Коротко

Новости

Подробно

Деприватизация по-башкирски

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 16

Деприватизация по-башкирски
Фото: ДМИТРИЙ ЛЕБЕДЕВ, "Ъ"  
       Скандалы вокруг российских нефтяных компаний и их топ-менеджеров уже никого не удивляют. Однако то, что происходит сегодня в Башкирии, обращает на себя внимание не столько потому, что местные нефтяные компании до последнего времени были, пожалуй, самыми закрытыми из всех российских энергетических предприятий, сколько потому, что на прошлой неделе в республике была предпринята первая в новейшей истории России попытка возвратить эти предприятия в госсобственность.

       Еще пару лет назад никто даже и помыслить не мог, что в вотчине башкирского президента Муртазы Рахимова кто-то посягнет на самое главное богатство республики — ее нефтяной комплекс. Тем более что управлял большей частью этого комплекса сын президента Урал Рахимов. Даже сам факт приватизации всей башкирской нефтянки стал достоянием гласности случайно. Однако перед самыми выборами президента простой житель Тамбовской области Петр Комаров смог в суде добиться возврата акций всех предприятий в госсобственность и начал воплощать это решение в жизнь.
       Процесс расприватизации башкирских нефтехимических предприятий начался настолько буднично, что трудно было даже предположить: речь идет о споре за активы в $2-3 млрд. В минувший понедельник на уфимскую улицу Льва Толстого к двухэтажному зданию АО "Центральная регистратура", ведущего реестры большинства нефтехимических предприятий республики, подъехали адвокат жителя Тамбовской области Петра Комарова Руслан Подгорный и судебный пристав. Пройдя через небольшую группу мелких брокеров, которые традиционно совершают сделки около регистратуры, они вошли в здание и вручили определение суда города Котовска. Согласно документу, реестродержатель должен был наложить арест на акции "Башнефти", "Башкирэнерго", "Башкирнефтепродукта", Уфимского нефтеперерабатывающего завода, Новоуфимского нефтеперерабатывающего завода, "Уфанефтехима" и "Уфаоргсинтеза".
Фото: ДМИТРИЙ ЛЕКАЙ, "Ъ"  
Адвокат Руслан Подгорный пытается исполнить решение суда о возврате в госсобственность башкирских нефтяных предприятий
"Мы не исключали, что нам будут всячески препятствовать и даже откажутся принимать документы,— рассказал Ъ господин Подгорный.— Однако все прошло нормально. Определение взяли и начали по нему исполнительное производство".
       Суть этого дела вкратце такова. Миноритарный акционер всех вышеупомянутых предприятий господин Комаров, следуя его иску, не согласился с тем, что башкирская нефтянка вышла из-под контроля государства. Выяснилось это в середине 2003 года, когда Счетная палата, расследуя финансовые операции "Башнефти" и "Башнефтехима", установила, что весной контрольный пакет акций "Башнефти" и 36,7% акций "Башэнерго", которые принадлежали государственной Башкирской топливной компании, а также четырех НПЗ (контролировались государственным АО "Башнефтехим") были проданы ряду ООО.
       Среди их владельцев были, например, секретарь сына президента Башкирии Урала Рахимова и два бывших сотрудника республиканского МВД. А одной из фирм — "Соцсервис" — ранее руководил главный финансист "Башнефтехима" Валерий Сперанский, застреленный в подъезде собственного дома два года назад.
       В июле эти ООО передали акции в уставный капитал фирмы "Башкирский капитал", председателем совета директоров которой был назначен Урал Рахимов. А затем все паи в "Башкирском капитале" были проданы все тем же Новоуфимскому НПЗ, Уфимскому НПЗ, "Уфанефтехиму", "Башнефтехиму", "Уфаоргсинтезу", "Башнефтепродукту" и "Башэнерго". Причем государство, судя по всему, в результате отчуждения собственности не получило ничего, кроме дебиторской задолженности в 13,4 млрд руб. Погасить ее, согласно документам, новые владельцы акций обязались в течение десяти лет.
       Собственно говоря, на деле от этих операций мало что изменилось. Нынешний президент Муртаза Рахимов как раньше, так и теперь контролирует башкирскую нефтянку. Ту же Башкирскую топливную компанию возглавлял Урал Рахимов. Однако после приватизации президент Башкирии просто обезопасил себя от политических рисков, и в случае поражения на предстоящих 7 декабря выборах он все равно будет контролировать финансовые потоки. Кстати, процесс приватизации нефтянки Муртаза Рахимов начал еще в августе прошлого года, когда подписал указы, разрешающие холдингам "Башнефтехим" и "Башкирская топливная компания" продавать акции принадлежащих им предприятий в целях "повышения инвестиционной привлекательности, эффективности управления и более тесной интеграции предприятий топливно-энергетического комплекса республики". Тогда многие эксперты решили, что все пойдет по отработанному сценарию, вскоре будет проведен аукцион по продаже акций, и они окажутся в руках какой-нибудь крупной нефтяной компании. Однако, как выяснилось, у господина Рахимова были другие планы.
Фото: ДМИТРИЙ АЗАРОВ, "Ъ"  
Президента Башкирии Муртазу Рахимова хотят лишить главного богатства республики
Очевидно, что конкурентам действующего президента такая приватизация вряд ли понравилась: нефтяная отрасль в Башкирии является бюджетообразующей, и любой новый президент будет полностью зависеть от ее хозяев. Так что, скорее всего, именно кто-то из нынешних претендентов на президентский пост и стоит за господином Комаровым из города Котова. Среди наиболее вероятных фигур, заинтересованных в возвращении нефтянки в госсобственность, эксперты называют двух кандидатов — нефтяника Ралифа Сафина и банкира Сергея Веремеенко. Они же, по прогнозам, могут составить основную конкуренцию Муртазе Рахимову. Однако сами кандидаты по поводу этого дела официально ничего не говорили и с появлением иска себя не связывали. Впрочем, не исключено, что за иском стоит и кто-то из "сторонних" серьезных акционеров нефтяных предприятий республики. Например, "Базовый элемент", которому принадлежит 10% акций "Башнефти". Однако исполнительный директор Basic Element Holding Дэвид Джеованис утверждает, что его компания непричастна к судебному процессу, хотя и приветствует возможный возврат акций в госсобственность.
       Что же касается самого иска, то он был подан господином Комаровым в Котовский городской суд Тамбовской области к генеральному директору "Башкирского капитала" и члену совета директоров всех вышеупомянутых нефтехимических предприятий Виктору Ганцеву. Истец, в частности, утверждает, что господин Ганцев "организовал серию сделок по отчуждению контрольных пакетов акций обществ, осуществлял контроль по их исполнению и, несмотря на возложенные на него обязанности, не предотвратил их совершение". В частности, все сделки с акциями осуществлялись без предварительно утвержденной программы приватизации федерального имущества, а лишь на основании указов президента республики. Кроме того, собрания акционеров предприятий не давали согласия на продажу акций. И наконец, считает господин Котов, было нарушено антимонопольное законодательство. В результате, по мнению истца, он превратился из "акционера компаний с превалирующим государственным участием и прозрачной схемой распределения акционерного капитала в акционера обществ, контрольный пакет акций которых находится в собственности неизвестных акционеров".
       Суд требования господина Комарова полностью удовлетворил и обязал Центральную регистратуру восстановить в реестрах акционеров прежних владельцев — Башкирскую топливную компанию и "Башнефтехим". А до тех пор, пока решение суда не вступит в законную силу, суд арестовал акции и запретил регистратору фиксировать любые другие сделки с ними — продажу, передачу в залог и пр. Кстати, к моменту сдачи этого номера так и не было точно известно, было ли выполнено предписание судебного пристава. Так, адвокат Подгорный, по его словам, никак не может с ним связаться, чтобы прояснить ситуацию. Коллеги пристава постоянно говорят ему, что пристав вызван в управление. Ничего адвокату не сказали и в Центральной регистратуре.
       Скорее всего, для нынешних владельцев нефтяных предприятий такой поворот событий стал неожиданностью. Так, директор ООО "Институт региональной экономики и права" (эта фирма ведет юридические дела компании "Башнефть" и уфимских НПЗ) Михаил Ярцев заявил, что предприятия не получали официальных документов из Тамбовского суда. Впрочем, после того как только было начато производство по аресту акций, юристы сразу же начали разбираться в ситуации. Сами компании, участвовавшие в приватизационных сделках, никаких официальных комментариев не дают. Впрочем, они и раньше крайне неохотно рассказывали о своих внутренних делах и движении капитала. С другой стороны, очевидно, что хозяева нефтяной отрасли сдаваться не будут и, скорее всего, господин Ганцев обжалует как решение Котовского суда, так и арест акций. Само решение, кстати, было вынесено 20 ноября.
ОЛЕГ СТУЛОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя