Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

«Других решений, кроме как идти на перемены, у нас не было»

Президент баскетбольного ЦСКА Андрей Ватутин о перезагрузке самого стабильного клуба Европы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Наиболее стабильная баскетбольная команда Европы завершающегося десятилетия — ЦСКА — прошлой весной завоевала титул победителя Евролиги. В этом она, несмотря на расставание с целой группой лидеров и неудачные отрезки по ходу сезона, до паузы, вызванной пандемией коронавируса, нацеливалась на очередное попадание в «Финал четырех» главного еврокубка. О проблемах и перспективах ЦСКА и основных баскетбольных турниров президент самого успешного российского клуба Андрей Ватутин рассказал корреспонденту “Ъ” Алексею Доспехову.


— Мы уже можем с вами давать какую-то оценку нынешнему сезону, раз уж возникла такая особенная ситуация?

— Я никогда не был сторонником подведения итогов, хотя бы предварительных, в марте. Всегда отвечал на этот вопрос в том духе, что подведем их после окончания сезона, когда будет понятно, какое место мы заняли, каких результатов добились. Но сейчас, вы правы, ситуация особенная: варианты, при которых формат всех соревнований, в которых участвуют клубы, будет серьезно видоизменен или эти соревнования не будут доиграны, не исключены. Так что давайте.

— Хорошо. Тогда предположу, что к тому, что в этом сезоне возникнут определенные трудности, вы были готовы?

— Безусловно. ЦСКА покинули шесть игроков. Вернее, не просто шесть игроков, а игроки, которые определяли лицо команды. Плюс в самом начале сезона получил тяжелую травму Уилл Клайберн, MVP «Финала четырех» Евролиги, невероятно важный для нас баскетболист. Клайберн уникален для современного баскетбола. Он может играть на позициях с первой по четвертую и защищаться против игроков по тем же позициям. Для нас это была ощутимая пробоина. ЦСКА с Клайберном и ЦСКА без него — две разные команды. Поэтому с момента травмы Уилла (а это была выездная игра в Берлине с «Альбой» в октябре прошлого года) мы, по сути, все время пытаемся себя превозмочь, залатать какие-то дыры и изыскать внутренние резервы. Ситуацию удалось немножко сбалансировать подписанием Ховарда Сант-Роса, который тоже закрывает две-три позиции. Но, безусловно, он не настолько эффективен в атаке, как Клайберн. Сант-Рос великолепен в обороне, он дал нам много энергии. В общем, это удачное приобретение, но все-таки не стопроцентная компенсация.

Теперь о том, что я бы записал нам в плюс. Прежде всего — тот факт, что в любом матче команда боролась. Упрекнуть ЦСКА в отсутствии характера невозможно. В выигранных матчах, в проигранных — во всех команда пыталась найти возможность переломить ход игры. А характер — это очень важно. Второй плюс, наверное, в том, что у нас сложился хороший коллектив. Это то, за что мы переживали, то, что, как казалось, можем потерять по сравнению с прошлым сезоном. Та команда была очень дружная.

— Но она долго строилась.

— Да, долго. Но и сейчас в этом смысле все неплохо… В любом случае, я думаю, потеряв шесть человек плюс одного травмированного, в какой-то момент находиться на втором месте в Евролиге — это, безусловно, позитив. То, что сейчас мы в четверке, что мы обеспечили себе участие в play-off, будет он или нет,— это тоже позитив. И еще кое-что. Посмотрите на наших основных конкурентов. «Реал» сохранил всех лидеров. «Барселона» с «Фенербахче» и «Анадолу Эфесом» усилились. Но мы играем с ними, грандами, на равных. В регулярном чемпионате поделили победы с «Реалом», «Барселоной», «Эфесом». Второй матч с «Фенербахче» сорвал коронавирус. Но в первом мы выиграли дома — так что «ничью» обеспечили. К сожалению, мы допустили незапланированные, что ли, осечки. Проиграли «Виллербану» в Лионе, хотя вроде бы все шло к тому, что возьмем верх. Отдали оба матча «Олимпиакосу», причем в греческом у соперников отсутствовала половина игроков: это была, вообще, чуть ли не худшая игра ЦСКА за последние годы — ну, словно по шею в воде ходили, ничего не могли сделать. Идем дальше. Уступили на выезде «Басконии» в матче, в котором в заключительной четверти вообще не могли набрать очки. И конечно, в этом ряду поражение в Калининграде от «Панатинаикоса», когда мы сами позволили сопернику завести игру в овертайм.

При этом мне кажется, что именно к решающей стадии «регулярки», то есть фактически к play-off, мы подходили достаточно боеспособными. Как скажется на тонусе пауза, предсказать невозможно. Впрочем, в этот период все команды идут, что называется, только в накат.

— В общем, несвоевременная совсем пауза?

— Да. Для всех несвоевременная. Попали, можно сказать, на предсезонные сборы в середине сезона. Играть не с кем, ты не можешь даже организовать какие-то спарринги — просто тренируешься. А тренироваться в полную силу, зная, что в ближайшее время игр не будет, крайне тяжело. Поэтому клубом было принято решение о том, что игроки продолжают тренировки в облегченном формате: два выходных в неделю, меньше нагрузки. Сохраняющаяся неопределенность с турнирами дает определенный вектор в планировании ближайшего будущего. В любом случае проблемы профессионального спорта сейчас на втором плане, главное — остановить пандемию. До отмены ограничений по передвижению и проведению массовых мероприятий в разных странах еще очень долгий путь. Я, скорее, скептик и реалист в отношении скорого возобновления турниров.

— Вернемся к итогам. Вы, получается, считаете их как минимум удовлетворительными?

— Факт, что мы, несмотря на потери, не утонули, сохранили статус команды, которая претендует на попадание в «Финал четырех».

— Сейчас вы готовы признать, что в основе расставания с упомянутыми вами лидерами, «лицами» прошлогоднего ЦСКА — Нандо Де Коло, Серхио Родригесом, Кори Хиггинсом — лежал именно финансовый вопрос?

— Могу так сказать: если бы кто-то хотел остаться, он бы остался. Это в первую очередь вопрос к самим игрокам. Ни к кому из них не имею и не могу иметь претензий в связи с уходом. Все выполнили свою миссию в ЦСКА честно и до конца. Две победы в Евролиге тому доказательство. Кому-то нужно было просто поменять город, климат, кто-то искал новых вызовов, кто-то более длинный контракт, кто-то — более выгодный, чем предложил ЦСКА. У каждого, словом, был свой резон, своя мотивация, и к этому надо относиться с пониманием.

— Но попробовать удержать их от перехода можно было?

— Удержать всех было невозможно. Все игроки объективно подорожали, и их желание заработать побольше вполне понятно. Это, вообще, нормальная ситуация для команды, которая выигрывает Евролигу. Более того, думаю, что перезагрузка, пускай она получилась невероятно масштабной, даже более масштабной, чем мы ожидали в мае прошлого года, полезна для клуба, потому что ты обнуляешься, получаешь новую мотивацию, новых — голодных — игроков и идешь в новый поход. Сложнее всего для нас самих, менеджмента, тренерского штаба, было понять, что придется проигрывать чаще, чем мы привыкли за последнее время. Но это опять же одновременно и сильный вызов, испытание себя стартом с нуля, необходимостью заново проходить тяготы и лишения.

И потом в спорте невозможно находиться все время на верхушке, держать верхнее «до» повседневно. Команда, выигравшая Евролигу в 2019 году, достигла своего потолка.

И других решений, кроме как идти на перемены, у нас на самом деле не было. Насильно никого удержать невозможно. Да, я говорил, что это была лучшая команда в моей карьере, что жалею о расставании даже не с игроками, а первую очередь людьми. Но я надеюсь, что будут и другие команды, которые будут не менее мне дороги, не менее успешны.

— И все-таки возникает ощущение, что в этом сезоне вам еще сложнее конкурировать с зарубежным топом за элитных игроков. Это так?

— Конечно. Подбор состава стал сложнее, в том числе из-за финансового fair play, чего не понимает значительная часть болельщиков и даже специалистов. Ты не можешь тратить на контракты игроков больше 65% клубных доходов. И эта планка будет только понижаться. Подписывая того или иного игрока, клуб должен осознавать, что они должны вписаться в определенную шкалу, находиться в ее рамках. Давно уже закончились времена, когда звезды покупались россыпью. А прошлое лето с точки зрения трансферов было беспрецедентным в том смысле, что практически некого было подписывать.

Большинство тех игроков, которых мы держали в уме, уехали в НБА. А этот процесс нельзя контролировать. НБА — пылесос, который забирает все, что возможно.

Год-два назад был выбор, и ты в середине сезона мог подумать, вот все-таки надо было подписывать условно Васильева, а не Петрова. Сейчас этого выбора нет, у тебя на прицеле считаные игроки, за которыми ведут охоту и конкуренты. Наверное, эта тенденция сохранится и следующим летом. Поэтому считаю, что в условиях лета прошлого года, дефицита предложений на рынке менеджмент клуба сделал максимум возможного в плане комплектования команды. Что-то не получилось, кто-то не заиграл или заиграл не так, как хотелось. Но выбирать было не из чего. И мы все же сохраняем надежду, что некий резерв усиления игры у ЦСКА все равно присутствует.

— То есть какого-то большого процента ошибок вы в этой работе не видите?

— Без каких-то ошибок столь массовая селекционная компания пройти не может, мы выбирали из того, что было возможно в реальности, а не в компьютерном симуляторе.

— Но вот, например, армейские болельщики постоянно жалуются: взяли из НБА дорогого центрового Косту Куфоса, а он играет мало, статистика так себе…

— Конечно, от него ждали и ждем большего. Но учтите, у Куфоса была травма, а еще это ведь две разные лиги, Национальная баскетбольная ассоциация и Евролига. Любому человеку без опыта сходу заиграть в Евролиге невероятно сложно. Куфос тому пример, Рон Бейкер и еще многие баскетболисты. У людей, которые не имеют европейского опыта, первый год уходит на адаптацию, такова объективная реальность. При этом, как мне кажется, в последних перед паузой играх Куфос действовал уже намного полезнее.

— Безусловная селекционная удача — это Майк Джеймс. Притом что были те, кто к его переходу относился скептически. Не велика ли, кстати, стала зависимость команды от него?

— Как всегда, тут есть две стороны. Если бы был здоров Клайберн, мы бы не были столь зависимы от игры Джеймса, потому что Уилл может взять инициативу на себя. Он может играть с мячом, он креативный баскетболист, который может строить игру. И потенциально связка Джеймса с Клайберном представляется очень опасной для соперников. Из-за травмы Уилла у нас осталось мало баскетболистов, которые могут играть, по баскетбольной терминологии, боллхендлерами, с мячом. Так получилось, что Майк с первых игр взял на себя ответственность, потому что он никогда ее не боялся. Причем не могу сказать, что он хотел получить такую роль во что бы то ни стало, но так сложились обстоятельства, что он не постеснялся стать лидером ЦСКА. Это и хорошо, и плохо. У тебя есть человек, который может решить исход матча, который гарантированно набирает очки. Думаю, что в нападении он сильнейший в Европе на своей позиции наряду с Шейном Ларкином и Алексеем Шведом. На Джеймса ходит зритель, это человек яркий, таких игроков в нынешней Евролиге не так много. И я нисколько не сомневаюсь, что он может быть очень востребован в Национальной баскетбольной ассоциации. Нам бы хотелось продолжить отношения. Получится или нет — вопрос переговоров. Повторю, связка Майка Джеймса и Уилла Клайберна — она потенциально огненная. Они хорошие товарищи, и это может быть плюсом на паркете.

Минус таков: к сожалению, соперники знают, как против нас играть. Если есть какой-то клатч, ключевой момент, все понимают, что мяч будет у Майка Джеймса. Иногда ему хватает индивидуального мастерства решить эпизод, решить матч, иногда — нет. Но я рад, что Джеймс в ЦСКА, потому что, не буду скрывать, насчет него было достаточно сомнений, не связанных с игрой, а связанных с тем, что он не всегда вписывался в игровую концепцию «Милана». Вы же в курсе, что Этторе Мессина (знаменитый тренер, летом 2019 года возглавивший итальянский клуб.—“Ъ”) его отчислил? В общем, были вопросы, насколько человек готов принимать правила большого клуба, большой организации.

Джеймс появился прошлым летом на рынке неожиданно, никто не предполагал, что он будет отчислен «Миланом». У меня как раз в июле был день рождения, и вместо праздника мы с тренером по телефону решали, подписывать или не подписывать его.

— Так вы долго «вели», изучали этого игрока?

— Если честно, не было времени изучать. Мы решили рискнуть, понимая, что еще пара команд ищет баскетболиста этого амплуа. Жалеть пока не о чем. Игрок зрелищный, игрок взрывной — ну все что надо. Еще хочу сказать, что все-таки большая организация, которой является клуб ЦСКА, ставит людей в определенные рамки — в хорошем смысле. Это касается и тренеров, и менеджмента. Те вещи, которые ты можешь себе позволить в команде с менее славной историей, тебе не позволят в команде уровня ЦСКА. У нас не было никаких проблем по дисциплине с Майком Джеймсом. Есть американская фраза, которая звучит примерно так: плохая репутация приходит раньше тебя. В нашем случае репутация Джеймса как человека, способного решать некие большие командные задачи, была под вопросом. Сейчас он вполне встроен и в клуб, и в команду, нет никаких проблем. Совершенно нормальный парень, с большим честолюбием, с большим эго, но при этом с большим желанием побеждать.

— Финансовые поступления ЦСКА зависят от успехов в Евролиге?

— Успехи ЦСКА, безусловно, поощряются нашим владельцем, «Норильским никелем», но в то же время они ведут к большим расходам, потому что есть премиально-бонусная часть. Хотя это, надеюсь, такие приятные расходы для «Норильского никеля». А в целом наш бюджет в принципе стабилен. Вы же его знаете.

— Ну да, знаем благодаря открытости Единой лиги ВТБ — почти 2,9 млрд руб. Он останется в следующем сезоне на том же уровне?

— Да. Бюджет никоим образом не привязан к месту в турнире. В компании-владельце все понимают, что это спорт. У нас очень комфортные отношения с «Норильским никелем». Мы выполняем свои обязательства перед ним, перед спонсорами, они выполняют свои — финансовые — обязательства. При этом, безусловно, все решения, касающиеся ЦСКА, принимаются здесь, на уровне менеджмента клуба.

—Я так понимаю, все эти поступления зафиксированы в рублях, а рубль в очередной раз изменил курс, и не в ту сторону, в которую, наверное, вам хотелось бы. Это создает проблемы?

— Создает, и уже не в первый раз. Нет никаких сомнений, что обвал рубля всем обойдется очень дорого и создаст большие проблемы. У большинства топ-команд, у большинства профессиональных клубов, которые претендуют на что-то серьезное в Европе, участвуют в серьезных европейских соревнованиях, контракты рублевые только в плане фактических выплат, а так все они подписываются в евро или долларах. К сожалению, из-за скачков курса мы попадаем на дополнительные расходы. Как мы эти проблемы будем решать, не знаю. «Норильский никель» всегда выручал, и я надеюсь, так же будет и сейчас. Как все это скажется на общей ситуации с профессиональным спортом в России, сложно сказать. Но ничего хорошего ждать не приходится, потому что мы конкурируем с командами, где зарплаты в евро, в долларах, и потому что есть определенный рынок зарплат.

Если мы хотим оставаться конкурентоспособными, надо платить больше. Надеюсь, мы с вами доживем до момента, когда упадет что-нибудь другое, а не рубль.

— Вы упомянули финансовый fair play, о котором многие, кажется, узнали исключительно благодаря прошлогодней истории как раз с ЦСКА. Это когда клуб оштрафовали за какое-то дурацкое нарушение…

— За несвоевременную подачу документов. А пару месяцев назад из Евролиги пришла бумага, что к нам нет никаких претензий. Но всем сегодня интересно читать про обвинения, а про оправдание — нет. А так мы находимся в рамках финансового fair play.

— Он реально работает?

— Попробую объяснить. Fair play в Евролиге действует не столько для некоего уравнивания сил, сколько для стимулирования бизнес-активности клубов, увеличения доли доходов от продаж билетов, сувенирной продукции и рекламы, а следовательно, снижения нагрузки на владельцев. Есть объективные сложности, связанные с тем, что в Евролиге представлены команды из разных стран, экономик, разных систем налогообложения, с разными расходами на перелеты и логистику, аренду арен, наконец, разными доходами от билетов и мерчандайзинга. Но это правило утверждено самими клубами, и, наверное, на данном этапе сложно объективно оценить, помогает ли оно в деятельности, поскольку это вопрос стратегии, а не тактики.

Как принято сейчас говорить, на полях своего ответа на этот вопрос могу заметить, что fair play в футболе вводился в том числе и с целью избавиться от многолетнего доминирования топ-клубов, но как раз эта задача оказалась не решена, и основные претенденты на титул все те же. Возвращаясь к баскетболу: безусловно, это правило ограничивает долю бюджета, которая приходится на выплаты игрокам и тренерам (в этом сезоне — 60%), добавляет всем сложностей на трансферном рынке… Надеюсь, со временем Евролиге удастся разобраться с вопросом корректных оценок доходов и расходов для всех клубов. Важно сказать и о ситуации на текущий сложный момент: из-за остановки соревнований и экономического кризиса, завязанного на ценах на нефть, система fair play «провисла»: доходы клубов упали из-за отсутствия матчей — продавать стало нечего, тогда как расходы на игроков по умолчанию остаются теми же. И это еще один вопрос, который предстоит решать вместе с Евролигой.

— В этом сезоне Евролига расширила состав с 16 до 18 команд. И в ней оказалось сразу три российских клуба. Два других провели любопытные трансферные компании, но «Зенит» идет последним, а «Химки» борются за топ-восьмерку, за play-off. Они вас чем-то удивили?

— Выступлю в защиту «Зенита». Сама идея с wild card мне представляется очень хорошей, она выдается по выбранным Евролигой критериям, без привязки к результатам национальных чемпионатов. В то же время ее обладатель называется поздновато. Это, как правило, июль, и к этому моменту очень сложно комплектоваться. «Зенит», по сути, комплектовался под участие в Кубке Европы и потом получил такой неожиданный бонус в виде путевки в Евролигу — когда на рынке не осталось игроков, способных решать задачи на ее уровне. И конечно, у него не было опыта участия в двух турнирах одновременно. Только в теории кажется, что это очень легко. Сейчас команда его приобрела и уже не смотрится статистом, борется, оперативно проведя перестановку на тренерском мостике. Думаю, что Евролига должна быть в Санкт-Петербурге. С другой стороны, не менее достойны принимать турнир Казань и Краснодар, потому мы рады видеть любые российские команды в числе участников.

Теперь о «Химках», которые провели, наверное, одну из самых масштабных трансферных компаний в истории. Даже не припомню ничего подобного… Полагаю, они способны решить любую задачу, состав позволяет добиться максимальных результатов. «Химки» невероятно талантливы в нападении, в этом плане стоят вровень с «Эфесом», «Реалом», «Барселоной». На длинной дистанции регулярного чемпионата у них были проблемы. Но последние игры показали, что «Химки» их успешно преодолевают. Если «Финал четырех» состоится, если они туда пройдут, то могут преподнести любой сюрприз. Невероятно сложно выстроить какую-то систему защиты против такой команды, где каждый может атаковать с любой дистанции.

— Такое ощущение, что вы рады появлению конкурента в России, опережающего, к слову, ЦСКА в таблице регулярного чемпионата Единой лиги ВТБ?

— Скажу, может быть, неожиданную для руководителя ЦСКА вещь. Стараюсь во всех ситуациях оставаться реалистом и понимаю, что наша гегемония всем надоела. В России неоднократно появлялись команды, не уступавшие ЦСКА в таланте и глубине состава. В разные годы на чемпионство всерьез претендовали «Динамо», УНИКС, «Химки», «Локомотив-Кубань». И сейчас у нас появилась команда, которая имеет, на мой взгляд, самый реальный шанс обыграть ЦСКА. Это идет только на пользу Единой лиге ВТБ, Евролиге, в принципе российскому баскетболу.

— В том числе ЦСКА?

— Любая конкуренция всегда только на пользу. И стремление «Химок» обыграть ЦСКА — это здорово. Оно мотивирует нас не застаиваться. Банальная на самом деле вещь.

— Мы второй сезон сталкиваемся с ситуацией, когда пересекаются окна, выделенные Международной федерацией баскетбола (FIBA) для матчей сборных, и окна Евролиги. Иногда непонятно, в каких составах клубы выйдут на паркет. Есть какие-то шансы разрешить этот конфликт?

— На мой взгляд, это не война и не конфликт. Есть просто две стороны с разным видением ситуации, с разными позициями. Никаких агрессивных действий сейчас не предпринимается, никто ничего не декларирует. Все достаточно спокойно. FIBA играет отборочные матчи, клубы Евролиги одного-двух игроков могут на них отпустить. Пока ситуация не выглядит решаемой. Потому что у каждой из сторон свои аргументы и существует некий статус-кво.

— Ну коронавирус — это ведь и другие проблемы. Наверное, головная боль для вас сейчас — выплаты по спонсорским договорам, контракты игроков?

— Вы правы. Мы столкнулись с тем, что командам не на чем зарабатывать. Нет продаж билетов, более того, приходится возвращать деньги за разовые билеты, а если сезон не состоится — придется возвращать и за абонементы. Нет доходов от телетрансляций. И мы не выполняем обязательства перед спонсорами в той части, в которой говорится о количестве выходов на матчи с их символикой, демонстрации ее по телевидению. Доходная часть, повторю, никакая. Именно поэтому многие команды уже распустили игроков. И конечно, каждый клуб сейчас столкнется с проблемой выплат по контрактам.

У нас есть соображения на эту тему. Мы сейчас, поскольку игроки находятся в расположении клуба, тренируются почти каждый день, все контрактные выплаты осуществляем. Но если сезон останется незавершенным, будет объявлен несостоявшимся, это уже серьезный кейс, серьезный повод для того, чтобы обсуждать выполнение контрактных обязательств. Здесь хотелось бы иметь совместную позицию клубов Евролиги и профсоюза игроков, но сформировать ее полноценно невозможно — не все баскетболисты являются членами профсоюза. Понимаю желание баскетболистов получать зарплату вовремя и в полном объеме, но при этом надо отдавать себе отчет в том, что ситуация форс-мажорная, денег, может, просто будет неоткуда взять. Я сейчас не только о себе говорю, но и обо всех командах.

— То есть Евролига, по-вашему, должна войти в тяжелое положение клубов?

— В последние годы Евролига выстраивалась как бизнес-модель, система, где все клубы связаны друг с другом определенными зафиксированными отношениями. Да, получается, что клубы сами ставят для себя определенные рамки, выстраивают стратегию, создают условия, благоприятствующие развитию. Но в нынешней ситуации многие встают на грань выживания. Форс-мажор вынуждает идти на особые меры, даже на временный отход от выбранной стратегии. В среду прошла видеоконференция акционеров Евролиги, на которой обсудили актуальные вопросы. Пока нас просили не разглашать подробности, Евролига скоро опубликует текущую позицию. У Евролиги слишком много обязательств перед партнерами — спонсорами, телекомпаниями, хозяевами «Финала четырех», потому с объявлением о завершении сезона никто не спешит.

Сейчас, скажем, в разных странах разные ограничения по перемещению людей и посещению мероприятий, и ничье воображение не способно нарисовать реальную картину происходящего, не говоря уже о прогнозах. Не исключаю вариант, что чемпионат может быть завершен летом, тем более перенос Олимпиады и, соответственно, отмена июньской олимпийской квалификации снимают дополнительные ограничения на модификацию календаря. Все это прямо зависит от того, насколько быстро будет остановлена пандемия. Также надо принимать во внимание, что последствия распространения коронавируса мы будем ощущать как минимум до конца следующего сезона, причем они будут серьезными как в здравоохранении, так и в экономике.

— Вас устраивает, как развивается Единая лига ВТБ? Ее нынешний формат, нынешние рамки вас кажутся нормальными?

— Почему-то в последнее время модно изобретать какие-то рейтинги национальных лиг. Так вот, я не сторонник такого ранжирования. Когда кто-то говорит, что вот, мол, эта лига — первая, а эта — вторая, я всегда спрашиваю: а по каким критериям? Их ведь множество! Надо оценивать ситуацию в целом, смотреть спортивную составляющую, доходы от телевидения, телерейтинги, посещаемость, процент неожиданных результатов. Масса моментов есть… Мне кажется, что именно по спортивной составляющей, по градусу интриги в этом сезоне Единая лига входит в тройку лучших европейских чемпионатов. Вернее, она уже много лет входит в тройку. Оценивать, лучше мы испанцев, турок, это не совсем правильно. И там, и там много интересных матчей, и там, и там есть знаковое противостояние. В Турции это «Эфес» против «Фенербахче», в Испании — «Реал» против «Барселоны», в России — ЦСКА против «Химок». Это такая узнаваемая современная европейская баскетбольная история.

Или вот такой нюанс. Я никогда не был фанатом Матчей звезд. Для меня они немножко скучноваты. Но те попытки, которые сделала лига, чтобы добавить интереса Матчу звезд в этом году, мне понравились. Было реализовано несколько задумок, которых, по-моему, не было даже в НБА… При этом я вижу резервы, вижу, что эти матчи можно сделать еще интереснее: у нас же хватает зрелищных игроков. Полагаю, что Единая лига эти резервы тоже видит и использует их. У нее хороший, креативный менеджмент. И вообще, она соответствует всем современным требованиям, предъявляемым к профессиональной спортивной лиге. Тут все нормально.

— Многие национальные чемпионаты остановлены из-за пандемии, победители объявлены досрочно. Если подобное случится в Единой лиге ВТБ, ЦСКА потеряет корону…

— Возможно, в случае затянувшихся карантинов это будет единственно возможным решением, ведь для выполнения спонсорских контрактов любое завершение сезона лучше, чем просто отмена концовки без выявления победителя — тогда сезон может быть признан несостоявшимся, и клубы окажутся банкротами. Но «бумажный чемпион» всегда будет именно бумажным чемпионом, и к «непобеде» ЦСКА в такой ситуации отношусь абсолютно спокойно. Мы сейчас четвертые в Евролиге и вторые в Единой лиге ВТБ, и нам совершенно неважно, кого назовут победителем. Выигрывать и проигрывать надо на паркете. Даже если бы мы сейчас были на первом месте в «регулярке» обоих турниров, я бы считал точно так же. Знаете, Фил Джексон однажды сказал, что победа «Сан-Антонио» в чемпионате НБА, сокращенном из-за локаута 1998 года, должна быть помечена звездочкой в альманахе лиги. А тогда в «регулярке» были сыграны 50 матчей из 82 и полноценный play-off с финальной серией. Это я к тому, что в нашей ситуации к «экстренному» титулу какой-то из команд никто не будет относиться всерьез.

— Я все-таки хочу спросить про проблему, которая меня давно волнует и которую высвечивают, скажем, турниры на уровне сборных. Когда в нашем баскетболе появится достаточное количество молодых и уже умеющих играть на топовом уровне баскетболистов? Их ведь на всю Единую лигу ВТБ — единицы…

— Думаю, все, что можно сделать на данном этапе, менеджеры ЦСКА и наши коллеги из других клубов делают. Мы постоянно думаем, что и как можно улучшить. Создаются академии, в клубных структурах много внимания уделяется командам младших возрастов, наши дублеры выступают в Суперлиге наравне со взрослыми, что помогает им увереннее пройти переходный период между юниорским и большим баскетболом. Глобальная проблема заключается в недостаточно высоком уровне детских тренеров, которые зачастую отстают от современных мировых тенденций, в мотивации молодых ребят, в отношении родителей к занятиям своих детей, в общей системе детского спорта, которая уже на протяжении очень долгого времени находится в переходном состоянии, переходном — непонятно к чему. В общем, научим тренеров — будут игроки.

Ватутин Андрей Владимирович

Личное дело

Родился 25 июля 1973 года в Москве. В 1995 году окончил факультет журналистики МГУ.

С 1995 по 2000 год работал спортивным обозревателем ТАСС. Одновременно в 1997–2000 годах — пресс-атташе Российской федерации баскетбола. С 2000 по 2002 год — помощник генерального директора пермского баскетбольного клуба «Урал-Грейт». За это время команда выиграла два чемпионата России подряд, впервые за девять сезонов потеснив на этом месте ПБК ЦСКА.

В 2001–2002 годах был помощником генерального менеджера мужской сборной России по баскетболу. С 2002 по 2006 год — заместитель гендиректора ПБК ЦСКА. В 2006–2007 годах — первый вице-президент ПБК ЦСКА.

С 2007 по 2009 год — генеральный директор ПБК ЦСКА. С июля 2009 года — президент и гендиректор клуба. При нем ЦСКА выиграл четыре Суперлиги, 11 чемпионатов России, два Кубка России, восемь раз — Единую лигу ВТБ, два раза — Евролигу.

Награжден орденами Дружбы и Почета.

ПБК ЦСКА

Досье

Профессиональный баскетбольный клуб ЦСКА был создан в 1923 году под названием «Опытно-показательная спортивная площадка Всевобуча» (ОППВ) на базе Общества любителей лыжного спорта (ОЛЛС). В разное время назывался «Центральный дом Красной армии» (ЦДКА), «Центральный спортивный клуб Министерства обороны» (ЦСК МО).

Нынешнее свое название команда получила в 1960 году. Является самым титулованным клубом в России и одним из самых титулованных в Европе. В советское время команда выиграла 24 чемпионата страны, три кубка СССР, а также четыре раза Кубок европейских чемпионов.

В истории современной России команда выиграла четыре Евролиги (последний раз — в 2019 году), 26 чемпионатов России, четыре Кубка России, девять раз становилась победителем Единой лиги ВТБ. Годовой бюджет клуба — 2,861 млрд руб.

Комментарии
Профиль пользователя