Коротко

Новости

Подробно

Фото: Brendan McDermid / Reuters

Кризис начал с головы

Как экономисты оценивают ситуацию в мире

от

Четверг стал днем всеобщей паники на мировом финансовом рынке: все ведущие индексы падали, доллар впервые за четыре года пробивал отметку в 75 руб., аналитики вспоминали кризис 2008-го. По итогам торгов индекс Московской биржи рухнул более чем на 8%, российская валюта подешевела примерно на 3%. Нефть, которая немного дорожала в предыдущие дни, снова начала терять в цене — баррель Brent стоил меньше $33. Американские биржи рухнули сразу после открытия. Торги в Нью-Йорке пришлось приостанавливать. Все говорит о том, что наступил полномасштабный экономический кризис. Так ли это? Александр Рассохин поговорил с ведущими экономистами.


Второй раз за неделю рынки вошли в крутое пике. Страны закрывают границы и вводят карантин из-за коронавируса, цены на нефть после разрыва сделки ОПЕК+ продолжают падать. А тут еще и Дональд Трамп запретил полеты из Европы. Зато по всему миру полетели индексы — резко вниз. Инвесторы стали массово распродавать ценные бумаги. В итоге американский рынок закрылся с рекордным с 1987 года падением.

Нервозности на российских биржах добавляли новости с Ближнего Востока. Саудовская Аравия предложила Европе нефть по $25 за баррель, снизили цену Ирак и Кувейт. В итоге капитализация российских компаний стала таять на глазах.

Можно ли назвать ситуацию кризисом? И как долго он продлится?

Говорить о рецессии в России можно будет только осенью, однако для инвесторов глобальный кризис уже начался, продлиться он может и год, и полтора, настаивает бывший замминистра финансов, старший научный сотрудник Института Брукингса в Вашингтоне Сергей Алексашенко. «Рецессия — это спад производства на протяжении двух кварталов подряд. Видимо, нам нужно подождать еще полгода, дождаться результатов второго квартала, и где-то ближе к августу мы узнаем, что у нас началась рецессия, — считает эксперт. — Если считать, что кризис, как разруха, не в статистике, а в головах, то мне кажется, что уже большинство инвесторов восприняли начало рецессии. Увидели, что фондовые индексы ушли резко вниз, упав больше чем на 25%, влияние коронавируса только нарастает с каждым днем».

На фоне падения нефтяных цен до $32,5 за баррель американская валюта дорожала до 75,5 рублей. Бывший замминистра финансов, председатель наблюдательного совета Московской биржи Олег Вьюгин предполагает, что российская экономика находится только в преддверии кризиса. Однако его прогноз довольно пессимистичный: ситуация в ближайший год будет ухудшаться. Нефть может упасть до $25 за баррель, в этом случае американская валюта преодолеет планку и в 80, и в 90 рублей.

«Мы на стадии “ползем под плинтус”, но еще туда не попали.



Может быть, будет отскок, но рынки еще будут падать и в основном уже, скорее всего, российский. Наступит рецессия в российской экономике, довольно заметная, повышение инфляции, падение уровня жизни. Это, конечно, кризис типичный. Цены на нефть будут $25 за баррель до тех пор, пока как минимум не станет ясно, что эпидемия коронавируса взята под контроль в Европе и в Соединенных Штатах. Тогда оптимизм на глобальных рынках появится, а в России он будет существенно меньше. Единственный способ вернуться — не просто от вируса избавиться, но и каким-то образом прекратить ценовую войну с арабскими странами», — отметил Олег Вьюгин.

Но есть ли шанс избежать негативного сценария?

Многое может решиться 18 марта, когда страны ОПЕК+ вновь попытаются договориться о сокращении добычи нефти, подчеркивает Сергей Алексашенко: «Если вдруг Россия с ОПЕК быстро договорятся о сокращении добычи нефти, если вдруг цены на нефть вырастут обратно хотя бы к уровню $50 за баррель, то, конечно, это какую-то небольшую подпорку для российской экономики создаст».

Впрочем, управляющий партнер инвестиционной группы Movchan's Group Андрей Мовчан более осторожен в оценках. Насколько сильный удар ждет российскую экономику, можно будет сказать только в ближайшие месяцы. «Какие-то анализы и подсчеты надо будет проводить тогда, когда мы поймем, что эпидемия начинает идти на спад. До этого времени мы можем ожидать только падения потребления.

Все большее и большее количество компаний будет останавливать свою работу.

Все меньше и меньше будут люди летать. Все меньше и меньше будет перемещаться транспорта. И это будет, естественно, давить на трейдеров. Запасы нефти — дело накладное, нужно платить за ее хранение, поэтому это дополнительный фактор, который закладывается сейчас еще в стоимость нефти», — подчеркнул Мовчан.

Президент инвестиционной группы «Московские партнеры» Евгений Коган говорит, что сейчас мировая экономика находится в фазе острого кризиса, как это было в 2008-м. Но как долго он продлится, сказать сложно. В любом случае, отечественную экономику ждут непростые времена. А вот доллару власти вряд ли позволят преодолеть отметку в 80 рублей. «Я думаю, что через неделю-другую-третью Минфин начнет потихоньку скупать рубли. Это может стабилизировать курс. А пока наслаждаемся волатильностью. Как это может повлиять на нас? Можно ожидать, что экономические цифры могут ухудшиться. Снижение уровня занятости, может быть, даже рост безработицы. Резкое падение темпов роста, которые у нас и так на уровне статистической погрешности. Процесс этот может быть затяжной, и тогда мы только поймем, что происходит», — сказал Коган.

О том, что в России может увеличиться бедность, инфляция, а экономический рост — замедлиться, накануне в Совете федерации говорил и председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Прогноз в $25 за баррель нефти, по его словам, довольно пессимистичный. Однако даже при нынешних ценах в $30-35 страна за год недополучит от продажи топлива до 3 трлн рублей.

Комментарии
Профиль пользователя