Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юля Петренко / Greenpeace

У «Гринписа» все выгорело

Эксперты впервые пересчитали природные пожары в России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

С начала года в России выгорело уже 13,5 млн га природных территорий — больше, чем площадь Греции. Такие данные “Ъ” получил от экспертов «Гринписа России», которые впервые пересчитали все возгорания в лесах, степях и полях страны — для этого экологам пришлось привлечь 500 добровольцев. При этом официальная статистика природных пожаров, которую Минприроды представит в конце года, может оказаться гораздо ниже. Дело в том, что в России государственная статистика учитывает лишь пожары на землях лесного фонда. Однако экологи настаивают, что государство не должно закрывать глаза на масштабное выгорание и других природных территорий.


Экологи из «Гринписа» решили вручную пересчитать пожары в лесах, степях и полях России, так как государство не собирает данные по всем таким природным возгораниям. Официальная статистика уничтоженных огнем территорий публикуется в конце года, но там учитываются лишь пожары на землях, официально отнесенных к лесному фонду. «У нас информация более или менее адекватная только по лесным пожарам (собирает Рослесхоз.— “Ъ”),— сказал “Ъ” эксперт "Гринписа" Алексей Ярошенко.— А вот МЧС, например, учитывает природные пожары только при их угрозе населенным пунктам».

По данным российской информсистемы дистанционного мониторинга лесных пожаров (ИСДМ-Рослесхоз), с начала года огонь прошел по 4,98 млн га.

Для подсчетов в «Гринписе» решили использовать данные со спутников Sentinel-2 Европейского космического агентства. «Там видны гари, а не только термоточки, как в ИСДМ,— объяснил разницу господин Ярошенко.— Ведь если горит степь, то пожар может пройти в несколько часов по огромной площади, а после термоточек не будет».

Из-за большого объема информации в работе участвовало около 500 добровольцев. Каждый выбирал участок российской территории, осматривал данные спутников Sentinel-2 за нужный период и вручную наносил контуры пожаров на карту. Для более точного определения границ пройденных огнем территорий волонтеры сравнивали снимки до и после пожара. Их работу перепроверяли координаторы, специалисты в области геоинформационных систем. Такого точного сбора данных по площадям пожаров еще никто не делал, подчеркивает господин Ярошенко.

В результате подсчетов оказалось, что с января до середины мая в России выгорело 13,5 млн га природных территорий — почти в три раза больше, чем 4,98 га, зафиксированных ИСДМ-Рослесхоз.

«Гринпис» составил «антирейтинг» российских регионов по соотношению площади природных пожаров к размерам субъекта РФ. На первом месте оказалась Еврейская автономная область — там огонь прошелся по 20% площади, а всего сгорело 822 тыс. га лесов, кустарников и сельхозземель. Второе место разделили Новосибирская и Омская области (выгорело по 10% территории — 1,8 млн га и 1,4 млн га соответственно), тройку замыкает Калининградская область (9,45% площади, 129 тыс. га растительности). Далее идут Смоленская (9,20%, 461 тыс. га), Тульская (5,32%, 137 тыс. га), Брянская (5,25%, 184 тыс. га), Калужская (4,45%, 133 тыс. га) и Курская (4,43%, 134 тыс. га) области, а также Забайкальский край (3,89% площади региона, что составляет почти 1,7 млн га).

Зеленые отмечают, что треть площади всех весенних пожаров в стране пришлась на земли сельскохозяйственного назначения, которые не используются десятки лет и постепенно зарастают лесом. «По самой скромной оценке, на этих землях огонь уничтожил не менее 4,7 млрд молодых деревьев. В семь раз больше, чем их вырастили во всех лесных питомниках страны в прошлом году»,— указывают авторы исследования. Отметим, что по закону на сельхозугодьях вообще не должно быть никаких лесов. Сейчас ясного правового статуса у таких деревьев нет — возможность на законных основаниях вести на этих территориях продуктивное лесное хозяйство отсутствует, а охрана от пожаров, вредителей, болезней и лесонарушений законодательством не предусматривается. Впрочем, в январе Владимир Путин поручил правительству предусмотреть возможность сохранения лесов на землях сельхозназначения без отъема их у собственников и без изменения категории территорий.

Директор Института экологии НИУ ВШЭ Борис Моргунов подтверждает отсутствие в России единой системы, учитывающей площади всех природных пожаров, а не только лесных. Однако он сомневается в ее необходимости: «Какой смысл превращать пожары в гектары и учитывать в статистике, если это не привело к значительному ущербу? Не сгорели ценные деревья, а пожар не угрожал населенным пунктам. Плюс сомневаюсь, что можно по космоснимкам отличить горящие кустарники от травы в поле». При этом господин Моргунов согласен с авторами исследования, предупредившими, что существует угроза перехода огня с таких «неучтенных» территорий на «официальные» леса или даже населенные пункты. «В таком случае должен быть внедрен рискориентированный подход,— предлагает Борис Моргунов.— А в особо горимых регионах необходимо учитывать возможные риски и последствия от таких возгораний».

В Минприроды не смогли оперативно ответить “Ъ”, насколько подсчеты «Гринписа» сходятся с официальными данными ведомств. В МЧС заявили, что полномочия по тушению природных пожаров, за исключением лесных пожаров, происшедших в городских лесах, к компетенции МЧС не отнесены — хотя “Ъ” спрашивал не только про лесные возгорания. В Рослесхозе “Ъ” заявили, что временно не принимают срочные запросы от СМИ из-за перехода сотрудников на удаленную работу.

В регионах на просьбу “Ъ” прокомментировать исследование экологов чиновники отвечали со ссылкой на статистику именно по лесным пожарам.

Как рассказала “Ъ” пресс-секретарь главного управления лесного хозяйства Омской области Екатерина Лендел, погода в апреле-мае в регионе была не совсем характерна для этого периода: «Дождей практически нет, зато есть сильные ветры. Пожарная обстановка напряженная». В этом году в Омской области, по данным управления, зафиксировано 350 лесных пожаров (на конец мая 2019 года — 192 лесных пожара). По данным пресс-службы, площадь лесов, пройденная пожарами, уже сейчас превышает 9,4 тыс. га (по данным исследования «Гринписа», всего в регионе выгорело 1,4 млн га.— “Ъ”). С апреля до 15 июня в области установлено ограничение на посещения лесов, оно продлевалось уже дважды, говорится в ответе пресс-службы.

По словам госпожи Лендел, сейчас в регионе на большей части территории действует третий класс опасности. «Он меняется каждый день в зависимости от погодных условий. Есть отдельные территории, где действует четвертый класс и даже пятый. Там пожар может вызвать даже искра от автомобиля»,— говорит она.

По данным министерства природных ресурсов и экологии Новосибирской области, с начала пожароопасного сезона в регионе возникло 269 лесных пожаров на общей площади более 1,7 тыс. га, в том числе покрытой лесом площади — 1,3 тыс. га (согласно подсчетам «Гринписа», в регионе выгорело 1,8 млн га.— “Ъ”). Начальник ГУ МЧС по Новосибирской области Виктор Орлов в мае заявлял СМИ, что с начала пожароопасного периода количество техногенных пожаров снизилось на 30% по сравнению с прошлым годом, а количество пожаров, «связанных с ландшафтом, травой, мусором», увеличилось на 10%.

Управление МЧС по Калининградской области считает, что в тройку «антирейтинга» регион попал незаслуженно. По их данным, в области с начала года зафиксировано всего 15 пожаров на площади 20 га («Гринпис» говорит о 129 тыс. га выжженных территорий.— “Ъ”). Все они были «ликвидированы в кратчайшие сроки», возгорания от них населенных пунктов и промобъектов пожарные не допустили. В ведомстве говорят, что в этом году «сходят на нет традиционные палы прошлогодней травы», они уменьшились почти на 60%. Этому способствуют как дождливая погода, так и ограничения, установленные в связи с пандемией коронавируса. Министерство природных ресурсов и экологии области также считает, что ситуация с лесными пожарами в регионе в этом году лучше, чем была в прошлом.

В пресс-службе правительства Брянской области признали, что пожары «имеют место быть», но в основном на юго-западных территориях региона, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году и до сих пор остающихся непригодными для проживания. «Там в силу природных особенностей — как, например, в этом году, когда была ранняя сухая весна и сухая трава вспыхивала как спичка,— увеличивается количество пожаров в период начала весенних полевых работ,— приводит пресс-служба слова губернатора Александра Богомаза.— В этом году такие самопалы, которые были вовремя выявлены и локализованы, пришлись на апрель месяц».

В Забайкальском крае в этом году леса горят значительно активнее, чем в прошлом году, сообщили “Ъ” в Минприроды региона. «В этом году в крае было мало осадков и сильные ветра, из-за этого количество лесных пожаров увеличилось вдвое в сравнении с этим же периодом прошлого года»,— пояснили там, заверив, впрочем, что готовы к любым ЧС. По данным ведомства на 30 мая, в Забайкальском крае был зарегистрирован 731 лесной пожар, на эту же дату прошлого года — 333. Режим ЧС в забайкальских лесах введен в начале апреля.

Анна Васильева; корреспондентская сеть “Ъ”


Комментарии
Профиль пользователя