Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Иванов / Коммерсантъ   |  купить фото

У каждого свое право

Как суды возвращаются к работе после нерабочих дней

от

Незадолго до окончания объявленных президентом нерабочих дней Судебный департамент при Верховном суде РФ выпустил письмо о возвращении с 12 мая к обычному формату работы. Однако неоднозначные формулировки документа были восприняты судами по-разному. Более того, противоположное толкование наблюдается даже в рамках одного и того же суда. В результате предсказать поведение судей при решении вопроса об отложении или проведении слушаний почти невозможно.


“Ъ” разбирался, как действуют последние рекомендации по выходу судов из ограниченного режима работы, введенного 19 марта. Судебный департамент при Верховном суде РФ (Суддеп при ВС) 7 мая направил председателям судов письмо о возобновлении работы. В документе сообщалось, что ограничения для судов (рассматривать только безотлагательные дела), введенные постановлениями президиумов ВС и Совета судей РФ, истекают вместе с окончанием нерабочего периода и с 12 мая «предлагается осуществлять деятельность судов и органов судебного департамента в полном объеме».

Письмо, впрочем, содержало оговорку о необходимости соблюдения режима повышенной безопасности, самоизоляции «отдельных категорий граждан», социальной дистанции и «использования средств индивидуальной защиты дыхания» при проведении заседаний. По сути, возникла дилемма, поставившая суды на распутье: с одной стороны, нерассмотренных дел накопилось очень много, а с другой — нужно обеспечить безопасность.

“Ъ” проанализировал акты арбитражных судов о проведении или отложении слушаний за первую рабочую неделю, в которых содержались ссылки на позицию Суддепа.

Рассмотреть или отложить


Как выяснилось, единства среди судов не наблюдается: часть уже возобновила заседания, другие решили перенести их на лето. К просьбам сторон об отложении слушаний суды тоже отнеслись по-разному.

Так, Девятый арбитражный апелляционный суд (Москва) уже перенес ряд заседаний на июнь-июль. В частности, определением от 14 мая отложены слушания по спору о привлечении ряда лиц к субсидиарной ответственности в рамках банкротства УК «ГрандСервис». Сославшись на письмо Суддепа, а также распоряжение ВС от 8 мая о соблюдении требований главного санитарного врача России и указ мэра Москвы, продлевающий ограничения в столице до конца месяца, апелляция указала, что «осуществление деятельности в полном объеме предполагается возобновить с 1 июня 2020 года».

В Арбитражном суде Тверской области тоже есть примеры отложения дел на июнь. Суд переносит заседания со ссылками на свой президиум, письмо Суддепа и «в связи с сохраняющейся угрозой распространения новой коронавирусной инфекции и невозможностью обеспечить рекомендованную дистанцию между гражданами в здании суда, а также с учетом ходатайства заявителя».

Между тем Арбитражный суд Москвы объявил на сайте о возобновлении работы и рассмотрении дел по административным (и иным публичным) спорам с 12 мая, а с 18 мая по спорам, возникающим из гражданских и других правоотношений.

Впрочем, прием и выдачу документов суд пока производит лишь по почте или по интернету. А ряд дел все же был перенесен на летние месяцы, но это может быть связано с отпусками судей, запланированными на май.

Например, в определении от 13 мая заседание по делу о банкротстве гражданина отложено на 26 июня со ссылками на письмо Суддепа, позицию ВС и указ столичного мэра, учитывая «сформированный график судебных заседаний, высокую вероятность отложения всех судебных заседаний, назначенных на период с 19 марта по 15 мая, объявление выходными днями 30 марта—31 мая, а также предстоящий отпускной период».

Наиболее жесткий подход продемонстрировал Арбитражный суд Республики Саха — 13 мая в отсутствие сторон суд перешел из предварительного заседания в основное, рассмотрел дело о взыскании 0,4 млн руб. неосновательного обогащения и вынес решение. При этом направленное ответчиком в суд ходатайство об отложении слушания и невозможности присутствия на нем из-за эпидемиологической обстановки и угрозы распространения коронавируса было отклонено.

В решении говорится, что истец не явился, но и не возражал против проведения заседания в его отсутствие, как и ответчик, который к тому же не направил отзыв на иск.

Эту позицию суд обосновал как раз ссылкой на письмо Суддепа о возвращении к обычному режиму работы.

Разные позиции одного суда


Противоположные подходы обнаружились даже в рамках одного и того же суда. Так, 12-й арбитражный апелляционный суд (Саратов) рассмотрел ряд дел, где одна из сторон просила отложить спор на более поздний срок потому, что представитель стороны не мог приехать на заседание из-за режима ограничений в определенном регионе (или просто из-за пандемии).

Один состав судей решил не откладывать заседания, объяснив, что, действуя добросовестно и благоразумно, истец должен был уже 6 мая понять, когда закончится нерабочий период и что с 12 мая начинаются рабочие дни. Кроме того, суд написал, что заявителю надо было учесть и письмо Суддепа, которое является общедоступной информацией, поскольку было размещено на сайтах судов (его нет на многих сайтах, включая ВС.— “Ъ”).

В то же время другая коллегия судей того же суда удовлетворила ходатайства сторон об отложении заседаний, которые были мотивированы невозможностью приехать в суд в условиях распространения коронавирусной инфекции.

Партнер BGP Litigation Дмитрий Базаров полагает, что в первом случае доводы суда об отказе отложить заседание могут быть обоснованы, так как суд опирался на недобросовестное процессуальное поведение стороны.

Юрист указывает, что в качестве основания для отложения истец заявлял, что не успел купить билеты (заседание было назначено на 13 мая, а рабочие дни начались 12-го), но не представил в суд дополнительных пояснений и не просил о проведении заседания по видеоконференцсвязи.

Партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Александр Стешенцев подчеркивает, что раз даже в рамках одного суда нет единой сформировавшейся позиции, откладывать или нет заседание при наличии ходатайства об этом, не стоит ожидать единообразного подхода во всей судебной системе.

Проблема стороны спора


По мнению опрошенных “Ъ” юристов, письмо Суддепа носит скорее рекомендательный характер, что объясняет такое осторожное поведение судов. Документ исходил именно от Суддепа, а не президиума или пленума ВС, что дает возможность вольной трактовки формулировок, поясняет руководитель проектов юридической группы «Яковлев и Партнеры» Андрей Набережный.

Партнер коллегии адвокатов «Де-юре» Антон Пуляев отмечает, что в письме говорится о возобновлении работы судов с 12 мая в полном объеме только в совокупности с возможностью соблюдения требований главного санитарного врача РФ и условий повышенной готовности в конкретном регионе. Этим тоже могут объясняться различные подходы судов на местах, считает юрист.

Александр Стешенцев полагает, что сложно сразу запустить «находившуюся парализованной в течение полутора месяцев судебную систему», поэтому в качестве «вынужденной меры» каждый суд по факту наделили правом определять режим и порядок проведения заседаний и основания для их отложения.

В результате предугадать, как поведет себя судья в текущей ситуации, практически невозможно, говорят юристы. При этом отложение слушаний остается острой необходимостью в связи с тем, что юристы не всегда могут посещать суд — как из-за риска заражения, так и из-за того, что перемещение с целью посетить судебное слушание не входит в перечень оснований для выхода из дома и нарушает режим самоизоляции. Исключение сделано лишь для адвокатов. Минэкономики рекомендовало региональным властям также разрешить свободное передвижение по рабочим нуждам для арбитражных управляющих.

Управляющий партнер юридической компании V&P Legal Юрий Воловиков считает, что отказ суда отложить рассмотрение дела может формально соответствовать закону, но в ситуации неопределенности с графиком разумно было бы идти навстречу сторонам спора.

Он подчеркивает, что участники процессов с 12 мая находятся в крайне непростой ситуации, ведь судебные заседания требуют не только явки подготовленного представителя, но и наличия большого объема документов, которые, как правило, хранятся в офисе, а сами суды нередко находятся в другом регионе.

Между тем во многих регионах приезжающих из Москвы принудительно помещают на двухнедельный карантин, и они просто не могут добраться до суда, а для въезда в некоторые субъекты федерации может требоваться пропуск, обращают внимание юристы. Формально суды могут сослаться на то, что сторона может найти себе нового представителя (юриста, адвоката) на месте, однако это прямое нарушение права на защиту, уточняет господин Набережный. Но, подчеркивает он, пока практика говорит об обратном: невозможность добраться до суда — проблема стороны спора.

Екатерина Волкова


Комментарии
Профиль пользователя