Коротко

Новости

Подробно

Заводной мандарин

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 118

Заводной мандарин
Фото: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ, "Ъ"  
Аджарцы утверждают, что мифологический царь Айэт в погоне за аргонавтами остановил свою колесницу именно под Кобулети
       На прошлой неделе между Россией и Аджарией была упрощена процедура получения виз. В ближайшее время, как заявил лидер Аджарии Аслан Абашидзе, визовый режим между грузинской автономией и РФ вообще будет отменен. Это означает, что Аджария перетянет часть российских туристов, предпочитающих отдыхать на Черноморском побережье Краснодарского края и в Абхазии. Проложить туристическую тропу в Аджарию решила корреспондент "Денег" Ольга Алленова.

Самая традиционная гостиница в Батуми — "Интурист", построенная в конце 30-х годов и сохранившая стиль престижного заведения. Номер в "Интуристе" стоит от $30, и эта цена считается очень демократичной, поскольку в некоторых современных отелях Батуми суточное проживание обойдется в $150-180. За $30 в "Интуристе" можно получить максимум удобств — просторный номер, телевизор со спутниковыми каналами и водонагреватель в ванной. Горячая вода в Батуми — большая редкость. В гостинице не работает центральное отопление, что стало для меня проблемой — обогреватель, включенный круглые сутки, от холода не спасал, и уже через полчаса начинали леденеть конечности. Говорят, из-за влажного климата. Правда, с этим можно бороться, если не сидеть в номере, а гулять по городу — днем здесь даже в декабре ярко светит солнце, и температура редко опускается ниже 10°C.
       Батуми расположен на берегу закрытой бухты, тут не бывает сильных ветров, а на море почти всегда штиль. С аккуратной набережной с небольшими скверами открывается превосходный вид. Местные жители, степенно прогуливающиеся по этим скверам, скорее правило, чем исключение.
       Ближе к промышленной части города с набережной виден большой порт, который после недавней реконструкции принимает суда водоизмещением до 100 тысяч тонн из Европы, Азии и Африки. Отсюда же уходят танкеры с бакинской нефтью — нефтепровод Баку--Батуми кормит всю Аджарию. Благодаря морю, приносящему в Батуми иноземных моряков, в городе помимо традиционных православных храмов и мечети построены костелы и синагога. Вообще, аджарцы любят говорить, что море делает их независимыми.
       Правда, на городских рынках геополитические преимущества как-то тускнеют, потому что там такая же нищета, как и в остальной Грузии. Но для российских туристов это настоящий рай — не только из-за теплого климата, моря и всевозможных фруктов, но и потому что цены на рынках из области "вам и не снилось". Мандарины, апельсины, хурма, мушмула — все это стоит меньше пяти рублей за килограмм, отличное сухое вино — два доллара за литр, а знаменитые когда-то грузинский чай и табак — около 15 рублей за килограмм.
Фото: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ, "Ъ"  
Вечерний Батуми напоминает маленький европейский город
Сразу за Батуми начинается курортная полоса — на отрезке в 35 километров расположены Махинджаури, Зеленый Мыс, Цихисдзири и Кобулети. Местные врачи уверяют, что аджарский климат идеален для астматиков и людей, страдающих неврологическими заболеваниями и нарушениями сердечно-сосудистой деятельности.
       
Застывшее время
       Жемчужиной Аджарии считается Кобулети — туда мы и отправляемся вместе с сотрудником пресс-службы главы автономии Нугзаром Жордания. По одну сторону от дороги — прибрежные санатории и госдачи, немного запущенные, но все еще напоминающие о том, что когда-то отдых здесь считался элитным. Справа от трассы холмистая территория, где в мандариновых и апельсиновых рощах тонут крепкие ухоженные дома аджарцев. Это единственная субтропическая местность на территории бывшего СССР — даже бананы растут, правда, не дозревают. Например, в вечно солнечной Абхазии климат считается более суровым.
       — Когда-то в Кобулети и Батуми отдыхало около полумиллиона человек в месяц,— вспоминает Нугзар и неожиданно смеется,— может быть, помните, такая присказка ходила: "Прощайте дом, прощайте дети, я останусь в Кобулети". Давно это было... Сейчас за весь сезон и десяти тысяч не набирается, и то отдыхать приезжают в основном из Грузии.
       Кобулети с чистенькой площадью, белым зданием администрации с массивными колоннами и улыбающимися аджарцами выглядит как кадр из кинохроники 50-х годов. Кажется, что время здесь остановилось в самый счастливый для местного населения период. "Многие так говорят,— вздыхает Нугзар,— только непонятно, хорошо это или плохо".
       — Вон там я строю дом, у меня там 30 соток земли,— оживляется наш гид.— Эта земля по наследству переходит из поколения в поколение. У меня там мандариновый сад,— добавляет он с гордостью.
       Нугзар отпрыск древнего рода. И, кстати, первым президентом
Фото: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ, "Ъ"  
В маленьких кварталах геополитические преимущества Аджарии отступают на второй план
Грузии был Жордания (в 1918-1920 годах). Потомок президента мечтает отстроить такой дом, чтобы всякий входящий в него видел, что его хозяин — знатного происхождения.
       Как всякий человек, завязший в строительстве, Нугзар заводит разговор о нем. Стройматериалы в Аджарии, конечно, гораздо дешевле, чем в России. Сюда их везут из Турции, сухопутная граница с которой проходит в пяти километрах от Батуми. Но Нугзар турецкую продукцию не покупает. Говорит, что в результате дороже выйдет: "Турки хитрые, они используют все имеющееся сырье для производства, поэтому оно у них безотходное и дешевое. Но качество очень низкое. Вот стекло, к примеру. Их стекло трескается при малейшей встряске. А вот стекло российского производства хорошее, качественное. Или кирпич. Использовать их кирпич — значит заранее похоронить свой дом. Конечно, многие покупают, потому что турецкая продукция раза в два-три дешевле российской. Но кто знает толк, покупает только российский товар".
       Дорога, по которой мы едем, называется евразийской трассой. Чаще всего на ней встречаются турецкие фуры, иногда попадаются грузовики с немецкими номерами. На Батумской таможне из фур формируют колонну, машины опечатывают, после чего таможенники в обязательном порядке сопровождают груз по территории Аджарии и части Грузии. Таков порядок во всем мире, и Аджария не исключение.
       За пользование своей частью евразийской трассы Аджария получает неплохие деньги, но руководство республики мечтает о создании на ее территории свободной экономической зоны. Тогда Аджария сможет эффективнее использовать свое выгодное географическое положение и будет свободна от части налогов в бюджет Грузии. Лидер автономии Аслан Абашидзе уже пытался вынести на референдум вопрос о создании СЭЗ, но грузинские власти тут же упрекнули его в сепаратизме, и референдум не состоялся. Но в скором будущем он пройдет — это господин Абашидзе лично пообещал по местному телевидению.
       Слева от дороги видны развалины старой крепости.
       — Это крепость Петра,— рассказывает Нугзар.— Нет, это не в честь апостола назвали, тут другая история. Дорога, по которой мы едем, была частью Великого шелкового пути. Эту крепость в I веке до н. э. построил римский полководец Помпей, когда шел войной на царя Великой Армении Тиграна Первого. Когда Помпей ушел дальше, он оставил вместо себя легата Петра Стратегиуса, вот он и командовал крепостью несколько лет.
       Вообще, местность под Кобулети — настоящий клад для
Фото: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ, "Ъ"  
В костел, выстроенный для моряков, приходят и местные жители
археологов. Недаром уже несколько лет сюда приезжает международная экспедиция под патронажем Оксфордского университета. Англичане заинтересовались раскопками под Кобулети после того, как аджарский ученый Амиран Кахидзе нашел здесь греческий некрополь V-IV веков до н. э., а потом могильник местного населения того же периода и могильник эпохи эллинизма IV-II веков до н. э. Всего ученому удалось обнаружить около 900 погребений, которые, по словам иностранных археологов, являются объектами мирового значения.
       Когда-то эта территория называлась Колхидской низменностью. Местные жители с гордостью пересказывают древнегреческие легенды, имеющие прямое отношение к этой земле. За Кобулети, почти вплотную к административной границе Аджарии и центральной Грузии, в поле высится огромное бетонное сооружение: лошади, колесница и одинокая фигура мужчины, скорбно глядящего на море. Это памятник царю Айэту. По преданию, аргонавты приплыли в древний Кутаиси, тогда называвшийся государством Айя, после чего Язон похитил золотое руно и дочь царя Медею и увез их на свой корабль. Царь Айэт мчался на колеснице по Колхидской низменности и именно здесь остановился, поняв, что корабль отплыл и его уже не догнать.
       — Эти легенды знают даже школьники,— улыбается Нугзар.— А вот истории, связанные с Гонийской крепостью, пока еще доступны не всем. Она ведь была открыта для людей совсем недавно. Вы, конечно, ничего не знаете об этой крепости? Тогда нам нужно туда съездить.
       
Имперское прошлое
       Гонио-Апсар, что в нескольких километрах от границы с Турцией, называют одним из уникальных памятников Римской империи. Эту крепость римляне, утвердившие свое господство на территории древней Аджарии, возвели в I веке н. э. Море тогда подступало к самым стенам крепости, и все поселение умещалось на этом небольшом участке земли.
       Крепость представляет собой участок в 4,5 гектара, обнесенный каменной стеной высотой десять метров с 22 дозорными башнями. Правда, все это можно увидеть только при внимательном рассмотрении — почти вся внутренняя территория засажена мандариновыми деревьями. Вид просто фантастический. За яркой зеленью деревьев с оранжевыми плодами проступает каменная кладка древних стен с башенками, а снаружи по горному склону к крепости спускается вековой лес. А еще здесь очень тихо, и птицы поют так, как не поют нигде.
       Мандариновых деревьев в крепости в принципе быть не должно. Их посадили коммунисты. Тогда в Грузии по доброй советской традиции использовали каждый метр земли под чай и цитрусовые. Долгие годы крепость как музей не функционировала, и единственное, чего хотели власти от этого уникального памятника,— выполнения плана по сбору мандаринов.
       Руководство музея не один год обращалось к главе автономии Аслану Абашидзе с просьбами вернуть крепости первоначальный вид. И наконец получило добро.
       — Сейчас господин Аслан разрешил вырубить мандарины,— говорит директор заповедника "Гонио-Апсар" Шота Мамуладзе.— Мы долго этого добивались.
       — Не жалко? — спрашиваю я.— С деревьями тут так красиво.
Фото: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ, "Ъ"  
Мандариновые плантации кормят половину населения Аджарии
— Они разрушают почву, которая хранит еще множество загадок. Да и скрывают общий вид крепости. Мы хотим вернуть ей прежний облик, потому что скоро курортный бизнес у нас реанимируют, и сюда поедут люди. Мы хотим создать здесь единый исторический центр. Очень много экспонатов, найденных при раскопках, находятся сейчас в специальном хранилище недалеко отсюда. Мы хотим выставить эти уникальные находки под открытым небом, чтобы максимально приблизить ту эпоху к сегодняшнему дню.
       О загадках, которые хранит эта земля, очень долго может говорить профессор Амиран Кахидзе, директор Батумского археологического музея. Каждое лето он собирает экспедицию и погружается в многовековое прошлое свое родины. За последние девять лет археологи извлекли из земли 25 тысяч находок — античные амфоры, македонские монеты III века до н. э., римские монеты, стеклянные и пергамские сосуды, предметы обихода двухтысячелетней давности.
       — Если вы ездили в Кобулети, то видели нашу реку Чорохи,— говорит профессор Кахидзе.— Так вот, древнее название Чорохи — Апсар. Отсюда и название крепости. Плиний писал в своих трудах: "От Трапезунда до Апсара 140 тысяч шагов".
       Экспедиция под руководством грузинского ученого работает в Апсаре только с 1995 года. Из-за пограничного статуса территории, где расположена крепость, сюда более 70 лет не допускались не только туристы, но и ученые. "При советской власти это место было закрытым, мы тут рядом жили и не знали и не видели, что это такое",— говорит профессор.
       Мы выходим к полуразрушенным сооружениям — и сейчас можно понять, что когда-то здесь были римские термы. В VI веке в Апсар пришли византийцы, а в XVII веке Аджарию покорила Османская империя, в крепости стояли турецкие войска, и термы были перестроены в восточные бани. И все же признаки римской цивилизации сохранились на территории крепости. Например, канализационные трубы, выложенные римлянами во II веке, каменные тройники для разводки труб, фундаменты казарм и здания претории. От последнего остались даже огромные каменные постаменты.
Фото: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ, "Ъ"  
Крепость Гонио-Апсар охраняет могилу апостола Матфея
— Когда-то на этих постаментах стояли бронзовые скульптуры,— рассказывает археолог.
       — А куда они делись потом?
       — Ну, римляне такие жадные были, все увезли с собой,— смеется профессор.— Они ушли отсюда в начале IV века, тогда Римская империя уже расползалась по швам.
       Батумское чудо
       — Я видел многие римские памятники на территории Италии и Германии, но здесь крепость сохранилась лучше, чем в любом другом месте,— говорит профессор Кахидзе.
       Мы возвращаемся уже другой мандариновой аллеей. У белого мраморного креста, который возвышается над тяжелым валуном, наш гид останавливается. "Это могила апостола Матфея",— просто говорит он. И видя мое изумление, поясняет: "Источников, подтверждающих это, не сохранилось. Но древнее аджарское предание гласит, что апостол пришел сюда вскоре после смерти своего учителя и здесь, в крепости, проповедовал учение Христа и здесь умер".
       Напротив креста — хорошо сохранившееся здание мечети турецкого гарнизона. Правда, исламских символов на нем уже не осталось, и, наверное, поэтому здание больше походит на склад, чем на культовое сооружение.
       — На этой земле удивительно сочетались разные вероисповедания,— говорит профессор.— Разве могли подумать наши предки, что такое возможно?
       Если верить источникам, на которые ориентируются аджарские ученые, Аджария приняла христианство уже в I веке. Именно отсюда, как утверждают историки, христианство пришло в Грузию и Россию. "Через несколько лет после распятия Христа его ученики Андрей Первозванный и Симон Кананийский пришли в Апсар и принесли христианское учение,— рассказывает Кахидзе.— Тогда же в местечке Дидачара был построен первый христианский храм".
       Одно из местных преданий гласит, что после казни Христа два еврея-очевидца сняли с распятого одежду и увезли ее в Апсар, а потом дальше в Грузию. Некая женщина, коснувшаяся одеяния, уже не захотела с ним расставаться и так и умерла с одеждой Христа в руках. Ее похоронили в местечке, которое сегодня называется Мцхета, оно находится недалеко от Тбилиси и считается главной святыней Грузии.
       А вот чудо, случившееся в Аджарии год назад, вовсе не легенда. Эту историю рассказал мне Нугзар Жордания, а потом повторили и профессор Кахидзе, и сотрудники гостиницы.
       В прошлом году из Греции в Тбилиси, а оттуда в Батуми привезли останки Андрея Первозванного. В кафедральном соборе провели службу, на которую съехались паломники со всей Западной Грузии. Мощи святого находились в Батуми почти сутки. Священники, участвовавшие в этой акции, остановились в "Интуристе", а машина с останками апостола стояла возле гостиницы. Вдруг начался ливень. И люди увидели странное явление — машина оказалась в четко обозначенной сухой зоне. Дождь лил по обе стороны от машины, а на ней самой не было ни капли. Кто-то позвонил на телевидение "Аджария", приехал оператор и снял уникальные кадры. Потом, когда съемку увидела вся Грузия, многие посчитали батумское чудо знаком — мол, в Аджарию, которая поддалась насильственной исламизации, возвращается исконная христианская вера.
       Местные жители говорят, что так оно и есть. Христианство в Аджарии развивалось без малого 17 веков, пока процесс не пресекло Османское владычество. Только в 1878 году Аджария освободилась от иноземного ига и по Берлинскому трактату была присоединена к России. К тому времени ислам прочно укоренился на этой земле. И все же забыть веру своих предков аджарцы не смогли. "Когда завоеватели угрозами заставили людей принять ислам, аджарцы оставили себе тайные символы, которые должны были означать приверженность к христианству,— рассказывает Нугзар.— Например, кладя хлеб в печь, женщины рассекали его верхний слой рукой на четыре части, как бы рисуя крест. Моя бабушка, я помню, выпекая хлеб, произносила 'Аллах всемогущ' и рисовала крест. А на Пасху, как и все в селе, красила яйца. Мой отец подшучивал над ней: ты, говорил, хоть определись, в кого веришь, а то все смешала. А бабушка так объясняла: 'Яйца красят, чтобы умершие души на небе помянуть. Когда христианские души помянут, нашим, исламским, обидно будет. Вот я и крашу, чтоб им обидно не было'".
       За последние несколько лет в селе, где жила бабушка Нугзара, почти треть населения сменила ислам на православие. "Молодежь уезжает из сел в города, а в городах все поголовно крестятся,— говорит Нугзар.— Приезжая домой, они спорят со своими родными, и так постепенно исконная религия возвращается на эту землю".
       

Комментарии
Профиль пользователя