Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

«Удар со стороны вируса может стать шоковым моментом для рынка»

Аналитик в эфире “Ъ FM” — о курсе валют и ценах на нефть

от

Российская валюта во вторник дорожала с самого начала торгов. Доллар, который накануне добирался до 81,5 руб., в моменте торговался вокруг отметки в 78,3 руб. Динамика по евро чуть более спокойная — европейская валюта стоила дешевле 85 руб. Баррель Brent в понедельник падал в моменте до $25,23, а во вторник дорожал до $28,5, но позже немного скорректировался. В ситуации на рынках разбирались ведущий Рамаз Чиаурели, экономический обозреватель “Ъ FM” Олег Богданов и главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович.


Рамаз Чиаурели: В чем причины, по которым мировые рынки, и российские, в частности, выглядят столь воодушевляюще? Какие есть позитивные факторы?

Антон Покатович: Мы видим, как рынки пытаются реализовать некий отскок на беспрецедентных мерах поддержки, которые были реализованы в последние дни со стороны американского регулятора — Федеральной резервной системы — и европейских властей. Каналы по предоставлению ликвидности расширены до колоссальных объемов. ФРС запустила программу фактически безлимитного количественного смягчения, выкупает на свой баланс и корпоративные бумаги. Европейские власти также расширяют возможности по предоставлению ликвидности, останавливая пакет действий, которые ограничивают бюджетные дефициты и уровни долга европейских государств, что является мощным сигналом для рынка о том, что европейские власти будут активно наполнять свои рынки ликвидностью.

В этих условиях мы видим, что риски нехватки долларовой ликвидности, долларовых ресурсов сейчас ослабляются, что позволяет рынкам реализовать наблюдаемое сейчас восстановление, и российская валюта находится в общем рыночном тренде. Что касается рубля, Центральный банк с начала этой недели существенно увеличил объем продаваемой валюты, почти до $170 млн в сутки, почти что в два раза с конца прошлой недели, и это также является фактором в пользу, скажем так, стабилизации рублевого курса.

Р.Ч.: Олег, все-таки то, что происходит, это больше момент волатильности, огромной, которую мы наблюдаем последнее время? Или же это действительно некий более или менее устойчивый тренд на улучшение общеэкономической ситуации из-за принимаемых властями разных стран мер?

Олег Богданов: Да, волатильность в предыдущие дни присутствовала, сейчас несколько тема изменилась. Совпадения на рынке, конечно, случаются, но я в них мало верю. Пик проблем был как раз в прошлый четверг, как раз когда закрывались тройные трехмесячные опционы. Аналогичную ситуацию мы наблюдали в 2001 году после 11 сентября. Аналогичная история сейчас. Больше тема вируса не интересует никого из инвесторов. Все понимают, что это где-то в мае уже закончится, а рынок живет будущим, как бы это цинично ни звучало, так сказать. Даже в том, что касается какой-то высокой смертности, это все быстро спекулянты переживают и уже играют на восстановление.

Восстановление, судя по всему, будет бурным, и китайский пример это показывает. Поэтому наряду с тем, что центральные банки просто море ликвидности заливают и уже залили на рынок, бурно растут цены на коммодитиз, сырье, то есть золото, серебро, драгоценные металлы, акции пошли вверх. Тема закрыта с вирусом, для спекулянтов, во всяком случае.

Что будет через несколько месяцев? Рынок дисконтирует, восстановление ситуации в экономике еврозоны, в экономике Соединенных Штатов, и ликвидность дает о себе знать — все, так сказать, взрывается, просто взрывной рост на всех рынках. Мы уже больше 10% по индексу Московской биржи прибавили.

Р.Ч.: Антон, момент по российскому рынку хочется обсудить. Все-таки не секрет, что мы очень жестко привязаны к котировкам углеводородов. При этом с 1 апреля прекращает свое действие сделка ОПЕК+. Что будет дальше происходить?

А.П.: Апрель — это официальное окончание действия ОПЕК+ — механизма поддержки нефтяного рынка. Но фактически мы знаем, что нефтеэкспортеры, в том числе ближневосточные, уже приступили к действиям, которые с большой долей вероятности можно назвать началом ценовой войны. Эти действия заключаются в активном демпинге цен, активном понижении стоимости своих поставок для основных клиентов. Мы знаем, что Саудовская Аравия занимается в данный момент этим сейчас, и очень-очень активно. После окончания действия сделки ОПЕК+ мы можем не увидеть даже какого-то активного наращивания добычи, например, со стороны российских нефтепроизводителей, российских поставок.

Но в принципе ценовая война и ее дальнейшая перспектива развития, на мой взгляд, будет давить на ценовую конъюнктуру нефтяного рынка, и мы еще не раз можем увидеть новые волны снижения нефтяных цен.

Сейчас главный вопрос будет в масштаб негативного воздействия, деструктивного воздействия на мировую экономику со стороны вирусного фактора. Последний лишь вступает в свою активную фазу в еврозоне, в Штатах. Удар по основным экономическим регионам со стороны вирусной угрозы может стать еще одним шоковым моментом для рынка, что будет оказывать на нефтяные цены существенное давление. На мой взгляд, риски возвращения нефтяных цен в диапазон $20-25 за Brent остаются на данный момент все еще высокими. О каком-то устойчивом восстановлении мы, скорее всего, сможем говорить ближе к лету, когда ситуация именно с влиянием вируса, с масштабами рецессии для мировой экономики будет уже более понятной, и мы сможем сформировать адекватные, релевантные оценки для мирового роста, в частности, мирового спроса на нефть.

Р.Ч.: Правильно ли я понимаю, Антон, что вы не совсем разделяете такой оптимистичный прогноз Олега Богданова по поводу того, что рынки уже перешли, скажем так, в постапокалиптический формат действия и смотрят далеко в будущее, когда вся эта эпидемия уже останется в прошлом?

А.П.: Я придерживаюсь все-таки более консервативной точки зрения: мы можем находиться все еще в процессе поиска дна. Сейчас мы видим предварительные данные по PMI в еврозоне, в США, и они вызывают очень негативные эмоции у рынка, потому что мы видим значительный провал в экономической активности, в особенности в секторе услуг. И данные за апрель и май могут быть значительно хуже того, что мы видим сейчас в марте. И к тем масштабам рецессии, в которую могут скатиться как экономика еврозоны, так и экономика США, рынки сейчас могут быть не готовы.

Комментарии
Профиль пользователя