Белорусские горки

Ждать ли неожиданных поворотов от стартовавшей в стране президентской кампании?

Президентская гонка в Белоруссии в самом разгаре. И хотя в неожиданный финал мало кто верит, нельзя не признать: впервые за долгие годы она стартовала по неожиданному сценарию.

Иван Бобрик, Минск

Прошлые выборы президента в Белоруссии, прошедшие в 2015 году, выдались одними из самых спокойных и предсказуемых. То ли оттого, что за 5 лет до этого акция протеста несогласных с итогами выборов закончилась жестким разгоном и задержанием 600 с лишним человек. То ли свою роль сыграли события в соседской Украине, где смена власти привела к многочисленным жертвам и гражданской войне. Как бы то ни было, Александр Лукашенко одержал победу с рекордными для себя 83,49 процента, чему в 2015-м особо никто не противился.

Зато на сей раз ситуация стала развиваться не по обкатанной схеме еще до регистрации кандидатов: за президентское кресло (впервые, пожалуй) решили побороться представители бизнес-структур (экс-председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико и бывший директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало), тогда как прежде это были в основном представители оппозиционных партий. На следующем этапе — сбора подписей — новый сюрприз: возник блогер Сергей Тихановский, активность которого привнесла в компанию неведомую прежде живость. И все это на фоне уникальной эпидемиологической ситуации в Белоруссии, которую никто еще не отменял. Даже несмотря на то, что нынешний президент несколько месяцев пытался убедить весь мир: коронавирус — это лишь психоз, а не опасная болезнь.

Позиция Лукашенко по ситуации с коронавирусом, к слову, не сказалась серьезным образом на отношении белорусов к его персоне. Да, многие осудили президента за проведение военного парада на 9 Мая с трибунами на 11 тысяч зрителей. Были, конечно, и недовольные весьма радикальными высказываниями президента о методах лечения новой инфекции, а также пренебрежительными репликами в отношении заболевших, умерших и врачей. Однако в то же время люди замечали и другое: белорусы в отличие от жителей соседних стран не оказались запертыми в собственных квартирах, не потеряли рабочие места и не остались без денег. Для страны с не самой сильной экономикой все это крайне важно.

Первая тройка

20 мая Центризбирком Белоруссии зарегистрировал 15 инициативных групп претендентов в кандидаты. Среди желающих податься в президенты — народ разношерстный: от рок-музыканта до обычного пенсионера. Однако эксперты сразу выделили троих лидеров нынешней кампании. Собственно, их имена уже и были упомянуты в начале этих заметок.

Самый яркий (если оценивать уличный перформанс) — 41-летний блогер Сергей Тихановский. Этот предприниматель из Гомеля всего год назад завел YouTube-канал «Страна для жизни», на котором изначально публиковал интервью с белорусскими предпринимателями и политиками, а потом стал проводить стримы из разных городов страны. Популярность пришла после 15-суточного ареста, назначенного за участие в протестах против интеграции с Россией в декабре 2019-го. Тогда же Тихановский принял решение об участии в предвыборной гонке. Правда, документы задержанного блогера ЦИК не принял. Вместо него формально на выборы пошла жена — Светлана Тихановская, но организацией пикетов и выступлениями на них занимался и занимается все же Сергей.

Сам Тихановский с самого начала подчеркивал (этой линии придерживается и сейчас), что в президентское кресло не метят ни он, ни его жена. Задача их команды — «дать слово людям, позволить высказать свой протест против власти». Блогер не скрывает: цель — собрать как можно больше подписей за супругу. А выборы для него скорее возможность «официально, легально проводить митинги, пикеты по стране, общаться с людьми».

Что, собственно, пока удается. Кампания под лозунгом «Стоп, таракан!» (аналогию прочитывают) собирает сотни и даже тысячи людей на улицах и площадях во многих городах Белоруссии.

Приверженцы Тихановского не просто ставят подписи, но и общаются на камеру с блогером, где, как правило, высказывают недовольство действующим президентом. Многие приносят на встречи символические тапки, намекая на то, что таракана следует «прихлопнуть».

29 мая на пикете в Гродно Сергея Тихановского и около 10 человек из его команды задержали. Очевидцы говорят о провокации, правоохранители — о нападении на сотрудников милиции. Так или иначе, было возбуждено уголовное дело о насилии в отношении сотрудников органов внутренних дел. Спустя несколько дней после инцидента на даче Тихановского прошел обыск (точнее, их было три, во время последнего в доме были обнаружены 900 тысяч долларов). Но это не остановило сбор подписей в поддержку жены блогера.

Сама Светлана перед публикой практически не выступает. Интервью стала давать лишь тогда, когда мужа задержали.

— Я даже не знаю, нужно голосовать или нет. Может, Сергей мне в письме напишет, что делать. Или соратники Сергея решат поддержать другого кандидата. Я хочу снова стать просто женой и мамой и надеюсь, что мне не придется принимать ответственные решения,— призналась Тихановская журналистам.

При этом в прошлый четверг она открыто обратилась к координаторам и членам своей инициативной группы с просьбой не проводить пикеты по сбору подписей 12–14 июня в столице и областных городах «в связи с тем, что происходят задержания, наказывают "сутками", штрафами, происходят провокационные действия…».

Полная противоположность «шумному» Тихановскому — Виктор Бабарико. В мае этот претендент ушел с поста председателя правления Белгазпромбанка, который занимал 20 лет.

Бывший председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико собрал подписи одним из первых

Бывший председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико собрал подписи одним из первых

Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Бывший председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико собрал подписи одним из первых

Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

— Я верю в ограниченность любой неэффективной системы, а самое главное, я очень боюсь, что это последний шанс хоть каких-то выборов в независимой Беларуси,— так анонсировал бывший банкир свое намерение баллотироваться в президенты.— Я посчитал недопустимым жалеть о том, что не попытался что-то изменить, оправдывая себя тем, что изменить нельзя ничего.

Хотя он не собирает толпы у свои агитпалаток и демонстрирует поразительное спокойствие на публике, у Бабарико самая большая инициативная группа — почти 9 тысяч человек. Похоже, такое массовое выражение симпатий Лукашенко раздражает. Глава государства то и дело пытается зацепить Бабарико в своих выступлениях: «Где деньги держит, которые мошенническим образом получил в Беларуси?» Или: «Этому банкиру впору подумать, где он будет работать после выборов». На выпады экс-банкир дипломатично не ведется. Но при этом жалобу в ЦИК о нарушении Александром Григорьевичем законодательства в рамках избирательной кампании подать пробовал. Безуспешно. И без последствий не обошлось: 11 июня в головном офисе банка, где работал Виктор Бабарико, а также в компаниях, где работают его друзья и бывшие коллеги, прошли обыски. Департамент финансовых расследований Госконтроля Белоруссии возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 243 «Уклонение от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере» и по ч. 2 ст. 235 «Легализация средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере». Впрочем, к самому претенденту в кандидаты претензий у правоохранителей нет. В народе, правда, интересуются: нет или пока нет? А Бабарико комментирует: «Все люди, которых сейчас вызывают и опрашивают, являются невиновными. Их виновность устанавливает только суд. Это люди, которые вовлечены в процесс. Да, процесс странный, вероятно, он продиктован политическими мотивами. Если это так, то это классическое злоупотребление служебным положением одним из кандидатов в кандидаты, хотя юридическую оценку должен давать не я. Действия пока не носят репрессивного характера. Но можно подозревать, что это имеет политическую окраску…»

Валерий Цепкало когда-то был помощником Лукашенко, теперь — прямой конкурент

Валерий Цепкало когда-то был помощником Лукашенко, теперь — прямой конкурент

Фото: Алексеев Андрей / PhotoXPress.ru

Валерий Цепкало когда-то был помощником Лукашенко, теперь — прямой конкурент

Фото: Алексеев Андрей / PhotoXPress.ru

Наконец, третий лидер среди претендентов — Валерий Цепкало. Один из наиболее опытных в обойме кандидатов. В 1994-м был одним из руководителей предвыборного штаба Лукашенко, после его победы стал замминистра иностранных дел, 5 лет провел в США в качестве чрезвычайного и полномочного посла, а по возвращении на родину был назначен руководителем Парка высоких технологий (белорусский аналог Кремниевой долины). Цепкало возглавлял ПВТ на протяжении 12 лет, но в 2017-м его сняли с должности. Кто-то видит в его решении баллотироваться в президенты налет обиды на Лукашенко.

Сам глава государства, говоря о своем бывшем помощнике, выдает загадки и использует метафоры из мира животных.

— Он (Валерий Цепкало.— «О») рассказывает, что я его бабушке понравился, потому что знал, сколько свиноматка может родить поросят. Встает вопрос: а тебе-то я чем тогда понравился? Почему ты от Шушкевича прибежал ко мне, на коленях просился? — эмоционально восклицает Александр Лукашенко.— И потом, он просто не понимает, ведь количество рожденных поросят и их качество не зависит от свиноматки, вот министр сельского хозяйства знает. Это еще зависит от хряка. И если будет такой хряк, как этот человек, то мертворожденные будут поросята, и то немного…

Спорить на таком поле, согласитесь, кому угодно будет не просто. Цепкало и не спорит. Что, надо полагать, ситуацию «усугубляет»…

Доверие авансом

На фоне всей этой предвыборной суматохи случились серьезные перемены в белорусском правительстве, которых именно в этот момент никто не ждал. Обычно Александр Григорьевич брался за перестановку кадров спустя несколько месяцев после переизбрания, но в этом году отошел от традиции.

4 июня новым премьер-министром был назначен Роман Головченко, который до того занимал пост председателя Государственного военно-промышленного комитета. Его первым вице-премьером — Николай Снопков, отправленный в начале года послом в Китай, но так и не успевший приступить к обязанностям из-за пандемии. Ранее он был замглавы Администрации президента и министром экономики. Еще один новый вице-премьер, Александр Субботин, последний год трудился помощником президента — инспектором по Могилевской области, хотя карьеру делал в Витебской госакадемии ветеринарной медицины. Кроме того, были назначены новые министры — информации (Игорь Луцкий), ЖКХ (Андрей Хмель), промышленности (Петр Пархомчик) и архитектуры и строительства (Руслан Пархамович).

Политологи, увидев списки назначенцев, принялись рассуждать, для чего белорусскому лидеру понадобилось менять состав правительства за два месяца до выборов. Одни полагают, что он пытается создать иллюзию перемен в стране без смены президента. Другие отмечают, что в последнее время у Лукашенко были напряженные отношения с экс-премьером Сергеем Румасом, который к тому же некогда входил в совет директоров того самого Белгазпромбанка, где председателем правления был Виктор Бабарико.

Сам же глава государства логику своего выбора объяснил так: «Спасти страну и выйти из этого положения мы можем только благодаря своей дисциплине, сжав зубы, благодаря сдержанности и направлению всего народа на решение проблем». Поэтому премьер-министром и стал бывший глава военпрома — человек в любом случае дисциплинированный. Он поблагодарил Лукашенко за «доверие авансом» и назвал состав правительства «абсолютно боеспособным».

Есть ли основания считать этот кабинет «непредсказуемым по составу»? Это как посмотреть. Вот, к примеру, ракурс, с которого назначения точно были ожидаемыми: начиная с 1994-го в верхушке белорусского правительства были исключительно выходцы из Могилевской, Гомельской, Витебской и Минской областей. Даже уроженцы Москвы и Татарстана были. Но, что примечательно, ни одного из Гродненщины и Брестчины. Может, просто совпадение, а может, не доверяет…

Голоса в Сети

Окончательный список кандидатов в президенты белорусы узнают лишь к середине июля. Однако негосударственные СМИ и Telegram-каналы еще в мае решили выяснить, за кого из потенциальных претендентов были бы готовы проголосовать их читатели. Оно и понятно, учитывая то, с какой частотой случаются «странные недоразумения» то на пикетах, то в штабах, то на бывших местах работы кандидатов в кандидаты.

Одним из первых результаты выдал сайт «Наша ніва»: из 7,5 тысячи человек 46 процентов предпочли бы видеть в качестве будущего президента Виктора Бабарико, 15 процентов — Сергея Тихановского (хоть он и не принимает участия в предвыборной гонке), 8 процентов — Валерия Цепкало. Александру Лукашенко досталось всего 3 процента голосов.

Цифры из этого опроса мигом разлетелись по интернету с формулировкой: текущий рейтинг Лукашенко — 3 процента. Это забавно, поскольку и сами авторы опроса, публикуя результаты, подчеркивали: их работа не является социальным исследованием.

Но зарубежные коллеги, перепечатывая информацию, насчет формулировок особо не заморачивались: называли цифры то «народным мнением», то соцопросом. Короче, «волна пошла», и не прошло и пары дней, как в соцсетях появился мем «Саша три процента» (а еще смешные картинки в Instagram, шутки в Twitter и стикеры в мессенджерах).

Затем свой опрос провели на крупнейшем белорусском медиапортале Tut.by, собрав мнение чуть больше 70 тысяч человек. Лидером по количеству голосов и тут стал Виктор Бабарико (почти 56 процентов), второй — Валерий Цепкало с 15 процентами, тройку замкнула жена Тихановского (12,7). За Лукашенко проголосовали лишь 6 процентов опрошенных. Можно ли опираться на эту выборку?

Разобраться в том, сколь серьезно можно относиться к подобным цифрам, поручили государственному информагентству БелТА. Оно собрало за экспертным столом всех видных социологов Белоруссии. Не обошлось без скандала: корреспонденты информагентства выдали заметку, где директор Института социологии Национальной академии наук Геннадий Коршунов якобы призывает «организаторов онлайн-опросов по тематике президентских выборов задуматься как по поводу того, во что в итоге выливается их "социология", так и по поводу правомерности своих действий», а сам ученый на своей странице в Facebook поспешил заверить, что такого не говорил, и потребовал опровержения. По словам Коршунова, есть существенная разница между опросами общественного мнения и социологическими исследованиями. Проведение последних в Белоруссии регулируется на законодательном уровне, для этого организация, проводящая их, должна иметь специальную аккредитацию.

Исследований такого рода, короче, пока нет…

Шоу должно продолжаться

Сбор подписей формально продлится до 19 июня. Однако некоторые из претендентов уже объявили, что заручились поддержкой необходимого числа сограждан. Так, по словам Виктора Бабарико, у него 285 тысяч подписей, у Валерия Цепкало — 120 тысяч. Примерно столько же у Светланы Тихановской.

Что касается действующего президента, то едва потенциальные конкуренты заговорили о преодолении рубежа в 100 тысяч подписей (именно столько нужно для выдвижения), как руководитель его инициативной группы, председатель Федерации профсоюзов Белоруссии Михаил Орда, заявил, что за выдвижение Александра Григорьевича удалось собрать уже больше миллиона подписей. Без единого пикета, громких лозунгов и очередей под дождем. «Мы на этой избирательной кампании делаем упор по сбору подписей в трудовых коллективах и по месту жительства»,— сказал Орда, как будто объясняя, почему выдвижение Лукашенко не столь зрелищное.

При этом нет никаких сомнений в том, что реальные подписи за президента народ ставит. Может, не миллион, но все равно больше, чем за остальных. Тем более что сразу же после старта во всех госучреждениях (от школ до больниц) и на предприятиях (которые в Белоруссии в основном тоже государственные) появились активисты, взявшиеся помогать Лукашенко в очередном выдвижении. Кто-то назовет такую кампанию добровольно-принудительной, но факта это не отменяет: за ней — реальные люди, и они собирают реальные подписи.

А первый пикет за Александра Лукашенко состоялся неделю назад. У одного из торговых центров Минска поставили сразу несколько палаток для сбора подписей. Толпа собралась приличная.

Вот только бдительные прохожие засняли на камеры, что людей к палаткам централизованно свозили в обозначенное время. По расписанию прибыли и съемочные группы гостелеканалов. А потом народ у пикета рассеялся.

Со стороны подобные спектакли, несомненно, выглядят жалко. Но это не исключает того, что нынешнего президента все равно поддерживает большее количество белорусов. Из опасения перемен, потому что не видит альтернативы или даже под угрозой не продления рабочего контракта — не столь важно. Факт: голосовать за него снова пойдут.

Именно поэтому стратегия «Против Лукашенко», которую так напористо продвигает Тихановский, скорее всего, обречена. Для того чтобы сменилась власть, недостаточно одного лишь недовольства. Должен быть еще и человек, способный предложить что-то взамен. По силам ли эта роль Виктору Бабарико или Валерию Цепкало? Несмотря на наличие любопытного бэкграунда и неплохих инициативных команд, оба для населения страны в целом люди, «появившиеся перед самыми выборами». А белорусы точно не та нация, которая готова рискнуть в последний момент.

«Я не диктатор — это 100%»

Противоречивые мысли и взгляды президента Белоруссии Александра Лукашенко

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...