Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Reuters

Вирусономика новейшего времени

Во что эпидемии обходятся людям и человечеству

"Деньги". Приложение от , стр. 16

Пандемия коронавируса COVID-19 уже несколько раз обрушила мировые биржи, опустила цены на нефть, а вместе с ними — и курс рубля, заставив экономистов и аналитиков делать апокалиптические прогнозы о влиянии вируса на бизнес и глобальную экономику. Однако нынешняя пандемия, по крайней мере пока, является не самой смертоносной, и хочется надеяться, что так и не станет. О том, как предыдущие эпидемии и пандемии влияли на экономику и бизнес, читайте в материале «Денег».


Виновен не жираф, а тот, кто крикнул из ветвей


Пандемия так называемого испанского гриппа, или «испанки», пронеслась по всему миру в 1918–1919 годах, унеся, по разным подсчетам, жизни от 20 млн до 50 млн человек. Однако вопреки своему европейскому названию, разновидность вируса H1N1, приведшая к столь катастрофическим последствиям, появилась в Новом Свете, а точнее — в Канзасе. Местные доктора, столкнувшиеся с болезнью в марте, сочли ее просто одной из форм простуды. Простуду подхватили солдаты одной из военных баз, готовившиеся к отправке в Европу, где продолжала бушевать Первая мировая война. Так вирус пересек океан и довольно быстро распространился среди американского контингента, солдат—союзников США — французов и англичан,— а потом и местных жителей. Многие исследователи считают, что стремительное распространение вируса было вызвано общим ослаблением иммунитета людей, страдавших от многолетней войны и связанных с ней голода, антисанитарии и других материальных лишений.



В то время проблема цензуры стояла перед журналистами остро. Цензоры заявляли, что руководствовались лучшими побуждениями, мешая распространению информации о вирусе, чтобы не снижать патриотический дух воюющих стран. Первыми об эпидемии написали журналисты и врачи из Испании, которая тогда соблюдала нейтралитет, поэтому военной цензуры там не было. Так болезнь и стала известной всему миру под названием «испанский грипп». В самой Испании эту болезнь называли русским гриппом, а в соседней Франции считали, что болезнь попала в Европу из Китая.

Поскольку эпидемия разразилась во время Первой мировой войны, о каком-либо согласованном подходе стран к борьбе с болезнью речи быть не могло. Каждый не только тянул одеяло с соседа на себя, но и норовил этого соседа застрелить или разбомбить. Неудивительно, что «испанка» стремительно прокатилась по всему миру, в том числе с солдатами, которые возвращались с войны домой по своим странам, или с беженцами, которые, напротив, бежали из дома от войны, расходясь по разным странам. В итоге «испанка» дважды обогнула земной шар, ею заразились в общей сложности до 500 млн человек. Некоторые отдаленные страны, куда болезнь привозили солдаты, вводили полный карантин и закрывали границы — например, Австралия и Новая Зеландия, но эти меры были запоздалыми и не принесли большого результата.

Наиболее жесткие карантинные меры были введены в ряде городов США, откуда болезнь и начала свое путешествие по миру. В крупнейших мегаполисах были закрыты учебные заведения, кафе и рестораны, театры и церкви, запрещены массовые собрания. Когда «испанка» свирепствовала особенно жестоко, власти ряда городов предписывали своим гражданам не покидать свои дома и соблюдать строгий карантин. Кроме того, жителям крупных городов США предписывали носить на лице маски, ограничить рукопожатия, а местные бойскауты организовали целую кампанию по укреплению санитарно-гигиенической дисциплины среди горожан. Бойскауты ходили по улицам и разъясняли гражданам об опасности столь распространенного тогда явления, как сплевывание на мостовую. Власти также вывешивали плакаты, призывавшие людей не плеваться, поскольку это способствует распространению заразы. В ряде городов — например, в Сан-Франциско — для больных не хватало больничных мест, поэтому военные моряки построили там временный полевой госпиталь.

О том, какие экономические последствия вызвала пандемия испанского гриппа, ученые спорят до сих пор. В 1918–1919 и 1920–1921 годах мировая экономика дважды пережила рецессию, однако большинство аналитиков считают, что очень сложно отделить последствия для экономики, оказанные эпидемией, от последствий гриппа от шедшей тогда мировой войны, а также революций и гражданских войн, особенно для Европы.

По оценкам Федерального резервного банка Сент-Луиса, американский бизнес, вынужденный закрыться во время эпидемии на срок от нескольких недель до нескольких месяцев, понес «двузначные миллионные убытки», которые, впрочем, были быстро отыграны в 1919 году, когда американская экономика начала стремительно восстанавливаться. Мировой рынок рабочей силы в 1918–1919 годах также оказался в шоковом состоянии, но не столько из-за эпидемии и закрывшихся от нее предприятий, сколько из-за того, что десятки миллионов мужчин по всему миру встали под ружье, а женщины массово заменили их на промышленных предприятиях. В любом случае, говоря об экономических последствиях именно эпидемии, экономисты говорят о краткосрочном воздействии, которое было перекрыто воздействием войны и разрухи, а после войны компенсировано ростом экономики в странах, сумевших обойтись без революций и гражданских войн.

Азия, снова Азия и «медведи»


Во второй половине ХХ века мир пережил две пандемии, и обе они были родом из Азии. В 1957–1958 годах от штамма H2N2, пришедшего из Китая и получившего название «азиатский грипп», во всем мире погибло, по разным подсчетам, от 1 млн до 2 млн человек, большая часть жертв пришлась на Азию — КНР, Гонконг и Сингапур. Помимо Азии вирус распространился в США, Канаду и Великобританию, куда болезнь завезли военные и торговые корабли. В США от эпидемии азиатского гриппа в 1957–1958 годах погибло, по разным оценкам, от 70 тыс. до 100 тыс. человек. На фоне распространения болезни в США некоторые предприятия закрывались, что привело к сокращению рынка труда США в районе 3–8%. Непосредственно экономические последствия также оказались краткосрочными, хотя и заметными: промышленное производство США из-за эпидемии азиатского гриппа сократилось на 1%, а Канады — на 1,2%. Также в США в 1958 году было зафиксировано резкое снижение продаж автомобилей — 4,3 млн,— тогда как в 1955 году было продано 8 млн. Также в США был отмечен рост уровня безработицы: если в августе 1957 года он находился в районе 4,1%, то в апреле 1958 года — уже 7,4%. В целом в США в 1958 году была зафиксирована краткосрочная рецессия, которую в некоторых источниках называют рецессией Эйзенхауэра — по фамилии тогдашнего президента Дуайта Эйзенхауэра. Ряд экономистов считает, что одной из причин этой рецессии могла стать именно вспышка азиатского гриппа. Если в середине 1950-х годов средний рост ВВП США составлял 2–4% в год, то в четвертом квартале рост замедлился до 0,5%, а в первом квартале 1958 года была зафиксирована резко отрицательная динамика: ВВП США сократился на 3% к аналогичному периоду 1957 года, во втором квартале снижение составило 2%, в третьем квартале —уже 0,5%, а в четвертом квартале экономика снова вышла в положительную динамику. Нынешние экономисты полагают, что в случае «относительно мягкой» эпидемии — наподобие азиатского гриппа 1957–1958 годов — глобальный ВВП может сократиться на 1% с последующим восстановлением в ближайшие несколько лет.

Больные испанским гриппом в госпитале в Колорадо (США)

Фото: American Unofficial Collection of World War I Photographs/PhotoQuest/Getty Images

Через десять лет новый штамм вируса азиатского гриппа — H3N2 — привел к эпидемии так называемого гонконгского гриппа. В 1968–1969 годах от него также погибло от 1 млн до 4 млн человек по всему миру, преимущественно в Азии. Главный ущерб за пределами Азии гонконгский грипп нанес снова США, которые в то время воевали во Вьетнаме. Возвращавшиеся домой американские солдаты принесли болезнь сначала на военные базы в Калифорнии, оттуда зараза распространилась и среди гражданского населения. Памятуя о недавнем азиатском гриппе, американские фондовые рынки довольно нервно отреагировали на пришествие новой болезни из-за океана. С середины 1968-го на конец 1969 года индекс Dow Jones потерял в общей сложности 13%. Временами снижение составляло до 20% от последнего пика, что заставило аналитиков, как и сейчас, говорить не только о коррекции фондового рынка США (–10% от пика), но и о наступлении «медвежьего» рынка (–20%). Экономисты Всемирного банка, моделируя последствия гонконгского гриппа на нынешние условия, отмечают, что он может привести к сокращению глобального ВВП на 0,7% за год с восстановлением в последующие один-два года.

Коммунальная квартира с интернетом


Последующие 30 лет выдались с эпидемиологической точки зрения относительно спокойными. И пока человечество отдыхало от бацилл и бактерий, сворачивая между делом холодную войну и открывая для себя группу Nirvana, по миру распространилась другая «напасть» — глобализация. Благодаря развитию высоких технологий, интернета, сотовой связи, массовых недорогих авиаперевозок и аутсорсинга к концу ХХ века экономические процессы в разных частях планеты стали настолько взаимосвязанными, что малейшее потрясение в одном регионе приводило к последствиям на другом конце земли. Азиатский финансовый кризис 1997 года стал одной из причин, ускоривших финансовый кризис в России, более известный как дефолт 1998 года. Лопнувший в 2000 году высокотехнологичный пузырь в США привел к череде корпоративных банкротств в Европе и Азии. Довольно быстро планета превратилась в огромную коммунальную квартиру со всеми ее плюсами и минусами, где информация о спаде промышленного производства в Китае при помощи интернета разносилась по миру так же стремительно, как в коммуналке всем мгновенно становилось известно о том, что Семен Семеныч из дальней комнаты с эркером бросил жену и завел себе любовницу.

Первой крупной эпидемией в XХI веке стала пандемия тяжелого острого респираторного синдрома (SARS), или атипичной пневмонии. Первые случаи SARS были зафиксированы в Южном Китае в ноябре 2002 года.

Затем болезнь распространилась по остальной территории КНР, в Гонконг, Сингапур, Вьетнам и Таиланд. За пределами Азиатского региона первыми с атипичной пневмонией столкнулись Канада и США. В течение 2003 года SARS распространился на 29 стран. Было зафиксировано более 8 тыс. заболевших, из которых умерли 774 человека. Скоротечность эпидемии оказала столь же стремительное, но кратковременное воздействие на экономику. Во время эпидемии ВВП Гонконга сократился на 2,5%, тогда как ВВП КНР — на 1%, а Сингапура — на 0,7%. Основной удар от распространения SARS в Азии понесла индустрия услуг — туризм, гостиничный бизнес. В 2018 году эксперты английского «Журнала по инфекционным болезням» оценили общие прямые издержки от эпидемии SARS в $40 млрд.

Многие эксперты сходятся во мнении, что ущерб от атипичной пневмонии мог быть намного больше, а государствам, возможно, пришлось бы задействовать масштабные карантинные меры, если бы не самоотверженное поведение итальянского вирусолога Карло Урбани.

Работая во Вьетнаме в миссии «Врачи без границ», он еще зимой 2003 года своевременно распознал новую болезнь, сообщил об этом ВОЗ, которая, в свою очередь, убедила правительство Вьетнама ввести жесткий карантин, фактически отрезав себя от окружающего мира. Таким образом массовое распространение атипичной пневмонии удалось своевременно остановить. Сам Карло Урбани принимал активное участие в лечении больных, однако в марте 2003 года заразился сам и спустя 18 суток скончался.

В том же 2003 году мир столкнулся с новой эпидемией, произошедшей в Южной Азии. Еще в конце 1990-х в Гонконге несколько десятков человек заразились от домашних кур острой инфекционной вирусной болезнью, которая впоследствии стала известна как птичий грипп. Но первый массовый всплеск птичьего гриппа был зафиксирован в 2003 году. Проблема птичьего гриппа была в том, что вирус быстро мутировал: всего за время эпидемии птичьего гриппа ученые обнаружили 25 штаммов птичьего гриппа, три из которых — H5, H7 и H10 — вызывали у людей смерть. Основным штаммом птичьего гриппа стал печально известный H5N1, который и привел к смерти более 600 человек из почти 1600 подтвержденных случаев заболевания у людей. Постоянные мутации птичьего гриппа вызвали немалый переполох в мире: вирус неожиданно появлялся в самых разных регионах — в Египте, Пакистане, Индонезии. Опасаясь дальнейшего проникновения птичьего гриппа, ЕС выделил около €1 млрд на создание фонда по борьбе с ним. США также выделили на это несколько сотен миллионов долларов. Вспышки птичьего гриппа с 2003 по 2006 год приводили к ограничению авиаперелетов в/из Гонконга и Китая между Европой, Северной и Южной Америкой — в разные периоды от 20% до 75%. В целом же с 2003 по 2006 год экономисты оценили общие потери от птичьего гриппа, включая средства, выделенные властями на борьбу с ним, в $1,5 трлн, или 3% от мирового ВВП. Наибольшие потери от вспышек птичьего гриппа, которые продолжались до 2013 года, понесла экономика Азиатско-Тихоокеанского региона, потерявшая до 2,6% своего ВВП. В основном это были убытки сельскохозяйственной, туристической и гостиничной отраслей. Только в одном Таиланде в 2004–2006 годах было уничтожено 64 млн голов птиц (в основном кур), во Вьетнаме — 50 млн, в Индонезии — 17 млн, в Египте — 36 млн голов. Потери ВВП Латинской Америки оцениваются в 4,4%, стран Карибского бассейна — в 4,4%.

Впрочем, когда речь заходит об оценках общих потерь мировой экономики от атипичной пневмонии 2002–2003 годов и птичьего гриппа 2003–2006 годов, эксперты отмечают, что их сложно посчитать в отрыве от остальных процессов в экономике. Дело в том, что в 2001–2003 годах мировая экономика все еще не могла оправиться от последствий терактов 2001 года, когда заметно снизилась активность на рынке авиаперевозок и туризма. Растянутая по времени эпидемия птичьего гриппа привела к тому, что странам удавалось принимать своевременные меры по локализации вируса, в том числе за счет ограничения авиасообщения и забоя птиц. Кроме того, в течение нескольких лет за время периодических вспышек с разными штаммами ученым удалось создать вакцину от птичьего гриппа, которая теперь входит в прививку от сезонного гриппа.

В 2009–2010 годах в мире произошла новая вспышка «животного» гриппа — на этот раз людям передался вирус H1N1 от домашних свиней. Эпицентром заразы на этот раз стала Мексика. За два года свиным гриппом заразились, по разным данным, от 700 млн до 1,4 млрд по всему миру, что превзошло пандемию «испанки». К счастью, смертность от свиного гриппа оказалась существенно ниже — от него погибло около 20 тыс. человек.

Экономические последствия пандемии свиного гриппа, произошедшей в довольно сжатые сроки, были подсчитаны точнее, чем последствия более протяженной пандемии птичьего гриппа. При этом некоторые экономисты заявляют, что к оценкам последствий от свиного гриппа следует подходить осторожнее, отделяя их от последствий глобального финансового кризиса 2008–2009 годов, выразившегося в общем замедлении мировой экономики. Так или иначе, для стран, которые больше всего пострадали от свиного гриппа — Мексики, США, Канады, Центральной и Южной Америки,— ученые оценивают совокупные потери от пандемии в 0,5–1% их годового ВВП. Например, для Канады общие издержки оцениваются в 2 млрд канадских долларов ($1,4 млрд) — это затраты на лечение заболевших, локальные закрытия школ в ряде городов, массовый забой свиней и уничтожение их туш. Потери понесла и туристическая индустрия: например, убытки авиакомпаний от отмены рейсов оцениваются в несколько сотен миллионов долларов.

Впрочем, еще до окончания пандемии свиного гриппа ученые из нескольких стран Европы и Америки обвинили Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) в том, что она объявила пандемию свиного гриппа в интересах крупных фармацевтических компаний.

По оценкам экспертов, фармацевты заработали на эпидемии до €7 млрд. При этом нигде в мире смертность от свиного гриппа не превысила смертности от гриппа сезонного, однако в ВОЗ настаивают, что пандемия была объявлена по всем правилам и оперативно принятые меры, в том числе изготовление вакцины, позволили избежать еще больших потерь.

Пандемией не стала, но унесла значительное число жизней вспышка африканской лихорадки Эбола в 2014–2016 годах. Больше всего от нее пострадали страны западной части материка — Гвинея, Либерия и Сьерра-Леоне. Болезнь также проникла в Нигерию, Мали, Сенегал, США и некоторые страны Европы. Всего за время эпидемии Эболы было зафиксировано 28,6 тыс. заболевших и 11,3 тыс. смертей. Неудивительно, что экономический ущерб от Эболы ограничился только Западноафриканским регионом, где, впрочем, страны и в обычное время не могут похвастаться большим запасом экономической прочности. Из-за сокращения экономической активности в ходе эпидемии Эболы в этих странах значительно снизились поступления в бюджет от налогов и тарифов, что привело к образованию в Либерии бюджетного дефицита (превышение расходов над доходами) в 8,5% в 2015 году, в Сьерра-Леоне в том же году бюджетный дефицит составил 4,8%, а в Гвинее — 9,4%. В целом же, по подсчетам экспертов английского «Журнала по инфекционным болезням», эпидемия Эболы обошлась в $53 млрд. В эту сумму вошли затраты на лечение, недополученная прибыль от приостановки работы предприятий, расходы на медицинское оборудование, дополнительное размещение и работу врачей, финансовую помощь пострадавшим гражданам и бизнесу.

Пандемия, из-за которой не закрывают границы


Медики из Американского Красного креста забирают больного испанским гриппом

Фото: Tribune News Service via Getty Images

В списке пандемий Всемирной организации здравоохранения есть еще одна болезнь, от которой уже умерло несколько десятков миллионов человек, а официально вылечились от нее всего два человека в мире. Однако из-за этой пандемии не закрывают государственные границы и не объявляют тотальный карантин. Это синдром приобретенного иммунодефицита человека (СПИД), вызванный вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ). Впервые клиническое подтверждение этой болезни было сделано в 1981 году в США. С тех пор во всем мире от ВИЧ умерло 36 млн человек. Всего с начала эпидемии заразилось 75 млн человек. Если изначально вирус был обнаружен в США у наркоманов и гомосексуалов, практиковавших незащищенный секс, то впоследствии СПИД стал настоящим бичом развивающихся стран, которые страдают не только от наркомании, но и от высокого уровня нелегальной проституции, низкого уровня медицины и сексуального образования. ВИЧ может быть занесен человеку в обычной поликлинике, которая не имеет достаточного количества одноразовых инструментов, либо при незащищенном сексе. В настоящее время больше всего ВИЧ-инфицированных проживают в Африке — 5% от всего населения, или 21 млн человек. С учетом Африки общее число людей, живущих с ВИЧ, сейчас составляет 38 млн.

Во многих странах врачи научились замедлять течение болезни, тем самым снизив уровень ее смертности и подарив надежду на излечение миллионам инфицированных: с 2002 по 2012 год смертность от СПИДа сократилась с 2,2 млн в год до 1,6 млн в год.

В России, по данным главы Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе с ВИЧ-инфекцией академика РАН Вадима Покровского, только в 2018 году от СПИДа умерло 37 тыс. человек, что стало рекордом. За шесть месяцев 2019 года число ВИЧ-инфицированных в стране увеличилось на 47 тыс. Всего же, по данным Роспотребнадзора, в России сейчас более 1 млн людей с ВИЧ. «Из выявленных в 2018 году случаев 57% заразились при гетеросексуальных контактах, 2–3% — это мужчины, имевшие секс с мужчинами, и остальные 40–41% — это наркопотребители»,— уточнил господин Покровский. Он сообщил, что также есть и зарегистрированные случаи передачи ВИЧ при оказании медицинской помощи. С 2015 по 2018 год в России произошло 62 таких случая.

Поиски лекарства или метода лечения ВИЧ до сих пор продолжаются во всем мире. К настоящему времени официально подтверждено излечение от этой болезни лишь двух человек. В марте этого года медицинский журнал The Lancet сообщил, что у лечившегося от ВИЧ так называемого лондонского пациента в течение 18 месяцев после прекращения антиретровирусной терапии была зафиксирована ремиссия, то есть отсутствие каких-либо признаков или симптомов болезни. Хотя журнал не называет имя «лондонского пациента», СМИ сообщают, что им является 40-летний венесуэлец Адам Кастильехо, ставший, таким образом, вторым в истории человеком, который излечился от ВИЧ. Сообщается, что кроме антиретровирусной терапии пациенту была произведена пересадка костного мозга. Первым человеком, который вылечился от ВИЧ при помощи аналогичного способа, стал американец Тимоти Браун, прошедший процедуру в 2007–2008 годах.

Экономический ущерб от этой болезни составляет десятки миллиардов долларов. Например, по данным специального подразделения ООН, занимающегося борьбой с ВИЧ/СПИД — ЮНЭЙДС (UNAIDS), только в 2005 году во всем мире было потрачено $17 млрд. Они пошли на лечение больных ВИЧ, производство соответствующего оборудования и медикаментов, исследовательскую работу, профилактику и зарплаты для врачей. По состоянию на конец 2018 года было выделено $19 млрд на борьбу со СПИДом в странах с низким и средним уровнями дохода. Около 56% от общих ресурсов, выделенных на борьбу с ВИЧ в странах с низким и средним уровнями дохода в 2018 году, было получено из внутренних источников. В 2020 году на борьбу со СПИДом, по прогнозам ЮНЭЙДС, потребуется $26,2 млрд.

Евгений Хвостик


Комментарии
Профиль пользователя