Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Нефтяная музыка

Сергей Брилев о будущем конгрессе Мирового энергетического совета

от

Ведущий программы «Вести в субботу» ВГТРК Сергей Брилев назначен на пост президента ассоциации «Глобальная энергия». В колонке для “Ъ” он рассказывает о том, как идет подготовка к конгрессу старейшей в мире энергетической ассоциации, созданной почти столетие назад.


Это не моя тайна, но не думаю, что меня будут ругать, если я скажу, что на площадке российского Минэнерго, как ни в чем не бывало, идет сбор предложений по теме для запланированного на 2022 год в Санкт-Петербурге юбилейного конгресса Мирового энергетического совета (МИРЭС, WEC). Из того, что я видел, например, «Энергия будущего» и «Энергия без границ». А что? Вполне актуально. Окончательное решение будет принимать секретариат МИРЭС в Лондоне, но если на мировых рынках углеводородов дело и дальше пойдет, как сейчас, то, наверное, организаторам еще надо будет постараться разместить всех делегатов, которые, конечно, будут ломиться в Санкт-Петербург.

Напомню, что МИРЭС — старейшая в мире международная организация, которую Советский Союз, Соединенные Штаты и Соединенное Королевство создали почти век назад, то есть задолго до того, как была нами учреждена антигитлеровская коалиция.

Многие годы это была чуть ли не единственная площадка спокойного, делового общения Востока и Запада.



Тем интереснее посмотреть на то, о каких сценариях там думают сейчас.

Свою очередную презентацию МИРЭС провел на прошлой неделе в рамках энергетического форума Indaba в южноафриканском Кейптауне, и там генсек и исполнительный директор совета англичанка Анджела Уилкинсон предложила провести мозговой штурм в отношении будущего энергетики исходя из трех сценариев: «Современный джаз» (энергетика инноваций и все такое прочее), «Неоконченная симфония» (будет считать таковой ОПЕК+) и «Хард рок» (где каждый сам за себя).

Как представляется, события, развернувшиеся после развала ОПЕК+, соответствуют именно последнему варианту. Но не будем забывать о том, на что еще они накладываются.

Получив предложение соучредителей «Глобальной энергии» («Газпром», «Сургутнефтегаз» и ФСК) возглавить ассоциацию и вступив в должность ее президента в начале прошлого месяца, в последние недели я по просьбе сотрудников организовал что-то вроде внутреннего для них лектория. К нам уже последовательно пришли министр энергетики Александр Новак, глава Информационного центра ООН Владимир Кузнецов и его коллеги из ЮНИДО и ЮНЕП, а также, конечно, профессор Леонид Григорьев. И именно его лекцию я вспомнил, слушая в Кейптауне Анджелу Уилкинсон. По Григорьеву, европейцы — абсолютные лицемеры. А именно: сокращение ими выбросов парниковых газов в уютной Европе примерно равно увеличению выбросов таких газов в развивающемся мире, откуда Европа завозит себе товары, которые перестала производить сама. То есть в глобальном масштабе ничего не меняется. Каков выход? Может быть, и третий мир покрыть ветряками и полями солнечных батарей? Вопрос номер один: откуда инвестиции? Вопрос номер два…

Еще одним моим собеседником в Кейптауне стал Абдель Дедье Телла. Бенинец—выпускник Московского энергетического института, сейчас он возглавляет Африканский союз энергетики со штаб-квартирой в Кот-д`Ивуаре. Я спросил его, готовы ли его подопечные к зеленой экономике. Его ответ был категоричным. Для того чтобы горели лампочки, хороши и ветер с солнцем. Но для промышленного развития Африка видит источником энергии ГЭС, АЭС и природный газ. Последние два пункта для многих европейцев из числа последователей одной шведской школьницы-прогульщицы — анафема.

Впрочем, европеец европейцу все-таки рознь. Возьмем такой пример, как новая солнечная электростанция в Бурзянском районе Башкирии. Мы попросили прокомментировать ее открытие ученых-гуру из числа лауреатов нашей премии. Если коротко, то профессор Политехнической школы в швейцарской Лозанне Михаэль Гретцель предсказуемо назвал это путем в будущее. Но вот его коллега академик Сергей Алексеенко из Новосибирска хоть и ведет тему возобновляемых источников энергии, указал на то, что в условиях России основным источником энергии все-таки пока останутся углеводороды (хотя, конечно, СЭС в удаленном, «тупиковом» Бурзянском районе, куда нецелесообразно тянуть ЛЭП, и решает большую социальную задачу по гарантированному энергоснабжению).

Характерно, кстати, что в эти дни все только и обсуждают цены на матушку-нефть, не вспоминая о модных альтернативах. Естественно, КПД ветряков и солнечных панелей растет, но пока все это остается лишь вспомогательными источниками. Везде.



Со всем этим я и вернулся к Анджеле Уилкинсон из МИРЭС, когда представилась возможность с ней побеседовать (еще не зная, что на этой неделе такое традиционное топливо, как нефть, подешевеет — драматически). Приведу здесь отрывок из нашего интервью (целиком опубликовано на сайте «Глобальной энергии»).

Сергей Брилев: А теперь сложный вопрос. Когда мы спрашиваем европейцев, хотят ли они жить в чистом Лондоне и в чистой Москве, то ответ положительный. Но даже в Европе не каждый согласен с возможным увеличением тарифа на электричество в три раза только из-за использования современных технологий. Когда вы говорите то же самое людям из сельской местности в странах Африки, Латинской Америки и даже в Евразии…

Анджела Уилкинсон: Существует два аспекта. Мне хотелось бы их разделить. Один из них касается вопроса, что представляют собой возобновляемые источники энергии. Они представляют собой зеленые технологии или дешевую энергию? Ответом будет: и то и другое. Так что же формирует потребительское поведение? Люди покупают более дешевую энергию? Возможность более дешевого доступа к энергии? Или они покупают возможность использования энергии в сельской местности Африки? Здесь присутствуют оба аспекта. Находясь в Лондоне или в Санкт-Петербурге, у вас уже есть развитая энергетическая система и вы думаете о более удобных и зеленых решениях. <…> И здесь вопрос заключается в том, что, если требуется больше энергии, какая она должна быть — зеленая или дешевая? Ответом является то, что требуется и зеленая, и дешевая энергия. (Но.— “Ъ”) я думаю, что даже Европа признает, что у вас не может быть стратегии, которая была бы чистой на местном уровне и грязной — на глобальном.

Все эти вопросы никак не отменяет (и даже подстегивает) нынешняя свистопляска с ценами на нефть. Делегация МИРЭС прилетает в Москву уже в апреле. Да и до конгресса в Санкт-Петербурге остается не так уж много времени.

Комментарии
Профиль пользователя