Коротко

Новости

Подробно

В Петербург пришла корейская опера

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 3
В Театре "Балтийский дом" прошла премьера оперы "Ли Сун Син", написанной российским композитором Вячеславом Агафонниковым, поставленной южнокорейским режиссером Ун У Йонгом и спетой московской и корейской сборными командами. ОЛЬГА КОМОК уверяет, что вокалисты имели шансы на приличный успех, но только в том случае, если бы премьера состоялась не сейчас, а скажем, во второй половине 20-х годов XX века, то есть в годы, славные своей искренней любовью к любой дальневосточной экзотике.
Нынче же произведение, в котором корейско-японские военно-государственные коллизии конца XVI века воспеты на музыкальном волапюке, этаком килте из лоскутков всех европейских оперных диалектов — от зрелого Мусоргского через раннего Стравинского до позднего Пуччини, — обречено на провал. И справедливо. Опус, представленный на большой сцене "Балтийского дома", являет собой крайне убедительное доказательство очевидной аксиомы, что стилизаторские клише начала XX века нельзя безболезненно пересаживать на современную почву.
       Представьте себе национального героя адмирала Ли Сун Сина в национальных одеждах, который в псевдо-Мусоргском духе распевает перед типично оперной кучкой хористов, изображающих корейскую армию: "Не довольствуйтесь этой победой, думайте о следующих боях". Или Корейского императора, на чей трон почему-то поочередно садятся военный преступник (тот же Ли Сун Син) и придворный советник Юн Ду Су, который опереточным баритоном вещает: "Я император. Я — власть. Кого хочу, того казню, кого хочу — милую". Ну и так далее. Ходульное либретто, положенное на малоталантливую, глубоко вторичную, а подчас и вовсе дурно оркестрованную музыку, нисколько не располагает в пользу дел давно минувших дней. На удивление бедные декорации — пара пыльных лесенок, стандартно подсвеченный задник со стандартной же "корейской" луной, неизбежный по нынешним временам зеленый дым из-за сцены — тоже никак не способны воодушевить даже самых непритязательных зрителей.
       Впрочем, смысл всего происходящего на одном из премьерных спектаклей можно было уяснить лишь из русских титров, скромно проецировавшихся на экранчик сбоку сцены. В этот вечер, 15 ноября, все основные партии исполняли корейские вокалисты — кстати, в ряде случаев вполне приличные: драматический тенор Ким Нам Ду (в заглавной роли) и сопрано Джонг Пионг Хуа (олицетворение всей что ни на есть корейской женственности в маловнятной роли бедной девушки Пак Чо Хи) явно заслужили более громких аплодисментов, чем доставшиеся им вялые хлопки. Думается, должного признания своих талантов они достигают в спектаклях оперной труппы "Сонг-Гок" в своей родной Южной Корее.
       Что еще следует знать об опере "Ли Сун Син"? Что 14 ноября у нее был "русский день" — с солистами из московских Большого театра, Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и "Новой оперы". Что 16-го в последнем представлении отечественные и корейские вокалисты слились в экстазе двуязычия. Что лучший момент всего произведения — медитативное соло на английском рожке, имитирующем некий корейский национальный инструмент, которым открывается второй акт оперы. Наконец, что в оперу были вложены немалые материальные и интеллектуальные средства с обеих — корейской и российской — сторон. И что в целом экспериментальная постановка является замечательным памятником русско-корейской дружбе.
Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя