Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

«Роснефть» уходит из Венесуэлы

Компания передает России свои активы в стране в обмен на собственные акции на фоне санкций США

от (обновлено в 22:48)

«Роснефть» выходит из активов в Венесуэле на фоне усилившегося санкционного давления США. Как сообщила компания, доли в пяти добычных проектах в стране были проданы российской «правительственной структуре», взамен дочерняя структура «Роснефти» получила 9,6% акций в самой нефтекомпании. Сейчас единственным владельцем акций «Роснефти», полностью принадлежащим государству, является «Роснефтегаз», доля которого в результате этого обмена могла сократиться до 40,4%. Пакет в 9,6% акций «Роснефти» на Московской бирже стоит сейчас около 308 млрд руб., или $3,9 млрд.


«Роснефть» полностью избавляется от венесуэльских активов, передавая их российскому государству, говорится в сообщении нефтекомпании от 28 марта. Согласно нему, структура, на 100% принадлежащая правительству РФ, получает все активы «Роснефти» в Венесуэле, включая доли в добычных предприятиях Petromonagas, Petroperija, Boqueron, Petromiranda и Petrovictoria, в нефтесервисных предприятиях и торговых операциях. В результате все активы и торговые операции «Роснефти» в Венесуэле и/или связанные с Венесуэлой будут проданы, закрыты или ликвидированы, подчеркивают в компании. В результате исполнения соглашения и реализации активов «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ пакет собственных акций в размере 9,6% (такой пакет на Московской бирже 27 марта стоил 308 млрд руб., или $3,9 млрд по текущему курсу).

Сейчас госпакет акций «Роснефти» в 50,00000001% принадлежит полностью подконтрольному правительству «Роснефтегазу». Таким образом, речь может идти о том, что «Роснефтегаз» получил венесуэльские активы, передав «Роснефти» 9,6% акций самой нефтекомпании из состава госпакета. Напомним, совет директоров «Роснефтегаза» возглавляет глава «Роснефти» Игорь Сечин. Если сделка действительно такова, она означает формальную утрату контроля государства в «Роснефти» — эффективная доля РФ в компании в таком случае снизится до 44,3% (из них 40,4% — напрямую через «Роснефтегаз», и еще 3,9% через пропорциональную долю владения квазиказначейским пакетом в 9,6%).

В пресс-службе правительства подтвердили, что активы «Роснефти» в Венесуэле выкупила 100%-ная госкомпания, но не стали ее называть.

«Теперь имеем все основания, чтобы публично данные обещания США о снятии санкции, были выполнены,— сказал “Ъ” пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.— Мы как публичная международная компания приняли решение в интересах наших акционеров в контексте ситуации, которая объективно сложилась».

«Роснефть» ведет бизнес в Венесуэле с конца 2010-х годов, с момента, когда страну возглавлял Уго Чавес, а глава нефтекомпании Игорь Сечин занимал пост вице-премьера. До последнего времени, несмотря на усиливавшиеся санкции в отношении Венесуэлы со стороны США, «Роснефть» в таких условиях занималась трейдингом нефти из Венесуэлы, поставляла топливо в страну, выдавала многомиллиардные авансы за будущие поставки нефти местной PDVSA. Однако в феврале Минфин США ввел санкции в отношении Rosneft Trading, швейцарского трейдера «Роснефти», и президента этой структуры Дидье Касимиро за торговлю венесуэльской нефтью. В «Роснефти» тогда заявляли, что расценивают санкции как «акт правового произвола», а также отвергли обвинения в «преследовании политических целей» в Венесуэле. «Деятельность компании в Венесуэле связана с реализацией добычных проектов и трейдингом (поставки нефти на условиях предоплаты и встречные поставки нефтепродуктов), осуществляется в рамках заключенных до введения санкций контрактов и направлена на обеспечение возврата ранее сделанных инвестиций и реализацию долгосрочных коммерческих интересов»,— говорили в компании.

Практика передачи активов от компаний к правительственным структурам из-за угрозы санкционного давления уже сложилась в России, хотя и в меньшем масштабе.

Так, например, осенью 2018 года «Зарубежнефть», единственная российская компания, получившая контракт в Иране на разработку месторождений Абан и Западный Пейдар, продала ФГУП «Промсырьеимпорт» Минэнерго РФ свою иранскую структуру «ЗН – Восток».

По мнению Дмитрия Маринченко из Fitch, «Роснефть», вероятно, хочет застраховаться от риска введения полномасштабных санкций из-за операций с венесуэльскими контрагентами. «Подобные санкции оказали бы крайне негативное влияние и на "Роснефть", и на российскую экономику — компания является крупнейшим экспортером российской нефти»,— замечает аналитик. «В любом случае, в нынешних политико-экономических реалиях активы "Роснефти" в Венесуэле вряд ли представляют большую ценность, зато могут стать источником проблем, полагает господин Маринченко, вряд ли на них сейчас вообще нашелся бы покупатель, вероятно, возмещение отражает объем осуществлённых инвестиций»,— добавляет он.

Дмитрий Козлов, Юрий Барсуков


Комментарии
Профиль пользователя