Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Домашнее насилие становится заразным

Правительство просят принять экстренные меры для защиты пострадавших от агрессии в условиях карантина

от

Девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, просят правительство РФ и глав регионов принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина. Эксперты отмечают, что режим самоизоляции «запер миллионы семей на одной территории в режиме 24/7», и прогнозируют в России всплеск домашнего насилия, аналогичный уже зафиксированному в Китае и ряде европейских стран. Для оказания помощи в новых условиях необходимы не использовавшиеся ранее срочные меры.


В обращении указывается, что на проблему всплеска насилия в условиях карантина обратила внимание спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. «Меры по защите пострадавших должны оставаться доступными или специально создаваться во время кризиса,— заявила госпожа Симонович.— Они включают доступ к охранным ордерам, убежищам и горячим линиям. Органы полиции должны повысить свои усилия, незамедлительно реагируя (на обращения)». О росте уровня домашнего насилия в условиях замкнутого пространства заявила в конце марта и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич, сославшись на отчеты стран—членов СЕ. 27 марта министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер подвел итоги первого месяца изоляции: число случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране, на 36% — в Париже.

Сотрудники британской общенациональной горячей линии для жертв домашнего насилия рассказали, что, например, число звонков в прошлую субботу выросло на 65% в сравнении с субботой неделей ранее, когда в стране действовали менее жесткие карантинные меры.

Как заявила создатель британского проекта Counting Dead Women Ингала Смит, в стране за последние две недели дома были убиты восемь женщин, расследуются еще четыре убийства, причинами которых также могло быть домашнее насилие. Ранее статистика не превышала два смертельных случая в неделю. Запущенная правительством Испании горячая линия для жертв домашнего насилия также отмечает рост числа обращений на 12,5% в последние две недели, на Кипре зафиксирован рост в 30%.

Проблема роста домашнего насилия в условиях карантина и самоизоляции стала очевидна еще на пике эпидемии в Китае: в Хубэе число случаев домашнего насилия увеличилось в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а число обращений на горячую линию для жертв семейного насилия китайского центра Yuanzheng Family and Community Development and Service Centre во время карантина удвоилось.

В России пока известно об одном случае семейного насилия во время самоизоляции: в Подмосковье пожилой экс-супруг убил бывшую жену — они самоизолировались на семейной даче.

«Специалисты неоднократно обращали внимание на отсутствие в России эффективных мер по защите пострадавших от насилия в семье,— говорится в обращении российских общественников в правительство и властям регионов.— К аналогичному выводу приходили Европейский суд по правам человека и Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин». Авторы напомнили, что отделения полиции приостановили личный прием граждан: теперь за помощью можно обратиться только почтой, по телефону или через электронную почту.

«В период, когда работа полиции направлена в первую очередь на контроль за соблюдением карантина, контроль за бытовой преступностью и правонарушителями будет ослаблен,— полагают правозащитники.— В ситуации кризиса особое значение приобретает скорейшее принятие экстренных мер, которые позволят остановить насилие, переселить пострадавших в безопасное место и обеспечить их доступ к качественной юридической и психологической помощи».

В частности, представителей властей просят обеспечить «достаточное число мест в убежищах или организациях, временно используемых в качестве убежища»: «Например, в некоторых странах в качестве места для временного пребывания людей на карантине используются отели и гостиницы. В России представители гостиничного бизнеса уже сообщали о готовности участвовать в реализации временных мер».

Правозащитники отмечают, что в большинстве российских городов «убежища для пострадавших от насилия либо не созданы вообще, либо в них нет достаточного количества мест для размещения всех, кому требуется помощь»: «Часто для принятия в убежище необходимо наличие регистрации в городе или регионе и медицинских документов».

Сотрудникам полиции предлагается разъяснить «их обязанности незамедлительно реагировать на сообщения о насилии в семье и обеспечивать безопасность пострадавших» (регистрировать и тщательно проверять все случаи, объяснять пострадавшим возможности получения помощи и обеспечивать их безопасность), а также не привлекать к ответственности пострадавших от домашнего насилия, нарушивших карантин и режим самоизоляции.

В документе также говорится о необходимости создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, с которыми жертва находится в совместной изоляции. Центр должен, в частности, оказывать пострадавшим содействие в получении медицинской, психологической и правовой помощи, а также решать вопросы с обеспечением безопасности тех, кто заявил о насилии.

Обращение подписали: Консорциум женских неправительственных объединений, проект «Зона права», центр «Насилию.нет», центр «Сестры», Центр против насилия в отношении женщин «АННА», проект «Правовая инициатива», женский кризисный центр «Китеж», Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», а также региональная общественная организация «Кризисный центр для женщин».

«Ситуация вызывает беспокойство, так как не очень понятно, каким образом наших доверителей защищать в условиях карантина и изоляции,— сказала “Ъ” куратор направления по защите прав женщин и детей в проекте “Зона права” адвокат Валентина Фролова.— Пробелы в системе станут еще более очевидными, все уязвимые на сегодняшний день люди станут еще более уязвимыми. Власти должны разъяснить пострадавшим, как им действовать в ситуации насилия, куда и как обращаться за помощью в условиях карантина. Но самое главное — создать достаточное число мест в убежищах, потому что в текущих условиях сепарация пострадавшей от агрессора остается самой эффективной мерой защиты. Мы понимаем, что это новая ситуация. Поэтому мы обращаем внимание на то, чтобы принимались и специальные, совершенно новые меры защиты, которые позволяют оказывать помощь быстрее». В качестве новых мер она привела в пример горячую линию для жертв домашнего насилия, которую проект «Зона права» запустил 30 марта: «Мы можем принимать обращения и в мессенджерах, а не по телефону, потому что ты не можешь по телефону поговорить в доме, где у тебя за стеной агрессор». Она отметила, что обращения на эту горячую линию поступают не только от жертв насилия, но и от их близких. «Основной рост обращений, как мы это видим в других странах, придется не на самое начало введения карантинных мер, а чуть позже, может, это вопрос недели, может — месяца,— прогнозирует госпожа Фролова.— В этой связи очень важно федеральным и региональным властям недвусмысленно осудить все акты насилия и проинструктировать сотрудников правоохранительным органов».

Директор подмосковного кризисного центра для женщин «Китеж» Алена Садикова рассказала “Ъ”, что на период карантина центр не может предоставлять жилье новым жертвам домашнего насилия: сейчас в нем живут три женщины, еще две — в съемной квартире, предоставляемой центром. При этом, по словам госпожи Садиковой, в последние две недели на 10–15% увеличилось количество звонков от жертв семейного насилия и на 40% — от женщин, оказавшихся в трудном материальном положении и лишившихся жилья: «Их через мессенджеры и по телефону консультируют юристы и психологи, и пока это большее, что мы можем для них сделать». Она отметила, что «проблема усугубляется тем, что жертва домашнего насилия не может рассчитывать на помощь соседей, которые раньше могли приютить у себя пострадавших, а теперь и сами опасаются контактировать с другими людьми»: «Самоизоляция и карантин — новая для нас реальность: мы не сталкивались с ситуацией, когда миллионы семей оказываются буквально заперты друг с другом на одной территории в режиме 24/7. Раздражение нарастает, и агрессия может проявляться даже в тех семьях, в которых прежде насилия не было».

Режим самоизоляции лишил помощи и мужчин, которые пострадали от насилия или являются его источниками в семьях. Директор санкт-петербургского кризисного центра для мужчин «Двоеточие» Ирина Чей рассказала “Ъ”, что с введением карантина обращения в центр почти прекратились. Госпожа Чей связывает это с затруднениями просить помощи в присутствии близких: «Мужчины в подавляющем большинстве случаев не говорят партнершам, близким о том, что они к нам обратились. Походы к психологу обычно скрываются. Режим самоизоляции лишает возможности обратиться за помощью».

Валерия Мишина, Мария Литвинова, Яна Рождественская


Комментарии
Профиль пользователя