Коротко

Новости

Подробно

Фото: фото из личного архива

Защитить врачей

Русфонд помогает оснастить региональные больницы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Разумеется, лидер по числу больных коронавирусом — Москва. Крупнейший город, большой транспортный узел, четыре аэропорта. Понятно, почему эпидемия в России началась в столице. Однако в последнюю неделю в Русфонд приходит все больше запросов от наших региональных клиник-партнеров. Во Владивостоке, Самаре, Казани коронавируса пока единичные случаи, но иллюзий никто не питает — клиники ждут большой эпидемической волны, перестраиваются, готовят дополнительные койки для пациентов с COVID-19. Беда в том, что у региональных клиник нет московских ресурсов и уже сейчас намечается главный дефицит: средства защиты врачей — костюмы, респираторы, дезинфекторы. Русфонд начинает на это сбор денег. Давайте защитим врачей, чтобы на пике эпидемии было кому защитить нас.


В войну моя бабушка была хирургом. В мирное время стала пульмонологом, лечила людей от бронхиальной астмы. Но в воспоминаниях моего раннего детства есть несколько ночных звонков. Телефон буквально взрывал тишину спящей квартиры. Трубку всегда брала бабушка, заранее понимая, что это ее. Разговор был коротким, бабушка уточняла что-то спокойным, но строгим голосом, потом быстро собиралась, выходила из дому и исчезала на месяц, а то и больше. Через месяц возвращалась загорелая и похудевшая, но о своем путешествии ничего толком не говорила. Рассказала только в старости: ее вызывали на эпидемии куда-то в Среднюю Азию — чума, холера, сибирская язва.

Я не знаю толком, как в Советском Союзе мобилизовывали врачей на эпидемии. Была ли нужна бабушка в качестве пульмонолога или опытного военврача, понимающего в медицинской сортировке. И что там был за ад на этих эпидемиях, если требовалась медицинская сортировка, то есть принятие твердых решений о том, кому из пациентов можно помочь, а кого следует оставить без помощи. Я знаю только, что бабушка воспринимала эти срочные командировки как должное — эпидемия, надо ехать.

Нормальные люди бежали от чумы, врачи ехали в самый ее эпицентр.

Позже, уже подростком, я спросил бабушку, много ли врачей сами заражались и умирали на этих эпидемиях. Бабушка ответила:

— Процентов тридцать, несмотря на защиту.

— А как же?..— я был поражен этой цифрой.

— Ну что же делать? — бабушка пожала плечами.

Эту бабушкину спокойную интонацию я вспомнил сейчас, когда разговаривал с главным врачом Владивостокской краевой детской клинической больницы №2 Инной Зеленковой. Инна Сергеевна рассказывала спокойно.

В больнице развернуто 60 коек для приема детей и взрослых с коронавирусом. Нет, это неправда, что дети коронавирусом не болеют, — болеют и даже умирают от него. В Приморье всего девять случаев коронавируса (семеро взрослых и двое детей). Двое взрослых выздоровели, один умер.

В стационаре, то есть круглосуточно с пациентами, работают 19 врачей. Всего в больнице 84 врача, включая узких специалистов, каждый из которых может понадобиться любому инфекционному пациенту. А еще медсестры. А еще санитары.

По самым скромным подсчетам, не хватает 250 защитных костюмов, 200 респираторов, 10 тыс. масок — их вроде клятвенно обещает поставить государство. Но еще нужно 350 флаконов дезинфицирующего средства и 30 антибактериальных ковриков — их кладут на пороге палаты, чтобы врачи и пациенты не разносили вирус на обуви. Также не хватает пяти дыхательных контуров для аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Контур — это гофрированная трубка, которая соединяет сам аппарат с трахеей пациента. То есть аппараты ИВЛ в больнице есть, а трубок для них нету. Трубки есть только для малышей — если привезут подростка, подключить его к аппарату будет нечем.

Всего, если надеяться на оптимистичный сценарий развития эпидемии, больнице не хватает средств защиты более чем на полмиллиона рублей.

Инна Сергеевна рассказывала спокойно. Я не спрашивал, понимает ли она, что, может быть, не тридцать процентов, как в бытность моей бабушки, но какая-то часть ее сотрудников заразится коронавирусом, даже несмотря на защиту. Я не спрашивал, понимает ли доктор, что все они рискуют жизнью.

Она понимает. Важно, чтобы заболело как можно меньше врачей и медсестер. И чтобы к пику эпидемии они не заболели все разом.

В Италии, где эпидемия коронавируса оказалась особенно лютой, люди по вечерам открывают окна и аплодируют каждый из своей изолированной квартиры. Они аплодируют врачам, понимая, что сейчас это самая нужная для нас всех профессия. И самая героическая, между прочим.

В Америке, система здравоохранения которой считалась лучшей на свете, средств защиты для врачей уже сейчас не хватает.

Ни одна система здравоохранения в мире не готова к большим эпидемиям. Борьба с большими эпидемиями — это дело не государственное даже, а всенародное. Поэтому помогите и вы.

Купите доктору трубку для аппарата ИВЛ, чтобы мог работать. Купите санитару десяток флаконов дезинфицирующей жидкости. Сделайте пожертвование на сайте Русфонда или отправьте SMS со словом ВМЕСТЕ на номер 5542. Нам нужно собрать на этой неделе полмиллиона для врачей из Владивостока, потому что на следующей неделе мы будем собирать для врачей из Самары. Защитите врачей!

Чтобы было кому защищать нас.

все возможные способы помощи

rusfond.ru/coronavirus

Валерий Панюшкин, главный редактор Русфонда


Комментарии
Профиль пользователя