Коротко

Новости

Подробно

Агент слияния

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 74

Агент слияния
Фото: AP  
Джордж Робертс (слева) и Генри Крейвис (справа) — не просто партнеры, но еще и настоящие братья
       Генри Крейвис был одним из самых удачливых игроков рынка слияний и поглощений США. Начав в 1960-е годы с бизнеса по приобретению мелких компаний, он через два десятка лет уже ворочал миллиардами долларов. В большинстве случаев он добивался своего. Неудачи его преследовали в другой стране — в далекой и негостеприимной России.

Манящие миллиарды
       Генри Крейвис (Henry Kravis) родился 6 января 1944 года в городе Талса, штат Оклахома. Его отец Рэй занимал высокие посты в местной администрации, так что семья недостатка в средствах не испытывала. После окончания школы молодой Генри переехал в штат Калифорния, где постигал экономические премудрости в Claremont McKenna College. Во время обучения Генри стал капитаном местного гольф-клуба, что говорит не только о его принадлежности как минимум к среднему классу, но и об организаторских способностях.
       Однако Генри, наслаждаясь своим положением, думал о будущем. Каждое лето на каникулы он на своей машине уезжал в Нью-Йорк. Главным его желанием было устроиться поработать в одну из крупнейших финансовых фирм. В первый заезд компании с Wall Street не смогли предложить ему ничего, кроме должности мальчика на побегушках. Но уже на следующий год летняя практика Генри проходила в аналитическом отделе одного из ведущих инвестиционных банков Goldman Sachs. Третье лето он провел в том же банке — в отделе институциональных продаж и корпоративных финансов. По-настоящему его впечатлило именно это лето. Трейдеры, торгующие акциями и облигациями, с которыми он ежедневно общался, зарабатывали по $100 тыс. в год, что для Генри казалось заоблачной суммой. Ничего удивительного, что единственным его желанием стало попасть на такую же работу.
       Впрочем, Крейвис понимал, что для повышения своего статуса ему потребуется получить степень MBA. За нею он отправился в тот же Нью-Йорк, в Columbia University — поближе и к большим деньгам, и к потенциальным работодателям. Как и многие его сверстники, учебу в университете Генри совмещал с работой в одном из инвестиционных фондов. Здесь в его обязанности входила скупка небольших компаний различного профиля в интересах фонда. Разъезжая по ближним и дальним штатам, ведя переговоры о покупке с владельцами компаний, он получал бесценный опыт, который ему пригодился позднее при проведении миллиардных сделок.
       После успешного завершения обучения в 1969 году Генри достаточно удачно устроился в инвестиционную компанию Bear Stearns — в отдел слияний и поглощений (M&A). В одной компании и в одном отделе с Крейвисом оказался его двоюродный брат Джордж Робертс; впоследствии они вели общий бизнес. Оба молодых человека работали под руководством Джерома Колберга, у которого за плечами был многолетний опыт работы на этом рынке.
       С начала 1970-х годов рынок слияний и поглощений в США набирал обороты и в 1980-е зацвел пышным цветом. Слияния могли иметь разные формы — от взаимной, полюбовной договоренности до попытки агрессивного поглощения. В последнем случае каждая из сторон прибегала к помощи различных финансовых, юридических и прочих институтов, которые могли бы помочь ей добиться победы.
       Отдел Колберга в Bear Stearns выполнял обычно консультационно-аналитические функции. Вместе со своими молодыми подчиненными он отыскивал небольшие недооцененные компании и предлагал купить их более крупным конкурентам — впрочем, как правило, с согласия первых. В 1975 году была организована крупнейшая в истории отдела покупка производителя машиностроительного оборудования Incom International группой компаний Rockwell. Цена сделки составила $92 млн, а Bear Stearns получила огромные по тем временам комиссионные — $950 тыс.
       Вместе с тем работа в таком качестве все меньше соответствовала реалиям рынка M&A. Его объем стремительно увеличивался и составлял уже многие миллиарды долларов, а отдел фактически занимался только консультированием. Поэтому в 1976 году, так и не получив от Bear Stearns требуемого финансирования, Крейвис, Робертс и Колберг покинули компанию и организовали собственный бизнес. Новая компания называлась просто — Kohlberg Kravis Roberts & Co. (KKR). Роль лидера оставалась пока за Колбергом.
       
Новое качество
       Новая компания и бизнес вела по-новому. Теперь партнеры выступали не только как посредники между клиентами, они сами стали выкупать недооцененные компании и после реструктуризации продавать другим владельцам. Рентабельность, само собой, резко выросла.
       С ростом бизнеса, да и рынка в целом собственных средств стало уже не хватать. Нередко средства KKR покрывали лишь 10% стоимости сделки, остальные деньги занимались на стороне. Впрочем, к тому времени приобретение компаний на заемные средства вошло в моду, и в качестве последних все чаще использовались так называемые мусорные, или бросовые, облигации. Этот сегмент рынка фактически создал с нуля и контролировал знаменитый Майкл Милкен (см. "Деньги" #44 за 2002 год). Но Генри Крейвис и его компания пользовались услугами Милкена в качестве клиента и не участвовали в инсайдерских сделках. Напротив, некоторые инвестиционные банкиры использовали сделки по поглощению, которые проводила KKR, для инсайдерской торговли. В начале своего существования компания зарабатывала на сделках по слиянию и поглощению по $50 млн в год, при этом число сделок приближалось к нескольким десяткам.
       Постепенно лидерство в компании переходило к Крейвису, хотя Колберг формально продолжал ею руководить. Генри проявлял поразительные способности к поиску подходящих объектов для покупки и планированию сделок. Это были ключевые моменты бизнеса, и, таким образом, именно Крейвис обеспечивал успех компании.
       К 1984 году финансы KKR серьезно окрепли, стало ясно, что пришла пора заняться сделками совсем иного масштаба. В поле зрения компаньонов теперь попали не просто крупные, а транснациональные компании. В том же году KKR совершила первую миллиардную сделку, купив и потом перепродав производителя кондиционеров Wometco Enterprises. Чуть позже была совершена и потрясающая по доходности операция — за $465 млн был приобретен переработчик сахара Amstar, а в 1986 году он был продан на $700 млн. Генри Крейвис до сих пор считает, что главное в этом бизнесе — не купить компанию, а выгодно ее продать.
       KKR все еще была на "белой" стороне рынка, то есть компании поглощались исключительно с согласия их менеджеров и владельцев, которые получали за это внушительные компенсации. Так что когда Бун Пикенс (см. "Деньги" #36 за 2003 год) задумал недружественное поглощение нефтяной компании Gulf Oil, Крейвис с партнерами получили предложение от ее руководства поучаствовать в спасении. KKR была готова выложить за компанию $12 млрд, но победителем в конце концов была признана корпорация Chevron, предложившая за Gulf Oil большую цену.
       Следующей крупной покупкой Крейвиса стала Beatrice Company, которая занималась производством пищевых продуктов и владела множеством смежных бизнесов, но все вместе было убыточным. Что интересно: Крейвис после покупки смог так реорганизовать компанию, что она стала приносить прибыль в десятки миллионов долларов. Конечно, впоследствии часть акций была продана, но KKR до сих пор является совладельцем Beatrice Company.
       
Черный рыцарь
       Борьба за поглощаемые компании становилась все острее, а Крейвис вторгся в высококонкурентный сектор мегапоглощений. Оставаться "белым рыцарем" становилось все сложнее. Первое отступление от правил произошло в 1987 году при покупке розничной сети Safeway. В принципе она прошла с согласия акционеров. Но за этим согласием скрывался ультиматум Крейвиса: либо они продают свои акции, либо остаются без компенсации при недружественном поглощении. Следующая покупка — производителя упаковки Owens-Illinois — была откровенно враждебной. После нее Колберг оставил компанию, и Крейвис стал руководить KKR как фактически, так и номинально.
       В 1988 году под его руководством состоялась крупнейшая сделка в истории компании — Крейвис за $25 млрд купил транснациональную RJR Nabisco, 19-ю по капитализации компанию в США на то время. Переговоры длились пять недель. Крейвис даже получил от менеджмента предложение — за $250 млн отложить принятие решения на две недели, но не согласился. На этой сделке Крейвис, пожалуй, достиг пика в привлечении финансов — только в банках по всему миру он занял $14 млрд; остальное пришлось на инвесторов, облигации и собственные средства компании.
       В дальнейшем активность поглощений снизилась. Сначала этому способствовал скандал, связанный с расследованием дела Майкла Милкена и его арестом, когда вся индустрия "мусорных" облигаций чуть было не пошла прахом. Потом поглощения прекратились по естественной причине: в связи с кризисом мировой экономики. Тем не менее за время своего существования KKR купила около 50 компаний, потратив на это более $80 млрд.
       Объем операций стал меньше, и далеко не все они были так успешны как раньше. Подобно другому великому финансисту — Джорджу Соросу, Крейвис потерпел неудачу в России. Хотя по масштабам эту неудачу можно считать слабеньким уколом.
       В 1993 году за $50 тыс. был куплен 1% акций КамАЗа. По соглашению KKR обязывалась обеспечить финансирование предприятия; за это она получала бы $10 млн ежегодно и потенциально контрольный пакет компании. C 1994 года Крейвису отходили акции завода от допэмиссий, в результате чего он собрал блокирующий пакет. Также было обеспечено финансирование на $750 млн. Но обещанные $10 млн в год он не получал, а в 1998 году KKR и вовсе лишилась контроля, поскольку в дело вмешалось правительство Татарии, имевшее иные взгляды на предприятие.
       В 1998 году подобное фиаско чуть было не произошло и с Ломоносовским фарфоровым заводом (ЛФЗ). KKR совместно с фондом TUSRIF купили 80% акций ЛФЗ. Разгорелась острая борьба менеджеров с новыми собственниками. И лишь в 2000 году после многочисленных судов иностранные акционеры смогли избрать подконтрольный им совет директоров, но впоследствии все же избавились от сомнительного актива.
       Доход Крейвиса от всех проводимых им операций огромен. С середины 1980-х он ежегодно зарабатывает от $50 млн до $100 млн. К тому же у него еще остаются акции поглощенных ранее фирм. В настоящее время Генри Крейвис входит в совет директоров таких компаний, как American Re-Insurance Company, AutoZone, Boden, Duracell, Safeway и UnionTexas Petroleum.
       Получаемая Крейвисом прибыль на его банковском счете долго не задерживается. Он купил несколько гольф-клубов, вложился в недвижимость и коллекционирует картины знаменитых художников. Кроме того, на благотворительные нужды Крейвис тратит ежегодно до $10 млн.
АЛЕКСЕЙ БАЙБАКОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя