«Пока все боятся давать какие-то оценки»

Лев Рассман, заместитель генерального директора «Башвзрывтехнологий»

О том, что означает падение цен на нефть для нефтесервисного рынка, “Ъ” рассказал заместитель гендиректора крупного подрядчика, компании «Башвзрывтехнологии» Лев Рассман.

Фото: Из личного архива

Фото: Из личного архива

— Как снижение цен на нефть скажется на нефтесервисном рынке?

— Нефтесервисная индустрия идет в ногу с нефтедобывающей отраслью. Нынешняя ситуация с ценами неминуемо приведет к снижению добычи, объемов бурения, ввода новых скважин. Естественно, нефтесервисная отрасль пострадает с точки зрения объемов бизнеса. О масштабах пока говорить сложно, но мы видим, что спрос на физическую нефть сократился просто беспрецедентно, на 20 млн баррелей в сутки. Соответственно, вне зависимости от экономики добывающим компаниям по всему миру просто некуда девать нефть, им придется сокращать добычу. Пока это не так заметно, потому что прошло слишком мало времени, но, очевидно, это будет иметь место уже по итогам первого полугодия. В то же время я бы не драматизировал ситуацию: в отличие от кризиса десятилетней давности, сегодня рынок может восстановиться довольно быстро, и сценарий $60 за баррель к концу года вполне вероятен. В этом случае долгосрочные планы развития отрасли не пострадают.

— Не затягивают ли сейчас нефтекомпании расчеты со своими подрядчиками?

— Пока нет, но симптомы есть и, думаю, проблемы будут. В отрасли и до кризиса была непростая ситуация. Главное, могут пострадать ставки на ключевые услуги, что представляет серьезную угрозу для экономики нефтесервисного рынка. Проблема не только в текущей прибыльности ключевых видов работ, но и в нашей способности реинвестировать в новые технологии. Если нефтесервисная отрасль заморозит инвестиции сегодня из-за падения ставок, через год-два себестоимость добычи нефти в России вырастет из-за износа оборудования и дефицита технологий. Сейчас практически все, что мы зарабатываем, мы реинвестируем в высокотехнологичные направления, благодаря которым производители нефти смогут существенно повысить отдачу от собственных инвестиций и снизить удельную себестоимость добычи.

— Какие направления пострадают наиболее существенно?

— Разведку можно пока оставить в стороне. В принципе, на сейсмику и разведку не так уж много денег тратилось исторически. В России довольно хорошая ресурсная база, у компаний давно не стояло острой необходимости в разведке большого числа новых месторождений. Наиболее актуальной является задача более качественной и технологичной разработки существующих запасов. Основной сектор, который пострадает из-за кризиса, это бурение: будет сокращаться бурение новых скважин, проходка и использование сопутствующих сервисов — гибких насосно-компрессорных труб (ГНКТ), гидроразрыва пласта, заканчивания скважин, геофизических исследований.

— Нефтекомпании уже объявляли о сокращении бюджетов на буровые работы?

— Пока все боятся давать какие-то оценки, потому что непонятен масштаб сокращения спроса на нефть в 2020 году. Но это совершенно точно будет, потому что миру не нужно столько нефти, сколько сейчас добывается. В принципе какое-то время добычу можно поддерживать, еще есть потенциал фьючерсного рынка за счет свободных мощностей танкеров и хранилищ, но их все меньше и меньше.

— Есть ли уже сейчас какие-то признаки того, что нефтесервисная отрасль начинает сжиматься?

— В принципе это касается всей части нефтяного сервиса, который оснащен тяжелым оборудованием, где достаточно высока доля постоянных затрат. Например, в сегменте ГНКТ мы точно не ждем роста в этом году. Там очень большие основные фонды.

— Как изменились условия работы для сотрудников на предприятиях в условиях коронавируса?

— Были проделаны большие усилия с нашей стороны, со стороны заказчика, чтобы как можно быстрее переформатировать работу вахтовиков.

— Не ожидаете ли вы массовых увольнений в отрасли в связи с кризисом?

— Не хотелось бы все рисовать черным, потому что в действительности отрасль не увидела структурного кризиса: есть история с коронавирусом, которая вызвала очень сильное в моменте снижение спроса. Однако оно не обосновано фундаментальными причинами, например глобальным финансовым кризисом. Поэтому по разрешении ситуации с эпидемией есть все основания полагать, что ситуация выправится.

Интервью взял Дмитрий Козлов

Чтобы это не качалось

Россия идет на крупнейшее в истории сокращение добычи нефти

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...