоставляя с «Платформой». Лысенко заявил, что все названные Королевой фестивали финансировались не только из госбюджета, но и за счет спонсоров — адвокат перечислил их.

«Проводя исследование, эксперт явно вышла за пределы своей компетенции и привела неверные выводы»,— заявил Лысенко. На этом основани, по словам адвоката, экспертиза подлежит исключению.



После Лысенко перешел к анализу той части экспертизы, которую выполняла Елена Баженова, сотрудник МХАТ имени Горького.

Эксперт применила затратный метод — «по базовым нормативам», напомнил Лысенко. Далее Лысенко сказал, что Баженова провела расчеты на основе «алгоритма», но в приказе, на который она ссылается, такого алгоритма не приводится. Кроме того, по словам Лысенко, Баженова использовала базовые нормативы и коэффициенты, которые применимы к «малым театральным формам», но она не доказала, что все мероприятия на «Платформе», которые она оценивала, были «малыми театральными формами». Таким образом, по словам Лысенко, Баженова провела оценку мероприятий «Платформы» некорректно. Кроме того, отметил адвокат, Баженова использовала нормативы и коэффициенты, которые должны были применяться с 2017 года, а «Платформа» проводилась в 2011-2014 годах. Это, по словам адвоката, «является нарушением закона». Более того, отметил защитник, нормативы и коэффициенты на 2017 год, которые использовала Баженова, и вовсе были отменены. «Баженова внесла заведомо ложные, недостоверные сведения (в экспертизу. — “Ъ”). Заключение эксперта подлежит исключению»,— заявил Лысенко. В конце своего ходатайства Лысенко напомнил, что эксперт Королева и Баженова не были допрошены. «Прошу исключить из дела недопустимое доказательство — экспертизу»,— закончил свое выступление Лысенко.

Судья, которая, пока слушала Лысенко, помыла руки антисептиком, первым делом поставила на обсуждение не само ходатайство Лысенко, а вопрос о приобщении этого ходатайства. Никто не был против. Судья приобщила его к делу и добавила: «Данное ходатайство обсудим позже». После судья попросила подняться Итина и начала задавать ему вопросы о том, как были получены ювелирные изделия и прочие ценности, которые были изъяты при обыске у его тещи. Итин сказал, что часть была подарена, другая часть — заработана «в 90-е». «Представление доказательств со стороны защиты Итина закончено»,— заключила судья.

14:34. Адвокат Лысенко попросил приобщить документы, характеризующие личность Итина. Все участники не были против приобщения этих материалов. Судья Менделеева удовлетворила ходатайство Лысенко, приобщила материалы и бегло изучила их, называя участникам суть документов.

14:34. Примерно за час до начала заседания на сайте журнала «Театр» было опубликовано письмо в Мещанский суд под заголовком «Критики РФ выразили недоверие эксперту по делу “Седьмой студии” Галаховой». Ольга Королева (Галахова) была автором искусствоведческой части в новой экспертизе по делу «Седьмой студии». На прошлом заседании судья Менделеева зачитала письмо, в котором Королева просила суд защитить ее от травли и нападок в СМИ. Письмо против Королевой подписали 110 членов ассоциации театральных критиков.

14:32. Судья Олеся Менделеева — также в маске — начала заседание с проверки явки: на месте все, кроме второго адвоката Серебренникова Елены Орешниковой и второго юриста Минкульта Владимира Плаудина. Далее судья напомнила, что на прошлом заседании дал показания Итин, а его адвокат Юрий Лысенко заявил ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы. После она дала слово Лысенк — он попросил приобщить к делу копии удостоверений о представлении Итина к различным госнаградам и медалям.

14:31. Сегодня заседание проводится в большом зале №333. Участников и слушателей рассадили «с учетом социальной дистанции». Кирилл Серебренников — сегодня он в черном, в футболке с белой надписью «Урал» — выбрал место на второй скамье для слушателей, а Юрий Итин и вовсе сел чуть ли не на галерку. Все участники и слушатели в перчатках и масках.


Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

Роман Дорофеев, Ольга Лукьянова


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя