Подробно

10

«Сейчас балет все тот же, а в масках оказались уже мы все»

Рубрика Art Saves о художниках в самоизоляции: художники галереи a-s-t-r-a в арт-пространстве Cube.Moscow

от

В новом выпуске рубрики «Коммерсантъ Стиль» — художники галереи a-s-t-r-a арт-пространства Cube.Moscow Сергей Дорохов, Павел Соловьев, Юрий Самойлов и Егор Лаптарев. Все они сходятся в одном: время в самоизоляции может принести осознание того, что действительно важно, и множество новых идей для творчества. При условии насыщенной внутренней жизни, конечно же.


Сергей Дорохов


Художник-монументалист, окончивший с отличием МГАХИ имен Сурикова, сейчас учится в институте «База» под ректорством Анатолия Осмоловского. Член Российского союза художников, участник многочисленных выставок.

— Для художника, склонного к наблюдению и рефлексии, все события, связанные с вирусом, представляют интересный и живой материал. В состоянии, когда все на паузе, у меня лично происходит невероятно активный рабочий процесс. В моем творчестве всегда затрагивались темы общественной и политической жизни, я и сегодня получаю важный творческий опыт, который даст плоды по итогам самоизоляции. Все мировое сообщество сейчас переживает ни с чем не сравнимый опыт. Это как системная ошибка в программном обеспечении компьютера. Всему процессору требуется перезагрузка, и нам следует внимательно осмотреться вокруг себя. Находясь в постоянном внутреннем диалоге, я стараюсь получить пользу из этого опыта переоценки всего. У меня возникает большое количество идей для будущих работ и новые векторы изучения.

Сегрей Дорохов, «Пока не все дома», бумага, графические материалы, 2020

Эта работа — некая аллегория на тот образ карантина, который понятен всем поколениям нашей страны. В моем творчестве представители порядка всегда играют важную роль, как постоянные спутники событий, явлений и ментальности нашего общества.

Сергей Дорохов, «Один шаг», бумага, графические материалы, 2020

Эта работа — своего рода посвящение средствам массовой информации. Размышления на тему, снимать сюжеты про то, что «можно», и быть в комфортной клетке для птиц с постоянным прикормом или рассказать «как есть» и оказаться уже в клетке совсем другого уровня комфорта. В обществе все больше чувствуется напряжение от разного рода ограничений, и складывается впечатление, что клетка для птиц есть у каждого из нас. Следует задаться вопросом: какими ценностями мы готовы жертвовать ради комфортного скворечника или же мы готовы на большее — пожертвовать чем-то ради правды?

Сергей Дорохов, Fake news, холст, акрил, 2020

Смысловой и визуальный язык этой работы очень тесно сплетены между собой. Я использовал сразу несколько оттенков черного цвета и применял специальную технологию. Для меня важно было добиться эффекта туманности, испарения, еле заметности слова «Правда». Как и в жизни, мы часто правду можем разглядеть лишь под определенным углом, и она может быть не такой хорошей, как нам хочется. Ярким цветом и бегущей строкой лежит на холсте зашифровка смыслов азбукой Морзе — это то яркое и заметное, что мы каждый день поглощаем, и часто многих это не смущает.

Павел Соловьев


Мультидисциплинарный художник, работающий в области перформанса, нон-спектакулярного искусства, редимейда, фотографии, живописи и графики. Опираясь на влияние своего предыдущего профессионального опыта в сфере рекламы и моды, Павел изучает, как медиумы современной массовой культуры трансформируют нашу идентичность. Член Клуба арт-директоров России. Работы Павла находятся в частных и корпоративных коллекциях в США, Великобритании, Испании, Германии, Франции, Японии, Нидерландах, на Украине и в России. Живет и работает в Москве.

— Несколько лет назад мы с женой переехали за город. Поначалу казалось, что мы изолированы от всего: событий в городе, друзей, возможностей. Но если ты способен принять себя, найти в себе мир, то твоим топливом могут стать не социальные связи или разного рода стимуляторы, а солнце, облака или снег. Как в детстве. Довольно быстро осознаешь, что ты отказался от ненужного, жизнь твоя обрела новую перспективу, цельность. Тебе нужно меньше, чтобы сделать больше.

Сейчас в связи с неопределенностью и грядущими неизбежными переменами многие вспоминают 1990-е. Тогда многие оказались отрезанными от мира, ничего не понимая, смотрели балет, а потом наблюдали, как люди в масках делают бизнес. Сейчас балет все тот же, а в масках оказались уже мы все.

«Смотри балет», авторская печать на винтажной открытке, тираж 23, 2018

Несколько лет назад я увлекся коллажем, и друзья отдали мне внушительный архив с советскими открытками. В нем оказалась также стопка репродукций Дега, напечатанная в начале 1990-х, одну из которых я использовал для этой работы про 1990-е.

Павел Соловьев, «Двенадцать», шелкография на шоколадке «Аленка», Тираж 12, 2018

На первый взгляд это работа-страшилка, что-то про терроризм. Но это не совсем так: я очень уважаю религии, в частности ислам. Моя работа скорее про то, как любой образ в медиа может быть апроприирован, уничтожен или заменен на свою противоположность. Такая эсхатология образа.

Павел Соловьев, Bohemian rhapsody, холст, акрил, 2019

Павел Соловьев, Bohemian rhapsody, холст, акрил, 2019

В прошлом году благодаря музыке чеченских бардов наконец смог увидеть масскультурную версию «Входа в Иерусалим», где соединились бы Калки, Даджжаль, этатизм и поп-культура, ведущие апокалиптическое шоу в прямом эфире.

Юрий Самойлов


Выпускник МШНК, Московской школы нового кино (мастерская Дмитрия Маммулии). График и живописец с неординарным бэкграундом. Впервые начал заниматься изобразительным искусством в 20 лет, затем, отучившись в МШНК на сценариста и режиссера, вернулся к картине и рисунку. В 2018 году поставил перформанс «Семь джентльменов в Москве» в галерее Osnova и «Девятый раунд» в боксерском клубе «Октябрь». Основатель независимого музыкального лейбла Invisible Animals.

— Самоизоляция открыла для меня много новых развлечений. Например, посмотреть южнокорейский фильм «Костлявая бабочка Смерть» или итальянский триллер «Ящерица под женской кожей», послушать группу «Крыса с крыльями» или взять почитать у жены новый номер журнала «Логос», посвященный неомарксизму. У меня есть свой кассетный лейбл, и за неделю я успел выпустить альбом японского нойза и испанского ритуального эмбиента. Помимо этого я уже давно работаю над большим проектом в качестве сценариста. Чуть не забыл, еще я увлекся домашним приготовлением фастфуда на кухне: делаю хот-доги на гриле, кесадилью и попкорн. Кстати, благодаря самоизоляции я могу позволить себе подолгу смотреть на звезды с балкона и три дня назад разглядел невероятную звезду: она переливается всеми цветами радуги. Вы не знаете, что это?

Юрий Самойлов, Без названия, акрил на бумаге, 2019

Эту работу я сделал ранней весной, когда мне очень захотелось к морю, в частности в Грецию. Даже если не особенно приглядываться, на картине легко угадывается средиземноморский колорит, я даже хотел назвать ее «Стихи морю», но почему-то решил погуглить и увидел, что так называется серия картин Сая Твомбли, и поэтому оставил «Без названия».

Юрий Самойлов, Walkabout, акрил на бумаге, 2018

В какой-то момент у меня остался один единственный тюбик с очень яркой розовой краской, и сделать работу при помощи только одного тюбика мне показалось невозможным. Случайно мне попался фильм Николаса Роуга «Обход», и в процессе просмотра у меня появилась идея нарисовать розовую пустыню и кистью вычертить на ярко-розовом фоне фигуры, снимая слои краски. Несколько других цветов я добавил уже позже.

Егор Лаптарев


Выпускник-монументалист Академии художеств имени Репина (СПб), Егор в своем творчестве обращается к разным видам искусств: станковая живопись, графика, скульптура, видеоарт, стрит-арт и мозаика. Основная тема его творчества — изображение человеческого тела, представленного в разных контекстах. На протяжении последних лет он работает в своей уникальной технике. Нанося краску несколькими слоями, он прячет под ней первоначальное изображение. Егор модифицирует классический рисунок и экспериментирует с материалами — такой способ создания произведения позволяет изменять ход сюжета в процессе работы.

— Самоизоляция для многих стала возможностью сделать паузу и заняться теми вещами, на которые раньше не хватало времени из-за большого количества работы. Однако художники чаще всего, работая, как раз и находятся в режиме «самоизоляции». У меня скорее появилось больше времени для моей основной работы и начался максимально продуктивный период. Стартовала работа над моим новым проектом, и если раньше всегда был соблазн с кем-нибудь встретиться и отдохнуть, то сейчас я максимально сосредоточен и лишен возможности провести время без пользы. Так, всеобщая самоизоляция стала для меня продуктивным этапом для творчества, хоть и не таким насыщенным событиями.

В этих работах я размышляю над темой внутреннего диалога. Зачастую люди меньше всего хотят слушать свой внутренний голос. Кажется, сейчас настало время, когда этого не избежать. Мы не просто заперты от других людей, мы прежде всего заперты наедине с собой. Возможно, пора начать строить этот диалог и перестать отворачиваться от самих себя.

Комментарии

Наглядно

Приложения

Профиль пользователя