Коротко

Новости

Подробно

Фото: AFP

По местам стоять, с вируса сниматься

Charles de Gaulle встал на карантин в Тулоне

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Авианосец Charles de Gaulle прервал миссию в Атлантике и на две недели раньше вернулся к французским берегам. Больше половины его экипажа оказались заражены COVID-19. Тяжелое испытание для французского флота и урок для адмиралов и генералов других стран, боящихся отступать перед эпидемией, считает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.


Charles de Gaulle — флагман французского флота, единственный атомный авианосец Европы. С 2001 года он принимал участие во всех заморских военных операциях Франции, его самолеты летали и на Ближнем Востоке, и в Африке. На нем недавно завершили плановый ремонт, в ходе которого заменили топливо двух его ядерных реакторов, модифицировали электронику и пополнили его авиакрыло усовершенствованными самолетами Rafale-M вместо устаревших Super Etendard. Модернизация обошлась более чем в €1 млрд и заняла 18 месяцев.

21 января авианосная группа во главе с Charles de Gaulle отправилась в боевой поход. В Средиземном море он участвовал в операции Chammal против исламистов в Ираке, затем вышел в Атлантику. Военные обозреватели уверяли, что с его реконструкцией флот получил, по сути, новый, еще более мощный флагман. Единственным уязвимым местом гиганта оказался его экипаж.

Военные врачи не могут понять, как болезнь проникла на авианосец и почему она проявилась тогда, когда все инкубационные сроки уже прошли.

Один из вариантов — заражение во время пополнения запасов с корабля обеспечения, с которым Charles de Gaulle встретился в море. Не было непосредственного контакта экипажей, но вирус мог быть передан вместе с грузом. Возможно также, что вирус был занесен во время стоянки в Бресте, где авианосец находился с 13 по 16 марта и команда получила увольнительную на берег. Многие из моряков были уроженцами региона и воспользовались отпуском, чтобы повидать родных. Карантин 17 марта застал корабль уже в море.

Первые заболевшие появились на борту в субботу, 4 апреля, когда Charles de Gaulle был у берегов Португалии. К понедельнику ситуация стала авральной. Корабельный госпиталь в 13 коек был мгновенно переполнен. Командование приказало идти домой, на авианосец перебросили врачей, и Charles de Gaulle, превращаясь по пути в плавучий госпиталь, направился в порт приписки Тулон.

Авианосец не круизный лайнер, где туристов могли запереть в каютах. В кубриках военного корабля, в ангарах, в арсенале, на боевых постах, в центральной рубке, на инструктажах пилотов военнослужащие находились в постоянном и тесном контакте. В довершение несчастья перед вспышкой болезни на корабле проходили учения по отражению ядерной атаки. На несколько часов все помещения были герметически закрыты и снабжались воздухом посредством внутренней циркуляции, что разносило заразу.

Сразу же по прибытии в порт 24 моряка были отправлены в военный госпиталь Святой Анны, двое из них оказались в реанимации. Затем количество зараженных росло по мере того, как поступали результаты тестов, которые сдала команда. Сначала говорили о 668 инфицированных, сейчас носителями вируса признаны 1046 из 2010 военнослужащих Charles de Gaulle и пришедшего в Тулон вместе с ним фрегата Chevalier Paul.

Разумеется, история с выведенным из строя авианосцем стала в буквальном смысле слова болезненной темой для военных.

Глава Генштаба генерал Франсуа Лекуантр потребовал расследования — «не для того, чтобы судить, наказывать и порицать, но чтобы лучше понять случившееся и сделать выводы на будущее», а командующий французскими военно-морскими силами (ВМС) адмирал Кристоф Празюк уже распорядился о его начале. Моряки, находившиеся на борту, дают интервью журналистам и на условиях полной анонимности делятся обидой и разочарованием. Армия пытается отмыться от обвинений. В частности, пресс-секретарь ВМС капитан первого ранга Эрик Лаво категорически отверг версию, что командир авианосца Марк Антуан де Сен-Жермен предлагал командованию отменить выход в море, но министерство обороны настояло на продолжении миссии.

Министра Флоранс Парли ждут в парламентской комиссии. Дело не только в здоровье моряков, хотя это очень важно. Несчастье с Charles de Gaulle один в один повторяет историю с заражением на американском авианосце Theodore Roosevelt (см. “Ъ” от 1 апреля), но если у США располагают 11 авианосцами, Франция — только одним. По сведениям минобороны он сможет вернуться в море не раньше лета. Корабль, управляемый персоналом высочайшей квалификации, должен дожидаться полного выздоровления всех моряков и пилотов. Кроме того, ему предстоит пройти полную дезинфекцию, на эту работу брошены военнослужащие химзащиты из Марселя. Между тем вплоть до 2040 года «Шарль де Голль» наряду с ракетными подводными лодками должен оставаться одним из ключевых элементов стратегических сил Франции. Базирующиеся на авианосце истребители-бомбардировщики Rafale-M имеют на вооружении ядерные боеприпасы. И что бы ни говорили в странах, не имеющих подобных возможностей, о том, что авианосцы — это вчерашний день военно-морских сил, они по-прежнему и мощнейшее оружие для локальных конфликтов, и впечатляющий инструмент внешней политики.

Комментарии
Профиль пользователя