Год у власти

Чего добился и о чем забыл президент Зеленский

С чем Владимир Зеленский встречает первую годовщину своего президентства?

Что-что, а работать на камеру Владимир Зеленский умеет

Что-что, а работать на камеру Владимир Зеленский умеет

Фото: Reuters

Что-что, а работать на камеру Владимир Зеленский умеет

Фото: Reuters

Юрий Ткачев, Одесса

Исполнился ровно год с момента инаугурации Владимира Зеленского в качестве шестого президента Украины. В мае 2019-го за церемонией, без преувеличения затаив дыхание, следили миллионы граждан страны: триумфальная победа молодого Зеленского над прежним президентом Порошенко наполнила украинцев надеждами на грядущие перемены к лучшему. Увы, этим надеждам не суждено было воплотиться в жизнь в полной мере. А некоторые ожидания реализовались с точностью до наоборот.

Зеленский VS Голобородько

В значительной степени победа Зеленского была обусловлена его ролью в сериале «Слуга народа», первый сезон которого вышел на экраны в 2015 году. В нем учитель истории Василий Голобородько по удивительному стечению обстоятельств становится президентом Украины и уверенно ведет страну по пути реформ к прогрессу и процветанию, несмотря на козни конкурентов и завистников. Сценарий сериала, по сути, заменил Зеленскому его избирательную программу: хотя умом избиратели и понимали разницу между киношным персонажем и реальным человеком, в душе многие надеялись, что политика Зеленского будет, по крайней мере, по духу похожа на ту, которую проводил Голобородько, особенно в откровенно предвыборном, третьем, сезоне сериала, вышедшем в самый разгар избирательной кампании 2019 года.

Но если анализировать политику Зеленского с этой точки зрения, то шестой президент Украины оказывается скорее противоположностью своему сериальному «прототипу». Классическим примером в этом смысле является тема взаимоотношений с МВФ, играющая важную роль как в сериале, так и в реальной жизни Украины. В фильме Голобородько, возмущенный требованиями МВФ, в конечном итоге отвергает их, причем в достаточно резкой форме.

«Идите вы в ж***! И это наше требование обязательно к выполнению!» — заявлял сериальный Голобородько. В реальной жизни Зеленский поступил совершенно иначе.

Призывая Верховную раду проголосовать во втором чтении за закон о продаже земель сельскохозяйственного назначения и в первом — за закон о регулировании банковской сферы, президент признал, что оба эти закона неидеальны, но что на их принятии настаивают иностранные партнеры и потому от этого зависит возможность получения Украиной «не менее 10 миллиардов долларов» от МВФ и Европейского банка реконструкции и развития. А в противном случае, мол, Украину ожидает жестокий кризис и дефолт. «Эти деньги — кровь для нашей экономики»,— проникновенно заверял депутатов Зеленский. Насколько искренним он был в этот момент, сказать трудно, но с уверенностью можно говорить, что Голобородько эта речь не понравилась бы. На противоречие между поведением киношного прототипа и реального политика на Украине не обратил внимания только ленивый. «Мне в образе президента тогда очень понравился этот решительный поступок,— писал на своей страничке в Facebook нардеп Игорь Палица.— И я поверил! Очень не хочется чувствовать себя лохом».

Кстати, с «не менее 10 миллиардов» тоже вышла не слишком красивая история. Уже через несколько дней после голосования оказалось, что о 10 миллиардах речь не идет, а идет лишь о 5 — именно такую сумму поступлений от МВФ заложил в бюджет украинский Минфин. Позже оказалось, что в 2020 году из этих 5 миллиардов поступят только 3,5. А в начале мая стало известно, что Международный валютный фонд вообще отказался от так называемой расширенной трехлетней программы финансирования Украины и вернулся к 18-месячной программе stand-by. Однако произошло это уже после того, как все требуемые МВФ законы были приняты. В общем, получилось нехорошо.

Зеленский VS Порошенко

На предвыборных дебатах кандидат Зеленский заявил своему визави: «Я не ваш оппонент, я ваш приговор». Однако Петр Порошенко до сих пор даже не подозреваемый

На предвыборных дебатах кандидат Зеленский заявил своему визави: «Я не ваш оппонент, я ваш приговор». Однако Петр Порошенко до сих пор даже не подозреваемый

Фото: Иван Коваленко, Коммерсантъ

На предвыборных дебатах кандидат Зеленский заявил своему визави: «Я не ваш оппонент, я ваш приговор». Однако Петр Порошенко до сих пор даже не подозреваемый

Фото: Иван Коваленко, Коммерсантъ

Фактически голосование за Зеленского было в большей степени голосованием против — против Порошенко. Это прекрасно понимал и сам Зеленский, во время предвыборных дебатов на стадионе «Олимпийский» прямо заявивший Порошенко: «Я не ваш оппонент, я ваш приговор». Да и предвыборный слоган Зеленского «Весна — пора сажать» прозрачно намекал не на посевную кампанию, а на расследование многочисленных неблаговидных деяний его предшественника.

Поначалу казалось, что обещанное может свершиться. Так, уже через полгода после прихода Зеленского к власти различные правоохранительные органы Украины расследовали целых 12 уголовных дел, фигурантом которых являлся Порошенко: речь шла и о злоупотреблениях властью, и о коррупционных схемах, и даже о государственной измене. Однако время шло, а самого главного — превращения Порошенко из «фигуранта» в подозреваемого с соответствующим процессуальным статусом — не происходило. Не произошло этого и до сих пор, хотя все материалы для вручения экс-президенту уведомлений о подозрении уже готовы, и достаточно давно. Более того, в марте — апреле 2020 года и вовсе стало ясно, что отношения Порошенко и Зеленского, видимо, вовсе не такие уж враждебные, как это пытались показать. Так, фракции пропрезидентской партии «Слуга народа» и порошенковской «Европейской солидарности» совместно голосовали по целому ряду важнейших вопросов, включая те же законы о продаже земель сельхозназначения и о регулировании банковской сферы. И можно с уверенностью сказать, что без этой «гибридной коалиции» данные законы не были бы приняты вовсе.

В этой ситуации еще один предвыборный лозунг Зеленского «Сделаем их вместе» получил двусмысленное звучание: если год назад под «ними» все имели в виду Порошенко и его окружение, а сделать «их» предлагалось украинскому народу, то теперь, после голосований в Раде, у многих закрались подозрения: не получилось ли наоборот?

Зеленский VS реформы

Курс, взятый Зеленским, также до странности напоминал преобразования, запущенные Порошенко, а в ряде сфер являлся и полным их продолжением. К примеру, остались без малейших изменений начинания Порошенко в сфере языковой политики. Вопреки предвыборным обещаниям Зеленского так и не был пересмотрен скандальный языковой закон, принятый Верховной радой и подписанный Порошенко в последние дни пребывания у власти. И более того, уже при Зеленском был принят не менее спорный закон о среднем образовании: согласно новым правилам даже в преимущественно русскоязычных регионах 80 процентов учебного времени образование должно вестись на украинском языке (некоторые уступки сделаны для крымских татар, которым разрешено учиться на родном языке полностью, но с обязательным изучением украинского, а также для представителей народов, говорящих на языках ЕС, им разрешено учиться на родных языках 40 процентов учебного времени).

Еще одним камнем преткновения стала медицинская реформа, затеянная при Порошенко тогдашним и.о. министра здравоохранения Ульяной Супрун. Позиция Зеленского по вопросу медреформы в частности и Супрун вообще в ходе избирательной кампании несколько раз менялась: он то хвалил Супрун, называя ее команду «теми, кто хоть что-то делает», то отзывался о ней куда менее позитивно. «Супрун? Вы же знаете, как ее называют? Слава богу, в моей семье другой доктор»,— говорил президент о ней в интервью в июне 2019 года, явно намекая на прозвище Доктор Смерть, которое Супрун дали в соцсетях.

В итоге Супрун покинула Минздрав, но проложенный ею курс остался практически без изменений. В частности, с 1 апреля вступил в силу так называемый второй этап медреформы, предполагающий принципиальное изменение схемы финансирования больниц. И от этих новаций стонет вся Украина: если раньше эти учреждения финансировались из госбюджета исходя из количества сотрудников и имеющихся коек, то теперь их принудительно перевели на сдельную форму оплаты — деньги больницы теперь получают за каждого лежащего в больнице пациента и каждую медицинскую манипуляцию, которую с ним проводят по «прайсу», утвержденному в Киеве. Этот «прайс» плохо ладит с действительностью: денег выделяют куда меньше, чем достаточно для того, чтобы больница могла полноценно работать, а многие медицинские услуги и вовсе «забыли» учесть в новой тарификации. Так, в Одессе остался без финансирования так называемый круглосуточный наркологический кабинет при психиатрической больнице — именно здесь делали анализы на алкоголь и наркотики в крови, к примеру, водителей, задержанных полицией по подозрению в вождении в нетрезвом виде. И в настоящее время больничное и полицейское начальство спорят о том, за чьи деньги должно финансироваться данное учреждение. Еще одна проблема, и тоже в Одессе: в результате второго этапа медреформы прекращают свое существование городские противотуберкулезные диспансеры. Реформа предполагает наличие таких учреждений лишь на областном уровне, а муниципальные тубдиспансеры власти финансировать отказались.

То, что медреформа порождает множество проблем, недавно признал и сам Владимир Зеленский. В видеообращении к гражданам Украины 4 мая он заявил, что в результате внедрения второго этапа медреформы могут быть уволены около 50 тысяч медиков и закрыты 332 больницы. «Почти тысяча больниц получат гораздо меньше денег, чем в прошлом году. Под угрозой оказались экстренная медицинская помощь, многопрофильные больницы, онкоцентры, госпитали ветеранов, большинство детских больниц, психиатрическая и туберкулезная службы»,— заявил глава государства. «Некоторым больницам хватит денег только на замок и плакат с надписью «Мы закрылись, держитесь, удачи»,— в свойственной ему эмоциональной манере заявил Зеленский. Правда, он тут же подчеркнул, что об откате медреформы речи не идет: власти будут думать, как исправить допущенные ошибки, сохранив концепцию реформы в целом. А ведь происходит все это в условиях эпидемии коронавируса — важного испытания и для системы здравоохранения Украины, и для Владимира Зеленского как лидера государства.

Зеленский VS коронавирус

По официальным данным, по состоянию на вечер воскресенья, 17 мая, на Украине зафиксировали 18 291 случай заражения COVID-19. При этом 514 пациентов умерли, а 5116 выздоровели. Иными словами, количество актуально болеющих граждан составляло 12 661 человек. В сутки выявляют около 500 новых случаев заражения.

В этом смысле эпидемиологическая ситуация на Украине выглядит куда менее напряженной, чем в России, где ежедневно выявляют до 10 тысяч случаев заражения, а общее число болеющих уже превысило 200 тысяч человек. Однако не исключено, что это связано с особенностями национальной диагностики: на Украине сделано всего 220 тысяч тестов на коронавирус. По показателю количества тестов на душу населения (чуть более 5 тысяч на миллион жителей) Украина занимает предпоследнее место в Европе, опережая лишь Албанию. Ежедневно на Украине делают лишь 9 тысяч тестов.

Низкий охват населения Украины тестами может означать, что по факту в стране болеют (или уже переболели) куда большее количество людей, чем «видит» официальная медицинская статистика, и это вызывает закономерные упреки в адрес властей. Вопрос о том, почему на Украине делают меньше тестов, чем в других странах Европы, задали журналисты замминистра здравоохранения Светлане Шаталовой. В ответ та заявила, что надо еще посмотреть, как это там, в других странах, считали. «Знаем ли мы, что входит в статистику? Возможно, они в статистику своего тестирования включают измерение температуры, или экспресс-тесты, или еще что-то»,— предположила Шаталова.

Увы, вопросы к властям в связи с эпидемией и мерами по борьбе с ней этим не ограничиваются.

Камнем преткновения остаются надбавки медикам, непосредственно работающим с больными коронавирусом, которые должны составить 300 процентов от их обычной зарплаты. Получать такие надбавки врачи должны были уже с марта, на дворе май, а ситуация пока далека от благополучного разрешения.

В правительстве уверяют: деньги выделили в полном объеме, а в задержках виноваты местные власти.

Кое-где с этими выводами согласны: к примеру, в Одесской области в проволочках обвинили вице-губернатора Виталия Свичинского, которого за это якобы и уволили. Сам Свичинский, впрочем, уверяет, что он в задержках не виноват и эту ситуацию использовали лишь как повод для политической расправы с ним — активным участником Евромайдана и членом Блока Порошенко. «Неужели так трудно не манипулировать, а сказать правду? Ту, которую вы мне говорили несколько недель назад, что вам сверху поставлена задача убрать всех порошенковских?» — написал Свичинский на своей страничке в Facebook.

В Запорожье местный горсовет выделил 1 миллион гривен на доплаты медикам, так как обещанных денег из государственного бюджета, по словам мэра города Владимира Буряка, здесь пока так и не видели. Из-за отсутствия обещанных выплат протестуют медики по всей стране: в Киеве, Днепропетровске, других городах. В Виннице доплаты отдельным врачам и медсестрам составили всего по 86 копеек и по 1,68 гривны за месяц, поэтому медики тоже вышли на митинг и помимо денег требуют достойных условий труда: «Сколько можно стирать защитные костюмы? Работать не в чем!».

И одним этим околокоронавирусные скандалы, к сожалению, не ограничиваются.

Зеленский VS олигархи

Если кто-то и надеялся, что Владимир Зеленский приструнит всесильных украинских олигархов, то этим надеждам не суждено было сбыться. Увы, принцип, согласно которому все граждане Украины равны, но иные равнее прочих, продолжает неукоснительно соблюдаться и при нынешнем президенте. Как и многие другие страны мира, Украина в марте прибегла к введению жестких ограничительных мер в связи с карантином: была запрещена работа кафе и ресторанов, магазинов, торгующих непродовольственными товарами, был введен запрет на междугородние пассажирские перевозки. Поначалу граждане сочувственно отнеслись к подобным ограничениям: согласно данным опросов введение таких ограничений поддержали 83 процента украинцев. Правда, к концу апреля число сторонников карантина уменьшилось до 54 процентов.

И причина не только в том, что карантинные ограничения сильно ударили по финансовому благополучию украинских граждан, но и в том, что, как выяснилось, карантинные запреты распространяются далеко не на всех. Наиболее скандальной в этом смысле стала сеть хозяйственных супермаркетов «Эпицентр»: в условиях, когда подавляющее большинство подобных предприятий было вынуждено закрыться, а тех, кто продолжал торговать, ждали крупные штрафы, «Эпицентр» не прекращал работу ни на день и властей это, кажется, нисколько не смущало. Официально это объясняли тем, что в «Эпицентре» можно также приобрести и средства защиты и гигиены (маски, респираторы, перчатки и антисептики), однако слабость этого аргумента была очевидна всем. «Что, мне достаточно просто поставить на прилавке коробку с масками и я смогу работать? — возмущается владелец небольшого одесского магазина стройматериалов Владимир.— Как бы не так: сразу же придет полиция и объяснит мне, почему я не прав и кому и сколько я теперь должен!»

Злые языки связывают особое положение «Эпицентра» с личностью его владельца — крупного харьковского предпринимателя Александра Гереги, близкого к министру внутренних дел Арсену Авакову. «Герега настолько нагло врет, что вызывает ненависть у любого здравомыслящего человека, а малый/средний бизнес, который вынужден выживать, просто ненавидит власть за такую "справедливость"»,— пишет популярный на Украине Telegram-канал «Резидент».

А ведь «Эпицентром» дело не ограничивается. Продолжает работать, к примеру, сеть магазинов косметики и бытовой химии «Ева», принадлежащая днепропетровским миллионерам Валерию Киптыку и Руслану Шостаку. Не закрылся киевский ресторан «Велюр», принадлежащий нардепу и главе избирательного штаба «Слуги народа» в Киеве. Эти и другие примеры несправедливости, когда одни предприниматели вынуждены закрываться и терпеть убытки, а другие, напротив, наслаждаются монопольным положением на опустевшем рынке, почти наверняка оказали далеко не самое позитивное влияние на рейтинг власти.

Однако лоббирование интересов украинских богачей при Зеленском проявляется далеко не только в карантинных вопросах. В связи с окончанием отопительного сезона, а также из-за карантинных ограничений потребление электроэнергии в стране сильно упало и возникла необходимость сократить также и ее производство: в мае по сравнению с мартом оно должно сократиться с 13 до 10 миллионов киловатт-часов, то есть примерно на 23 процента. Однако между различными категориями производителей урезание производства распределили по-разному. К примеру, АЭС Украины, производящие самую дешевую электроэнергию, сократят производство с 7,5 до 5 миллионов киловатт-часов. А вот тепловые станции, электроэнергия которых стоит существенно дороже, напротив, нарастят производство с 2,7 до 3 миллионов киловатт-часов.

Непосредственным следствием такого решения станет рост себестоимости «среднего» киловатт-часа, производимого украинской энергетикой: в Нацкомиссии по регулированию рынка энергетики и коммунальных услуг уже обсуждают соответствующий рост тарифов на электроэнергию. Правда, самой фразы «повышение тарифов» избегают, говоря, к примеру, о «выравнивании тарифов для различных категорий потребителей»: например, для домохозяйств и коммерческих предприятий. И речь идет не о снижении тарифов для бизнеса до уровня бытовых, а наоборот, о повышении бытовых тарифов до уровня коммерческих, то есть в среднем на 30 процентов.

Возможно, дело в том, что все украинские АЭС находятся в госсобственности, тогда как большая часть угольных ТЭС — частные и входят в состав холдинга ДТЭК донецкого олигарха Рината Ахметова, чьи позиции во власти существенно укрепились, да и саму министра энергетики Ольгу Буславец украинские СМИ называют «человеком Ахметова».

Как и следовало бы ожидать, связанные с Ринатом Ахметовым СМИ делают многое для того, чтобы объяснить гражданам, что все происходящее делается для их же пользы. Но делают они это так, что лишь привлекают к происходящему недоброжелательное внимание граждан. К примеру, нардепа от «Слуги народа» Александра Дубинского, многократно и резко высказывавшегося по этому поводу, не пустили в студию ток-шоу «Свобода слова» на ахметовском канале «Украина», хотя ранее и пригласили участвовать в программе. Справедливости ради следует отметить, что Дубинского считают близким к другому украинскому олигарху — Игорю Коломойскому, который активно конкурирует с Ахметовым, в том числе и в вопросах влияния на госрегулирование энергетической сферы.

Но чистоплотнее от этого ситуация не становится. И даже наоборот.

Зеленский VS урожай

У страны назревает и новая проблема: беспрецедентная по своим масштабам засуха, тема которой постепенно начинает мелькать на первых полосах СМИ наряду с новостями о развитии эпидемии. Бесснежная зима, а также небывало низкий уровень осадков весной уже нанесли колоссальный ущерб урожаю озимых культур. Наиболее сложная ситуация наблюдается в Николаевской, Херсонской и Запорожской областях, чуть легче, но также непросто в центральных частях страны. А по оценкам Одесского облсовета, в регионе погибли до 40 процентов посевов озимой пшеницы и около 80 процентов посевов ячменя. Губернатор Одесской области Максим Куцый заявил, что нынешняя засуха — самая сильная с 1947 года. Для сельских жителей это настоящая трагедия. Плата за земельные паи, отданные фермерами в аренду,— это единственный источник дохода многих крестьян-пайщиков. А фермеры теперь и сами без денег. В одном из сел Килийского района Одесской области покончил с собой аграрий, потерявший весь будущий урожай. «Нас постигла беда — страшная засуха…— так прокомментировал этот случай глава района Бойченко.— Сотни фермерских хозяйств потеряли 100 процентов посевов. Это колоссальные финансовые потери». Еще месяц назад, на основании жалоб селян, Килийский горсовет просил центральные органы власти оказать помощь обычным аграриям, а не крупным сельскохозяйственным корпорациям. «Но власти этой проблеме внимания не уделяют, и как результат — из жизни уходят реальные пахари с мозолями на руках»,— заявил Бойченко. Пока что на помощь фермерам пришли лишь служители церкви: митрополит Одесский и Измаильский Агафангел по просьбе местных жителей совершил молебен о дожде и призвал всех людей «просить у Господа милости для прекращения этой страшной засухи»...

Зеленский VS рейтинги

Может показаться, что первый год Зеленского состоял из сплошных разочарований и нарушенных обещаний. Это не совсем так. Президент, как и обещал, добился отмены неприкосновенности депутатов Верховной рады, а также разработал, внес и провел через Верховную раду закон об импичменте. На подходе — закон о референдуме, также обещанный будущим главой государства на этапе избирательной кампании. Определенных успехов удалось добиться и в вопросе снижения тарифов на коммунальные услуги. Так, газ для населения, зимой-2018/19 стоивший 8550 гривен за тысячу кубических метров, в сезоне-2019/20 стоил не дороже 5889 гривен (но является ли это заслугой Зеленского и его правительства либо же стало простым следствием сверхтеплой зимы и снижения мировых цен на голубое топливо — дискуссионный вопрос).

Лучшим, главным и наиболее значимым критерием оценки итогов деятельности любого политика является мнение его избирателей. Именно для этой цели на Украине существуют многочисленные социологические службы, регулярно проводящие опросы общественного мнения. И почти все они фиксируют постепенное снижение популярности главы государства и возглавляемой им политической силы. Так, по данным опроса, опубликованного накануне годовщины президентства Зеленского, 51 процент граждан страны считает, что Украина движется в неправильном направлении, а тех, кто считает, что все идет как надо, оказалось лишь 32 процента. Для сравнения: в сентябре 2019 года в верность выбранного курса верили 55 процентов опрошенных, а сомневались в нем лишь 18.

Число граждан, полностью доверяющих Зеленскому, по сравнению с февралем 2020 года сократилось с 30 до 22 процентов, а рейтинг его политсилы «Слуга народа» снизился за минувшие полгода с 64 до 34 процентов. Причем последняя цифра, по всей вероятности, несколько завышена: опубликованный социологической группой «Рейтинг» месяц назад опрос, проведенный в областных центрах Украины, показал, что партию действующего президента поддерживают от 12 до 28 процентов опрошенных.

Впрочем, Зеленский все еще остается наиболее популярным украинским политиком, и если бы президентские выборы состоялись в ближайшее воскресенье, то за него согласились бы отдать свои голоса, согласно тому же опросу, 39,3 процента избирателей. Другое дело, что испытания, которые предстоит пройти Зеленскому, тоже только начинаются.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...