Банковские игры

Сработают ли в условиях финансового обвала ускоренно приобретаемые банками нефинансовые сервисы и приложения

В последний год на рынке слияний и поглощений можно было увидеть странные на первый взгляд сделки: банки приобретали медицинские платформы, сервисы по доставке еды, такси и другие экзотические сервисы и приложения. Зачем кредитные компании совершают эти покупки? Смогут ли банки новые для них клиентские потребности, не связанные с финансовой сферой, эффективно реализовать в единой экосистеме своего бренда, причем в условиях многофакторного кризиса?

Условием входа на рынок нефинансовых услуг становится обязательство отчисления не менее 10% от чистой прибыли, необходимых для поддержания обновленной экосистемы банка

Условием входа на рынок нефинансовых услуг становится обязательство отчисления не менее 10% от чистой прибыли, необходимых для поддержания обновленной экосистемы банка

Фото: Ведомости / ТАСС

Условием входа на рынок нефинансовых услуг становится обязательство отчисления не менее 10% от чистой прибыли, необходимых для поддержания обновленной экосистемы банка

Фото: Ведомости / ТАСС

Лояльные приобретения

Пандемия коронавируса и очередной спор на рынке углеводородов загоняют мировую экономику в кризис (надеемся, что не в коллапс). Насколько он будет глубоким и продолжительным, пока сказать сложно. Однако ясно, что он нанесет удар по банковской системе, особенно по рынку кредитования, рост которого замедлился. По данным бюро кредитных историй «Эквифакс», в январе 2020 года выдача кредитных карт снизилась впервые за пять лет — на 21,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в денежном выражении — на 22,7%. К тому же в последние годы конкуренция среди банков ужесточилась, слабые игроки ушли, остались сильнейшие, они предлагают приблизительно одинаковый спектр услуг (маржинальность которых падает) по плюс-минус одинаковой стоимости, отмечает Алина Бажулина, управляющая филиалом АКБ «Фора-банк» (Санкт-Петербург).

Поиск новых источников дохода заставил банки обратить внимание на нефинансовые сервисы. Банки покупают готовые проекты или разрабатывают решения «инхаус». В некоторых случаях независимый стартап может быть более инновационным, удобным и дружелюбным по сравнению с сервисом, разработанным банком. «Но ему нужно привлечь клиентов, тогда как у банков такой проблемы нет. У них миллионы клиентов — остается только их монетизировать, предложив дополнительные услуги»,— считает Андрей Пономарев, генеральный директор финансовой онлайн-платформы Webbankir.

К тому же готовое решение в большинстве случаев легче интегрировать, чем разрабатывать собственное и тратить RND- и IT-ресурсы.

«Правда, условием входа на этот рынок является возможность отчисления не менее 10% от чистой прибыли, которые необходимы для поддержания экосистемы, покупки новых компаний, развитие технологий»,— добавляет Роман Ромашевский, финансовый директор финтех-маркетплейса VR_Bank.

Контрольная доля

Вот несколько примеров приобретения зарубежными банками нефинансовых сервисов.

Французский RCI Bank and Services приобрел 75% контрольного пакета акций компании iCabbi, которая предлагает специальный сервис для такси. Наряду с этим RCI Bank and Services является основным акционером сервиса Karhoo, который объединяет такси и сервисы бронирования поездок. Банк пытается построить эффективную экосистему, которая поможет решить проблему мобильности горожан.

Американский инвестиционный банк Morgan Stanley приобрел онлайн-брокерскую компанию ETrad.

Канадский VancityCommunity Investment Bank со своей дочерней компанией приобрели онлайн-платформу CoPower, которая упрощает инвестирование в чистую энергию.

Испанский банк BBVA является активным инвестором в технологические стартапы. В 2014 году он полностью выкупил Madiva — стартап в области больших данных и облачных вычислений. Сам стартап больше сосредоточен на работе на рынке недвижимости.

Как банки реагируют на кризис и пандемию коронавируса

Смотреть

В конце прошлого года бразильский банк Itau приобрел 51% акций стартапа Zup, специализирующегося в гроу-хакинге и разработке программного обеспечения. Сумма сделки составила 293 млн риалов (почти $73 млн). Стартап займется разработкой цифровых предложений и комплексных решений для клиентов банка.

Японский Softbank создал совместное предприятие с транспортной платформой Didi Chuxing (DiDi) с целью повышения посредством искусственного интеллекта эффективности работы операторов и водителей такси. Ранее Uber, Alibaba, Slack тоже выросли в капитализации благодаря Softbank. Впрочем, стоит отметить, что стратегия «заливания» стартапов деньгами сослужила Softbank плохую службу: скандал с провальным стартапом WeWork негативно отразился на репутации банка. Запланированный Vision Fund II пока не смог собрать $108 млрд.

Инвестиции в будущее

В России самым активным покупателем нефинансовых сервисов среди банков является Сбербанк. За последние несколько лет он приобрел медицинский маркетплейс DocDoc, сервис Rabota.ru, рекламную платформу Segmento, провайдера услуг электронного документооборота «Корус Консалтинг СНГ», корпоративный мессенджер Dialog и долю в разработчике системы распознавания лиц VisionLabs. С «Яндексом» запущены интернет-магазины «Беру» и Bringly. С Rambler достигнута договоренность о запуске «Фудплекс» — цифровой платформы для ресторанов, а также о включении его продуктов (онлайн-кинотеатр Okko, поисковик Rambler.ru и интернет-издания холдинга) в экосистему Сбербанка. С Mail.ru банк планирует развивать СП на базе агрегаторов «Ситимобил» и Delivery Club. Кроме того, у Сбербанка есть и немало собственных непрофильных проектов: «ДомКлик», «Сбермобайл», SberCloud, Bi.Zone, IoT Laboratory Smart Home, «Сбермаркет» и другие.

На развитие небанковской части бизнеса банк за три года потратил $1 млрд, что составляет 3% прибыли — об этом в середине прошлого года говорил первый заместитель председателя правления Сбербанка Лев Хасис.

По тому же пути идут и другие крупные банки: ВТБ, Газпромбанк, Альфа-банк и др. Тинькофф-банк также активно развивает нефинансовые секторы как самостоятельно, так и через покупку готовых решений. Например, в 2018 году банк приобрел долю в сервисе покупки билетов «Кассир.ру». Названные банки, по сути, трансформируются из традиционных кредитных организаций в ИТ-корпорации.

Распознавая цель

Приобретая нефинансовые сервисы, банки преследуют несколько целей.

Во-первых, создать уникальную экосистему. «Сейчас вполне можно допустить покупки перспективных стартапов, чтобы не дать сформироваться маркетплейсу конкурентов. Этим занимаются практически все крупные банки, вытесняя средние и небольшие из бизнеса»,— говорит Юлия Грызенкова, к. э. н., доцент Финансового университета при правительстве РФ.

Во-вторых, покупая непрофильные сервисы, банк приобретает не только готовые технологии, но и их пользователей, которых он со временем может превратить в своих клиентов. По словам Абе Касбо, генерального директора консалтингового агентства Verasoni Worldwide (США), «приобретение сервисов — это возможность привлечь новых клиентов без дополнительных маркетинговых затрат».

В-третьих, новые сервисы позволяют расширить предложение для уже существующей клиентской базы. «Для крупных банков логично расширять перечень услуг и предлагать что-то новое уже имеющейся у них аудитории, сформировав для нее достаточно сфокусированное предложение»,— замечает Алексей Федоров, заместитель председателя правления VestaBank.

В-четвертых, приобретая нефинансовый сервис, банк получает ценные данные о пользователях и их предпочтениях. «Банки используют данные, собранные в рамках продажи нефинансовых услуг, в своем традиционном бизнесе, обогащая свои скоринговые модели»,— говорит Шейн Штайнер, генеральный директор портала о финансовой грамотности и потребительском кредитовании Crediful.

В-пятых, в некоторых случаях покупка непрофильных сервисов — это избавление от конкурентов. «Банки выкупают небольшие компании, чьи продукты они считают угрозой для своего бизнеса. Хотя это в большей степени касается финтехпроектов»,— отмечает Кехан Чжоу, генеральный директор инвестиционного портала Wall Strategies.

В-шестых, частные банки покупают сервисы не только для улучшения клиентского обслуживания, но и для повышения комиссионных доходов.

В-седьмых, «что касается госбанков, то им сервисы нужны для построения маркетплейсов — замкнутой системы, где сами трансакции приносят прибыль»,— добавляет Дмитрий Равкин, председатель счетной комиссии премии FinAward.

Окупаются нефинансовые проекты не сразу, но развивая данное направление, банки трансформируются в банки будущего и формируют удобные для клиентов экосистемы. «Все это делается с общей целью — чтобы в определенной перспективе клиент тратил больше и чаще, чем он тратит сейчас»,— говорит Алексей Токарев, президент—председатель правления РГС-банка.

При прочих равных вырвутся вперед банки, которые смогут эффективно реализовать новые для них клиентские потребности, не связанные с финансовой сферой, в единой экосистеме своего бренда.

Очевидно, что макроэкономическая нестабильность, с одной стороны, и усложнение потребительских предпочтений — с другой, потребуют от банков решительных действий: освоения новых рынков, причем не только околофинансовых.

Маргарита Гвоздева, Денис Гончаренко, Zaim.com

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...