Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Getty Images

«Кольцо нибелунга» на финансовых рынках

Мы находимся в самом начале глобального финансово-экономического кризиса

"Деньги". Приложение от , стр. 20

Федеральная резервная система США (ФРС) объявила 9 апреля о запуске программы поддержки американских предприятий на общую сумму до $2,3 трлн. Председатель Федерального резерва Джером Пауэлл заявил, что ФРС намерена использовать свои полномочия «решительно, активно и агрессивно», пока не появится уверенность в том, что экономика США начала восстанавливаться. Тем временем гуру американской дипломатии Генри Киссинджер предрек экономический хаос на поколения.


Стал поминальной тризной веселый, пышный пир.

За радость испокон веков страданьем платит мир.

Из Авентюры XXXIX «Песни о Нибелунгах» (Das Nibelungenlied)

Глобализация не умерла (вместо увертюры)


Глобализация, ставшая итогом многолетнего интеграционного процесса преобразования национальных экономик и политических отношений между странами в единую геоэкономику, опять подвергается испытанию на прочность. С формированием общемирового рынка, ослабившего национальные суверенитеты, управлять глобальным развитием и не допускать кризисов и перегрева экономик стало намного сложнее, так как это требовало синхронизации усилий монетарных и политических властей ведущих стран. Но вместо этого в мире усиливался протекционизм и национальной эгоизм, возникли риски нового глобального кризиса и нового передела мира.



Мировая экономика к началу 2020 была уже серьезно больна и уже стояла на грани рецессии, перспективы ее роста зависят исключительно от увеличения объема кредитования потребителей, а беспрецедентное неравенство стало одной из самых больших социально-экономических угроз. Проблема распространения коронавируса внезапно ускорила все негативные процессы.

Иллюзия всевластия финансового капитала, основанная на силе доллара, на бесконечном монетарном стимулировании и на превращении большинства мировых активов и ресурсов в финансовые инструменты, внезапно рассеялась в марте 2020 года, в огне биржевой паники «сгорело» до $30 трлн.

Но… глобализация не умерла, иначе бы мы увидели не отчаянные попытки ведущих держав восстановить мировые товарные и производственные цепочки и решить экономические проблемы колоссальными объемами эмиссий долларов, евро, юаней и иен, а реальные процессы создания самодостаточных «больших пространств» и процессы экономического развития на основе внутренних факторов.

Таким образом, рецессия 2020 года и кризис на финансовых рынках — это не финал драмы, а лишь первая еще часть. То, что произошло этой весной, и то, что будет происходить дальше, можно сравнить с тетралогией Рихарда Вагнера «Кольцо нибелунга». Финансовый мир последовательно поставит на своей сцене вариации четырех великих опер: «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид» и «Гибель богов».

«Золото Рейна»


Сейчас мы наблюдаем финал первой части тетралогии. Сияющий дворец богов «золотого миллиарда», иерархическая система постиндустриальной экономики, в которой реальное богатство возникает из эксплуатации ресурсов развивающихся стран,— все это сейчас под угрозой и может быть обрушено свирепой стихией рынков.

Бог Уолл-стрит решителен, высокомерен и жаден, но ему для спасения требуется «золото», которое добывается теми, кого поработила гегемония доллара — современная аллюзия золотого кольца нибелунга.

Дело в том, что глобализация по американским правилам и длительный период низких ставок и программы количественного смягчения ФРС США сделали доллар самой популярной валютой фондирования во всем мире и валютой резервов. Кроме того, в системе международной торговли и на рынке сырья доллар является основной валютой расчетов. Весь мир привык получать за свои товары доллары, и пока не началось обрушение активов и сырьевых рынков, недостатка в долларах не было. Закрытие целых стран и отраслей на карантин из-за COVID-2019, анабиоз рынков капитала, обрушение фондовых и сырьевых площадок, тотальное обесценение активов и резкое торможение мировой торговли привели к дефициту долларов на внешних для США рынках. Этот дефицит оценивается в $12 трлн, и он держит в заложниках экономики развивающихся стран. Долларовые обязательства для многих стран и корпораций становятся все более дорогими, и одновременно из-за кризиса у них остается все меньше и меньше денег для погашения долгов. ФРС США остается главным центробанком планеты. И Федрезерву придется засыпать мир долларами, чтобы это покрыло все обязательства. По всей видимости, объявленной программой выкупа активов в $4 трлн и $2 трлн помощи от администрации США дело не ограничится, но из-за этого «зеленого золота» и возобновления доступа к рынкам сбыта, прежде всего к американскому рынку, среди стран, глубоко вовлеченных в мировую торговлю, развернется нешуточная борьба. Светлый мир богов не будет прежним, но их чертог пока устоит. Текущий процесс борьбы с мировой рецессией идет под американским контролем с участием мировых институтов, связанных с США, таких как МВФ, Всемирный банк и ФРС. Занавес.

«Валькирия»


Коронавирус серьезно ударил по мировой экономике, ее падение во втором квартале 2020 года будет рекордным, потери колоссальны и пока не поддаются точному подсчету. По предварительным оценкам банка JP Morgan Chase, общие потери глобальной экономики от распространения коронавируса могут составить в 2020–2021 годах $5,5 трлн.

Финансовый мир ищет убежище от урагана. У большинства фондов и корпораций огромные проблемы из-за падения стоимости активов и накопленных долгов.

Для борьбы с рецессией необходимо особое оружие. Фискальные стимулы и программы помощи, запущенные Китаем (1,2 трлн юаней), США ($2 трлн), Японией (108 трлн иен, или 20% ВВП), Великобританией (£350 млрд), Германией (до €600 млрд) и Францией (€300 млрд), беспрецедентны. Такого объема вливаний не было даже в кризис 2008 года. К правительствам присоединяются ведущие мировые центробанки. По оценкам Morgan Stanley, программы выкупа активов на балансы ФРС США, ЕЦБ, Банка Англии и Банка Японии составят в совокупности $6,8 трлн. Ожидается также, что к концу 2020 года на балансе ФРС США окажется $12 трлн, что сопоставимо с 55% американского ВВП. Монетарные стимулы уже к началу апреля позволили мировым фондовым площадкам отыграть около половины падения, произошедшего с начала 2020 года. У Вагнера это ария «Wintersturme wichen dem Wonnemond» («Зимние бури сменились счастливой весной»). Пока нет массовых дефолтов и банкротств, мировая финансовая система сохраняет устойчивость, хотя уже растет опасение, что итогом будет инфляция.

Возможность проводить денежную эмиссию и направлять средства на покупку активов выгодно отличает ведущие мировые державы от большинства других стран. Пока вагнеровские валькирии летят на своих конях среди бури, государства, обладающие контролем над ключевыми узлами мировой финансовой, торговой и информационной инфраструктуры, сейчас получают возможность не только выйти из мировой рецессии раньше остальных стран, но и усилить свой вес в геоэкономике и получить заметную выгоду за счет других стран. Соединенные Штаты могут стать бенефициаром процесса выхода из хаоса. Остальному миру на выход из рецессии может потребоваться больше времени.

Одновременно в среде политиков звучат слова, что коронавирус переформатирует глобальный порядок. В Соединенных Штатах опасаются, что Китай, получивший максимальные выгоды от прошедшей глобализации, начнет стремиться к мировому лидерству, используя ошибки США. Ветеран холодной войны и признанный гуру мировой политики Генри Киссинджер в своей статье в The Wall Street Journal пишет: «Усилия по преодолению кризиса, какими бы мощными они ни были, не должны заслонять для нас неотложную цель — параллельно с борьбой с инфекцией вести создание "поствирусного" мирового порядка», добавляя в конце, что неудача с построением нового порядка может привести к мировому пожару. Таким образом, создатели текущей версии глобализации должны победить ее последствия. Кто будет мешать этому, пострадает как вагнеровская валькирия Брунгильда.

Что касается остального мира, то для большинства элитных групп проблема коронавируса открывает широчайшие возможности по перераспределению влияния и активов. А весь социально-экономический негатив, который сейчас копится у ничего не понимающего, запуганного коронавирусом и теряющего доходы и терпение населения большинства стран мира, будет использован определенными группировками и партиями для политической борьбы. Россия не исключение. Если плохие времена наступили (упали цены на сырье, обвалился рубль, остановлена экономика, люди теряют работу), а накопленные на черный день триллионы рублей ни правительство, ни ЦБ не спешат тратить на поддержку граждан и бизнеса в отличие от большинства развитых стран, то это может означать, что элитные группы готовятся к перераспределению ресурсов и политического влияния. Занавес.

«Зигфрид»


«Дикая охота Одина», Петер Николай Арбо, 1872 год

Фото: Heritage Images / Fine Art Images / DIOMEDIA

Глобальный порядок меняется, мировая экономика вступает в новую эпоху. Нужен герой, который вернет странам Запада контроль над «золотом Рейна» — ресурсами и богатством. В тетралогии Вагнера герой — Зигфрид. Он должен победить дракона. В реалиях современного мира — это тот, кто обещал «сделать Америку снова великой», нынешний президент США Дональд Трамп. Принятая его администрацией «Стратегия национальной безопасности США» обозначает четыре национальных интереса — это защита страны, содействие процветанию Америки, сохранение мира с помощью силы и усиление глобального влияния США.

На роль «дракона» назначен Китай, который уже успел пострадать из-за торговой войны 2018–2019 годов.

Роль кузнеца-нибелунга досталась Евросоюзу, ведущие страны которого из союзников и торговых партнеров США превратились в конкурентов в ходе торговых войн, и усилиями Соединенных Штатов был запущен передел энергетического рынка Европы.

В значительной степени президент Трамп несет ответственность за «надувание пузыря» фондового рынка в 2019 году, которое обернулось финансовым кризисом марта 2020 года, поскольку именно Дональд Трамп в ультимативной форме вынудил ФРС отказаться от политики нормализации (повышения) процентных ставок и сокращения баланса, что могло бы убрать из экономики «зомби-компании», существенно оздоровило бы рынки и уменьшило темпы роста мирового долга. «Федеральная резервная система должна снизить наши процентные ставки до нуля или ниже, а затем мы должны начать рефинансировать наш долг... уникальная возможность, которую мы упускаем из-за болванов»,— писал Трамп в Twitter, добавляя, что наивность главы ФРС Джерома Пауэлла не позволяет США «делать то, что уже делают другие страны».

Но в результате давления Трампа на ФРС серьезные экономические проблемы маскировались масштабным кредитованием по низким ставкам, и в результате этого, а также торговых и тарифных войн, которые усилили экономическую конкуренцию, взаимозависимость стран, связанных торговыми и производственными цепочками, в мире возросли риски рецессии, которые реализовались в первом квартале 2020 года при появлении коронавируса.

Теперь герой должен победить дракона, убить нибелунга и получить кольцо, золото мира и Брунгильду в качестве приза.

Еще недавно это казалось несложной задачей. Экономика США и американский фондовый рынок были на подъеме, первая фаза торговой войны с Китаем закончилась со счетом 1:0 в пользу США, но распространение коронавируса нарушило все планы и стремительно разрушает основы глобального влияния Америки.

Теперь следует ожидать монетизации долга, чем уже занимается ФРС. «Есть все основания полагать, что экономическое восстановление, когда оно наступит, будет существенным»,— заявил председатель ФРС Джером Пауэлл, пообещав использовать все свои возможности решительно, проактивно и агрессивно. Произойдет усиление роли государства в экономике и сокращение помощи союзникам при одновременном повышении роли доллара в попавшей в рецессию мировой экономике. Занавес.

«Гибель богов»


Чем больше мир борется с распространением коронавируса и экономической рецессией, тем чаще звучат слова, определения и понятия, относящиеся к временам Второй мировой войны. Евросоюз пытается разработать «новый план Маршалла», опираясь на свои финансовые конструкции, такие как Европейский стабилизационный механизм, кредиты Европейского инвестиционного банка и распределение бюджета Еврокомиссии для поддержки наиболее пострадавших стран ЕС.

Вполне вероятно, что и у США появится «новый план Маршалла», который позволит, как и тогда в 1947 году, отправить излишки гигантской долларовой эмиссии на пострадавшие от кризиса внешние рынки под видом «экономической помощи» и одновременно поддержать американские корпорации.

Но проблема в том, что гегемония доллара в международных резервах и в расчетах как раз и является основной причиной торговых дисбалансов, потому что в существующей мировой финансовой системе для поддержания глобальной платежеспособности необходимо экспортировать доллары во внешний мир через торговлю и возвращать через рынок капитала.

Но уже сейчас очевидно, что страны, получившие тяжелый и болезненный урок коронавирусного кризиса, будут перестраивать свои торговые и производственные цепочки, чтобы избавиться от чрезмерной взаимозависимости и получить контроль над критическими для себя экономическими, финансовыми и информационными узлами.

Таким образом, одна тенденция войдет в противоречие с другой. Расширение монетарного доминирования доллара натолкнется на активный процесс создания автаркий и самодостаточных «Больших пространств» (Großraum) во многих регионах планеты. Эксплуатация мировых ресурсов странами «золотого миллиарда» в прежнем виде будет затруднена и существенно ограничена.

Изменение глобального порядка всегда сначала идет незаметно, но потом наступает лавинообразный переход в иное состояние.

В мировой финансовой системе расширятся дисбалансы. Долги и кредитование будут расти в основном в долларах в силу колоссального их предложения, а мировые активы перестанут быть долларовыми en masse. На эти финансово-экономические процессы наложится новая холодная война США и Китая и нарастающая конкуренция в технологической сфере, что потребует гигантского кредитного финансирования и роста объема долгов у всех основных субъектов мировой экономики. А долги — это главная уязвимость современной экономики.

За последние 50 лет мировая экономика пережила четыре волны накопления долга. Первые три волны роста задолженности закончились финансовыми кризисами. Последняя, начавшаяся в 2010 году, уже стала крупнейшей, самой быстрорастущей волной роста долгов в мире. По итогам 2020 года совокупная задолженность может превысить отметку в 325% глобального ВВП. Мировая экономика движется к очень серьезному кризису, который намного превзойдет по своим масштабам Великую депрессию 1930-х и закончится если не мировой войной, то созданием мира на новых принципах, и об этом предупреждают влиятельные мировые институты, такие как МВФ, Всемирный банк и «Группа тридцати». Они предлагают искать способы затормозить приход кризиса и/или смягчить его последствия. И шансы на успех антикризисных мер были. Но появился коронавирус, который обнажил все неприятные и опасные аспекты современной глобальной экономики. И теперь силы будут брошены на борьбу с последствиями коронавируса. Опасность в том, что если все «патроны» и «антибиотики» будут израсходованы сейчас, то в будущем «иммунитет» мировой экономики к кризисам снизится еще сильнее и почти не останется механизмов для предотвращения обвала.

Еще хуже то, что в мире из-за региональных особенностей борьбы с последствиями коронавируса и усиления национального эгоизма и протекционизма стремительно падает доверие стран друг к другу. Это будет препятствовать координации антикризисных мер.

В обозримом будущем проклятье нибелунга сбудется, и сияющий чертог богов сгорит в огне мирового суперкризиса. Занавес.

Но не финал


Рецессия 2020 года — это, по сути, репетиция будущего кризиса, к которому мировая экономика плавно и неотвратимо подходит. В выигрыше окажутся те страны и экономические системы, которые сейчас, в реалиях рецессии и остановки целых отраслей экономики из-за коронавируса, покажут свою эффективность и продемонстрируют, что у них есть инструменты и политическая воля противостоять любому кризису на национальном уровне. Nunc plaudite!

Александр Лосев, генеральный директор УК «Спутник — Управление капиталом»


Комментарии
Профиль пользователя