Неприятели по переписке

В воронежском «Бизнесинвестстрое» ищут преднамеренное банкротство

Как стало известно “Ъ-Черноземье”, следственное управление УМВД по Воронежу по материалам городского ОЭБиПК возбудило уголовное дело по признакам преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) воронежского ООО «Бизнесинвестстрой». Компания возводила жилкомплекс в центре города на улице Ленина, 43. По версии следствия, с 2013 по 2017 год неустановленные лица из числа руководства компании предоставили аффилированным физлицам по заниженным ценам 33 объекта недвижимости в ЖК, причинив тем самым ущерб 54 млн руб. другим дольщикам-кредиторам. По словам владельца «Бизнесинвестстроя» Юрия Корчинова, инициатором разбирательства стал его бывший приятель Глеб Мочалов.

Конфликт вокруг проблемного дома привел к уголовному делу

Конфликт вокруг проблемного дома привел к уголовному делу

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Конфликт вокруг проблемного дома привел к уголовному делу

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

О возбуждении уголовного дела “Ъ-Черноземье” рассказали источники на строительном рынке региона; эту информацию официально подтвердили в воронежском главке МВД. Поводом для возбуждения 23 января уголовного дела стало два заявления — коллективное со стороны части дольщиков и отдельно индивидуального предпринимателя Глеба Мочалова. По версии следствия, неустановленные лица из числа руководства ООО «Бизнесинвестстрой» (с 2014 года, по данным Kartoteka.ru, на 100% принадлежит Юрию Корчинову), с марта 2013 по декабрь 2017 года, «предвидя создание неплатежеспособности» компании, «осуществили отчуждение» 33 объектов недвижимости (семь квартир, 20 нежилых помещений, шесть парковочных мест). Эти объекты якобы по заниженной цене передавались «аффилированным лицам». Среди них следствие называет девять физлиц с фамилией Корчинов(а), а также неких господ Собина, Антипова, Додонову и ООО «Альбион».

К маю 2019 года у «Бизнесинвестстроя» сформировалась кредиторская задолженность на сумму «не менее» 54 млн руб. По версии следствия, договоры с «аффилированными лицами» были заключены на общую сумму 27,2 млн руб., а продажа по рыночным ценам могла бы привести к получению компанией 296 млн руб.

В мае прошлого года в отношении компании была введена процедура наблюдения, в ноябре — конкурсное производство. Конкурсный управляющий Дмитрий Машонкин уже направил в суд заявления о недействительности ряда сделок. Среди оспариваемых числится и сделка Глеба Мочалова по покупке прав требования у Галины Корчиновой. В 2016 году та уступила ему за 7 млн руб. права требования на нежилое помещение стоимостью (указанной в договоре долевого строительства и допсоглашениях) 35,12 млн руб. и проектной площадью свыше 319 кв. м. Также оспариваются договоры долевого участия Анастасии, Михаила, Анатолия, Галины, Кирилла, Константина, Ольги, Инны и Джулии Корчиновых. Кроме того, управляющий пытается признать недействительным перечисление средств со стороны нескольких юрлиц (в том числе ООО «Альбион») и ряд других сделок. Параллельно Дмитрий Машонкин пытается привлечь Юрия Корчинова к субсидиарной ответственности.

Жители дома на улице Ленина, 43, также заявляются в дело о банкротстве со своими требованиями. Они добиваются включения в реестр требований неустойки за задержку сдачи дома, штрафов и компенсации морального вреда. В социальных сетях жители дома обсуждают предложения, якобы сделанные Дмитрием Машонкиным некоторым собственникам квартир. Согласно сообщениям, конкурсный управляющий предложил простить жильцам долг, который у них образовался после получения квартир (площадь ряда жилых помещений якобы оказалась больше, чем предполагалась изначально) в обмен на отказ владельцев квартир от взыскания неустойки в рамках конкурсного производства.

Дмитрий Машонкин в беседе с “Ъ-Черноземье” предпочел не комментировать ход банкротства. Юрий Корчинов рассказал “Ъ-Черноземье”, что некоторое время назад занял у своего приятеля Глеба Мочалова 7 млн руб. «Взамен Глеб попросил в залог помещение площадью 319 кв. м. Реально оно стоило 30 млн руб., но мы поверили ему и передали помещение. В какой-то момент он решил забрать его, а мы не отдаем, поскольку оно стоит больше, — вот и суть спора, — сказал господин Корчинов. — Глеб обратился в полицию, ему хочется загнать меня в тупик. Я тоже на него всякую хрень пишу». По словам Юрия Корчинова, второе заявление, которое легло в основу уголовного дела, — от группы дольщиков 3 также было направлено с подачи Глеба Мочалова: «Да, мы затянули со сдачей дома и обязаны людям компенсировать это. Но и дольщики должны нам за лишние квадратные метры. Те, кто не хочет за них платить, и обратились в полицию».

По словам Юрия Корчинова, кризис в компании отчасти был связан с передачей 20 квартир обманутым дольщикам: «В свое время я пришел в правительство области с этим предложением, попросив в ответ отнестись к нам "как положено" в рамках одного из проектов. Мы передали дольщикам квартиры по 1 тыс. руб. А их суммарная рыночная стоимость была 50 млн руб. Если бы я был мошенником, я бы так не поступил. Ведь эти средства мы могли бы вложить в стройку, которая в итоге затянулась». Бизнесмен заверил, что действия Глеба Мочалова уже приводили к проведению обысков в помещениях, где ранее располагался «Бизнесинвестстрой». Попытку Дмитрия Машонкина оспорить сделки с целым рядом физлиц по фамилии Корчинов(а) Юрий Корчинов также назвал инспирированной бывшим приятелем: «Конкурсный управляющий просто не мог не отреагировать на его заявление».

Глеб Мочалов сообщил “Ъ-Черноземье”, что в 2014–2016 годах приобрел у «Бизнесинвестстроя» несколько нежилых помещений. «Мне обещали одни параметры, на деле же они оказались другими — от остекления до высоты от уровня земли. И по факту площадь оказалась меньшей, чем та, за которую я заплатил. У меня есть все необходимые документы, но мне не хотят передавать оставшиеся квадратные метры»,— рассказал господин Мочалов. Он полагает, что «процедура банкротства "Бизнесинвестстроя" инициирована подконтрольной Корчинову организацией, чтобы не платить дольщикам неустойку за просрочку сдачи дома на два года», а также чтобы оспорить его сделки. Глеб Мочалов считает, что «видимость признаков банкротства создана искусственно»: «Средства от дольщиков в основном принимались наличными, как и в моем случае. А куда деньги направили потом, непонятно, так как все финансовые документы якобы залило».

Согласно материалам арбитража, господин Мочалов подал две жалобы на бездействие Дмитрия Машонкина — в ноябре 2019 и январе 2020 года; они пока не рассмотрены. Следующее заседание по делу о банкротстве назначено на 10 марта.

Олег Мухин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...