Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Документ бомбической силы

Кремль объяснил, при каких условиях применят ядерное оружие

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Президент РФ Владимир Путин во вторник утвердил «Основы государственной политики в области ядерного сдерживания». Документ впервые выложили в открытый доступ. «Основы» во многом перекликаются с действующей военной доктриной 2014 года, но содержат ряд новых вводных: так, в них перечислены дополнительные факторы, которые могут повлиять на принятие российским руководством решения о применении ядерного оружия. Между тем, «Основы» содержат ряд формулировок, которые могут быть интерпретированы на Западе как подтверждение наличия у России концепции, от которой ее официальные лица упорно открещивались.


Неприкрытая сдержанность


Обновленную по сравнению с 2010 годом версию «Основ государственной политики в области ядерного сдерживания» впервые сделали публичной. Ранее подобные документы имели гриф секретности и не выкладывались в открытый доступ. В «Основах» подчеркивается, что госполитика России в области ядерного сдерживания носит «оборонительный характер». «Россия рассматривает ядерное оружие исключительно как средство сдерживания, применение которого является крайней вынужденной мерой, и предпринимает все необходимые усилия для уменьшения ядерной угрозы и недопущения обострения межгосударственных отношений, способного спровоцировать военные конфликты, в том числе ядерные»,— сказано в документе.

В «Основах» содержится список действий «потенциального противника», для «нейтрализации» которых осуществляется ядерное сдерживание.

  • Во-первых, это «наращивание на сопредельных с РФ и ее союзниками территориях и в прилегающих морских акваториях группировок сил общего назначения, в составе которых находятся средства доставки ядерного оружия».
  • Во-вторых, «развертывание государствами, которые рассматривают РФ в качестве потенциального противника, систем и средств противоракетной обороны, крылатых и баллистических ракет средней и меньшей дальности, высокоточного неядерного и гиперзвукового оружия, ударных беспилотных летательных аппаратов, оружия направленной энергии».
  • В-третьих, «создание и размещение в космосе средств противоракетной обороны и ударных систем».
  • В-четвертых, «наличие у государств ядерного оружия и (или) других видов оружия массового поражения, которые могут быть применены против РФ и (или) ее союзников, а также средств доставки этих видов оружия».
  • В-пятых, «неконтролируемое распространение ядерного оружия, средств его доставки, технологий и оборудования для их изготовления».
  • И, наконец, в-шестых, «размещение на территориях неядерных государств ядерного оружия и средств его доставки».

Из документа следует, что ядерное сдерживание нужно России для того, чтобы предпринимающие выше перечисленные действия противники знали о «неотвратимости возмездия», если они вдруг решатся на прямую агрессию в отношении нее.

При этом условия, при которых Москва готова применить ядерное оружие, не изменились по сравнению с ранее публиковавшимися позиционными документами. Они полностью совпадают с российской военной доктриной 2014 года. Так, Россия оставляет за собой право применить ядерное оружие в двух случаях: «в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения», а также «в случае агрессии против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Между тем, в «Основах» впервые приведены дополнительные факторы, «определяющие возможность применения ядерного оружия». Их четыре:

  • «поступление достоверной информации о старте баллистических ракет, атакующих территорию России и (или) ее союзников»,
  • «применение противником по территории страны и ее союзников ядерного или иного оружия массового поражения»,
  • «воздействие противника на критически важные государственные и военные объекты РФ, вывод из строя которых приведет к срыву ответных действий ядерных сил»,
  • «агрессия с применением обычного вооружения, которая будет угрожать самому существованию российского государства».

Новыми вводными можно считать первый и третий пункты. По словам консультанта ПИР-Центра Андрея Баклицкого, «Основы» письменно закрепляют ранее высказанный Владимиром Путиным тезис о том, что сам факт данных о запуске ракет в направлении России может быть достаточным для нанесения ответно-встречного удара. «Похоже, что впервые в документе такого уровня заявлено, что Россия может начать ответный удар по информации от системы раннего предупреждения»,— отмечает и Павел Подвиг, директор проекта «Стратегическое ядерное вооружение России», старший научный сотрудник Института ООН по исследованию проблем разоружения.

Наибольшее же расширительное значение, по оценке собеседников “Ъ”, имеет положение о готовности нанесения ядерного удара в ответ на атаку против «критически важных» государственных и военных объектов.

«С одной стороны, это закрывает серую зону, в которой противник мог попытаться уничтожить российские силы сдерживания при помощи обычных вооружений, формально не попадая под критерии ядерного ответа. При этом негласное понимание, что любая атака против ядерных сил может привести к ядерному удару, было и раньше,— поясняет Андрей Баклицкий.— Но максимально широкие формулировки "воздействия … на критически важные объекты" вызовут много вопросов как у экспертов, так и у потенциального противника».

«Формулировка действительно выглядит довольно расплывчато, хотя круг таких объектов вроде бы не очень широк: в него включены только те, вывод из строя которых приведет к срыву возможности ответного удара,— уточняет Павел Подвиг.— Впрочем, трактовать это положение можно по-разному, и оно, возможно, само по себе является элементом политики сдерживания, предостерегая от любых атак, например на систему управления ядерными силами».

Ряд других ознакомившихся с «Основами» экспертов предположили в своих комментариях в Twitter, что подпасть под эту формулировку может гипотетически, например, и мощная кибератака на информационную инфраструктуру ракетных войск стратегического назначения с целью выведения ее из строя. Отметим, что право отвечать на компьютерные диверсии в отношении критически важной гражданской и военной инфраструктуры «всеми доступными средствами», включая, соответственно, ядерное оружие, оставляют за собой и США.

Эскалация ради деэскалации


В документе есть еще один пункт, который наверняка вызовет вопросы и споры. В нем сказано, что в случае возникновения военного конфликта государственная политика в области ядерного сдерживания будет направлена на «недопущение эскалации военных действий и их прекращение на приемлемых для Российской Федерации и (или) ее союзников условиях». При расширительной трактовке эта фраза может быть интерпретирована как официальное подтверждение того, что российские власти считают возможным применение ядерного оружия в ограниченном масштабе для внесения перелома в ход конфликтов с применением обычных вооружений.

То, что Москва придерживается такой концепции, на Западе утверждают давно. Так, например, в «Обзоре ядерной политики» США 2018 года России прямо вменяется то, что она якобы «в своем военном планировании и военном строительстве полагается на ядерную эскалацию для достижения успеха». В НАТО эту якобы взятую Россией на вооружение доктрину называют «Эскалация ради деэскалации».

По мнению многих западных военных и экспертов, в своем планировании Москва якобы исходит из следующих предпосылок: если между Россией и одной или несколькими странами НАТО, скажем, в Прибалтике, произойдет локальный конфликт с применением обычных вооружений и российские военные сочтут, что терпят поражение, они могут применить тактическое ядерное оружие, чтобы попытаться таким образом завершить противостояние на своих условиях.

«Эта точка зрения стала обоснованием для целого ряда ядерных программ в США, в том числе для развертывания ядерных боезарядов малой мощности на баллистических ракетах на подводных лодках. Предполагается, что способность США вести ограниченную ядерную войну позволит нейтрализовать российскую стратегию»,— поясняет ведущий научный сотрудник Венского центра по вопросам разоружения и нераспространения Николай Соков.

Российские официальные лица неоднократно заявляли, что Москва концепции «эскалации ради деэскалации» не придерживается и считает ее опасной (см. “Ъ” от 21 февраля). Более того, Москва обвиняет в разработке сценариев ограниченного ядерного удара Вашингтон. США действительно напрямую заявляют о готовности задействовать свои ядерные силы для «ограничения ущерба или завершения конфликта на условиях, выгодных для США, их союзников и партнеров». В их доктрине ядерных операций 2019 года сказано: «Задействование ядерного оружия может радикальным образом изменить или ускорить ход военной кампании. Ядерное оружие может быть применено в ходе кампании при наличии вывода о том, что США ее проигрывают, при риске утраты контроля или же для эскалации конфликта с целью достижения мира на более выгодных для США условиях» (см. “Ъ” от 22 июня 2019 года).

Российские «Основы» ничего подобного не предполагают, хоть часть формулировок и перекликаются. Но о задаче «недопущения эскалации и прекращения на приемлемых для РФ и (или) ее союзников условиях» говорится именно в части политики сдерживания, а не среди факторов, которые могут повлиять на принятие решений о применении ядерного оружия.

Павел Подвиг поясняет, что речь идет о сохранении роли ядерного оружия как инструмента деэскалации, «но не с помощью его применения, а за счет поддержания потенциала сдерживания».

По мнению Николая Сокова публикация указа призвана как раз поставить точки над i в вопросе о якобы взятой Россией на вооружение концепции применения ядерного оружия для «деэскалации» военных конфликтов и одновременно достичь еще двух задач: «Во-первых, с максимальной четкостью обозначить оборонительный характер российской ядерной доктрины. Во-вторых, усилить сдерживающий эффект российского ядерного оружия: в соответствии с классической теорией сдерживания чем четче очерчены условия применения, тем сильнее эффект». «Вряд ли публикация этого документа полностью достигнет своих целей: переубедить тех, кто не способен или не желает принимать рациональные аргументы, не получится. Но, тем не менее, положительный эффект будет, в этом тоже нет сомнений»,— убежден он.

Елена Черненко


Комментарии
Профиль пользователя