Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Если мы хотим раскачать экономику, то понятный путь — это строительство»

Президент Crocus Group Араз Агаларов — в интервью “Ъ FM”

от

Суммы в 5 трлн руб. недостаточно для восстановления российской экономики. Об этом президент Crocus Group Араз Агаларов заявил в интервью политическому обозревателю Дмитрию Дризе в рамках первого экономического форума “Ъ FM”. По мнению Агаларова, потери от коронакризиса можно компенсировать, если увеличить финансирование строительной отрасли и нарастить объемы проектов.


— Хотелось бы услышать вашу оценку ситуации в экономике страны, в бизнесе. Сейчас многие обсуждают, как помогать компаниям, куда идти, есть ли жизнь после пандемии.

— Самая главная проблема всего российского бизнеса в том, что любое предприятие, любая бизнес-структура закредитована. И поэтому нужны переговоры с банками для того, чтобы можно было эти кварталы( второй, третий, частично четвертый) с последнего года — потому что непонятно, как будет развиваться внутренний рынок — просто перенести на последующие годы. Конечно, было бы идеально, если бы государство вынесло какое-то решение о том, чтобы эти долги были аннулированы, списаны. Перенос — это тоже неплохая идея. Если она будет реализована, то больших проблем, с учетом того, что в скором будущем все откроется, я не вижу.

— Как себя чувствует лично ваш бизнес?

— У нас бизнес выстроен на торговых центрах. И они, и выставочная индустрия — все это было остановлено, причем все сразу. Поэтому, естественно, никакой доходной части у нас, по сути дела, нет, кроме системы магазина «Твой дом», но это 10-15% или, может быть, 20% нашего бизнеса, поэтому за счет нее обеспечить все остальные структуры и компенсировать все затраты невозможно. Весь этот период мы, условно говоря, поджирали тот жирок, который у нас был, то есть худели. Ничего страшного. Когда все откроется, я думаю, нарастим то, что было. Паники у нас нет.

— В СМИ обсуждали больницу в «Крокус Экспо», мол, вы получили этот заказ, он вам помог. Как вы сами оцениваете все эти разговоры вокруг комплекса, его работу?

— Больницу мы построили по поручению губернатора Московской области. Перед майскими праздниками поступил звонок — нужно построить больницу на 1040 мест, где-то 120 реанимационных. Мы сделали достаточно полноценный инфекционный корпус со своей системой обеззараживания воздуха, инженерным обеспечением и так далее. Потом в связи с тем, что она была достаточно востребована, то есть через больницу прошло более 600 человек, и половина этих больных уже выздоровела, поступило поручение построить еще один корпус — мы это сделали.

Что касается арендной платы, мы ее уменьшили по сравнению с нашими регулярными выставочными ценами почти в четыре раза.



Мы с губернатором Московской области в нормальных деловых отношениях, он просто поручил, я это понимаю чисто по-человечески, что большой поток больных, область не справляется, то есть надо построить хорошую инфекционную больницу. Мы ее построили, одну, потом рядом построили во втором корпусе вторую. Первая больница заполнена сегодня где-то на 30-35%. Второй корпус закончен, рассчитан на 1100 койко-мест, и по мере необходимости он будет задействован. Мировая практика показала, что и в Милане, Швейцарии, Германии, даже в Америке во всех выставочных центрах эти больницы были построены. Но там не было инженерного обеспечения в палатах, санузлов, поэтому они были не очень востребованы. А у нас полноценная больница с реанимационным отделением на 120 коек, с процедурными помещениями, где люди могут принимать ванны, делать разные процедуры, ингаляции и так далее — все это было построено. Даже КТ установлено, то есть внутри выставочного центра компьютерная томография работает. Это все достаточно сложно.

В прессе, я знаю, обсуждается, что мы разбогатели на этой больнице очень сильно.

— Да, это острая тема.

— На самом деле, цифры, которые называются за каждый корпус — 1,1 млрд, не соответствуют действительности. Сумма будет меньше, она будет определена экспертизой в соответствии с понесенными затратами, и в этих деньгах заложена еще и арендная плата. Здесь все будет абсолютно прозрачно и понятно и представлено на суд общественности, то есть секретов никаких быть не может.

— Что касается будущего это проекта, какие на него планы? Больница закроется или будет перенесена в какое-то другое место?

— Я думаю, было бы логично ее свернуть, так как она укомплектована, и, условно говоря, положить куда-то на хранение. Тогда, если появится вторая волна [COVID-19] или какая-то другая, не дай бог, вирусная или бактериальная инфекция, у нас была бы возможность в рамках госрезервирования быстро развернуть на 2 тыс. койко-мест такую инфекционную больницу. Я думаю, это хорошая история, если бы она была как-то сохранена .

— Можно ли делать какие-то прогнозы о том, когда откроется выставочный центр «Крокус Экспо»? Это же выставочный бизнес — колоссальные деньги. Вы теряете на этом?

— Мы все свои выставки перенесли, первые должны начаться 8 августа. Если мы до этого времени не освободим, так сказать, от инфекционной части больницы наши выставочные павильоны, то у нас будут огромные штрафы от международных выставочных компаний. На этот период мы тоже будем платить какие-то неустойки. А вот о каких цифрах речь будет идти в августе, я даже боюсь говорить, если мы не сможем провести выставку.

— Миллионы, миллиарды?

— Да, миллиарды.

— Сейчас создается какая-то неопределенность: вирус вроде ушел, а вроде и нет. Вы прогнозируете проблемы, которые могут возникнуть в связи со второй волной пандемии? Или придется привыкнуть жить в новых условиях постоянных рисков?

— Человек такое существо, что он ко всему привыкает. Мы научились жить, когда есть вероятность заразиться в общественном транспорте, в такси или в общественном месте. Мы к этому постепенно привыкли, научились — соблюдаем масочный режим, социальную дистанцию, меры предосторожности и так далее. Я думаю, общая такая образованность, вирусно-бактериальная, приведет к тому, что не только этот вирус, но и другие заболевания в процентном отношении уменьшатся. Когда мы говорим о второй волне, есть такое понятие, как коллективный иммунитет. Понятно, что сегодня многие заболевает, но смертность все-таки уменьшается, потому что люди все-таки немножко научились предвосхищать это заболевание. Даже если будет вторая волна, она будет слабее и не приведет к таким карантинным мерам, которые были приняты сейчас.

— Если говорить о мерах, принимаемых правительством, они достаточны? Что бы хотели услышать лично вы касательно бизнеса?

— Когда мы говорим об экономическом развитии страны, в первую очередь мы должны понимать, что все экономические кризисы преодолевались с помощью строительной индустрии. Если мы хотим как-то раскачать экономику, то понятный путь один — это строительство. У него есть одно огромное преимущество.

Если вы выделяете на строительство 10 трлн руб., то мы должны понимать, что 2 трлн руб. сразу попадают в бюджет — это НДС. И что касается заработных плат, которые от любого строительного контракта составляют порядка 30%, там 43% с этих 30% тоже попадает в бюджет.



То есть, грубо говоря, с 10 трлн руб. 3 трлн руб. вернется в бюджет в виде налогов. Поэтому чем больше у нас будет выделено денег на строительство и чем проще будут процедуры начала строительной эпопеи, связанные с экспертизой, подписанием контракта, тем выше будет оборачиваемость денег.

Сегодня скорость подготовительных процедур соразмерна со скоростью строительства, то есть все эти проекты, экспертизы занимают приблизительно те же два-три года, как и весь процесс. Это надо минимизировать. Если мы это научимся делать, начнем активно вкладываться в строительную индустрию, я думаю, с учетом того, что в нацпроектах есть 5 трлн руб., если эту сумму увеличить, а ее надо увеличить, то мы можем, так сказать, потери в ВВП, к которым привел этот пандемический кризис и снижение мировой цены на нефть, как-то компенсировать наращиванием этих строительных проектов и мощностей, которые у нас в стране, слава богу, еще есть, сохранились.

— А что будет с малым бизнесом? Потому что строительство, может, и выживет. Можно ли то же самое сказать о мелких и средних предприятиях?

— Это все взаимосвязанные вещи. Нужно рассмотреть мировой опыт, возьмем, например, Дубай. Там есть огромное количество малых и средних предприятий, парикмахерских, ресторанов и так далее. Но вы должны вспомнить период, когда половина всех строительных мощностей была сосредоточена в Дубае — за 20 лет был построен новый город. И как раз вокруг этой индустрии сформировалось огромное количество малых предприятий, обеспечивающих и обслуживающих ее. Это и такси, и грузоперевозки, и хранение, и бетонные, асфальтовые заводы, и парикмахерские, и рестораны, и столовые, и массажные. Нужно понимать, как еще говорили классики марксизма-ленинизма, где здесь центральное звено. Если вы его тянете, то оно за собой будет тащить все остальное.

Я не говорю, что не надо поддерживать все малые и средние предприятия. Но, к примеру, когда вы строите 100 млн кв. м жилья — это огромные деньги, которые связаны и с самим строительством, и с инфраструктурой, и с инженерным обеспечением (подводка газа, электричества, воды и так далее) — вокруг этого вырастают города. А в городе есть все, естественно. Малый и средний бизнес в этих помещениях возникнет независимо, как говорится, по объективным причинам. То есть понятно, что если в доме живут люди, в нем обязательно будет и магазин, и парикмахерская, и аптека, и сберкасса, и почта.

— Какой вы можете дать прогноз по развитию ситуации с вирусом и экономикой в целом?

— В 2021 году мы приблизимся к уровню 2019 года. Понятно, что в этом году было большое падение, и оно продолжается. Но оно будет, как мне кажется, все-таки все под каким-то определенным контролем. Сегодня у нас дееспособное правительство, и поэтому каких-то провалов и безысходности я не вижу. Мы сейчас из этого кризиса выскочим и медленно, но верно начнем наращивать экономику и возвращаться к тому, что было, и по возможности двигаться и дальше.

Комментарии
Профиль пользователя