И если есть порох — не дай огня

Президенты России и Турции договорились не стрелять в Идлибе с 6 марта и признать новую реальность

В результате шести часов переговоров президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган договорились о прекращении огня в зоне деэскалации Идлиб, а главное, о признании новой реальности «на земле». Во многом на такой вариант изначально рассчитывала Россия, хотя и Турции удалось отстоять свои позиции.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (справа) и президент России Владимир Путин (слева)

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (справа) и президент России Владимир Путин (слева)

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (справа) и президент России Владимир Путин (слева)

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Встреча президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана продолжалась в Кремле шесть часов. Началась она со слов выражения соболезнований российским президентом в связи с гибелью турецких солдат. При этом, в отличие от нескольких последних встреч, оба лидера не стали обращаться друг к другу со словами «дорогой друг». Но в заявлении президента Эрдогана по итогам переговоров эта фраза все же проскользнула, хоть и не в начале выступления, как обычно.

Cитуация в Идлибе обострилась в середине января, когда после сорванного прекращения огня сирийская армия продолжила наступление вглубь зоны деэскалации. Анкара начала переброску в Идлиб оружия и военных подразделений. После того как в начале февраля за одну неделю в Сирии погибли 14 турецких граждан, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган поставил Москве и Дамаску ультиматум: или до конца февраля сирийская армия прекращает атаки на турецких военных и отходит на позиции, которые она занимала до начала наступления, или Турция начинает полномасштабную военную операцию против сирийских проправительственных сил. Одновременно с этим Москва и Анкара начали переговоры на уровне представителей МИДов и силовых ведомств двух стран. Однако им не удалось прийти к компромиссу. За несколько дней до истечения ультиматума за одну ночь в результате авиаудара были убиты свыше 30 граждан Турции. По версии Минобороны РФ, они находились среди террористов, ведущих бои. В Анкаре между тем заявили, что предупреждали россиян о передвижении своих военных. После этого было объявлено о том, что 5 марта Реджеп Тайип Эрдоган проведет в Москве переговоры с президентом РФ Владимиром Путиным, хотя до этого президент России несколько раз игнорировал приглашения турецкого коллеги посетить Стамбул и договориться. Однако ситуация оказалась на грани прямых столкновений между российскими и турецкими военными.

По итогам переговоров оба президента продолжили придерживаться своей версии событий, т. е. президент Путин винил в нарушении соглашений «радикалов», которые в том числе атакуют российскую авиабазу Хмеймим (всего таких атак с начала года — 15), а президент Эрдоган — сирийский режим, который начал наступление в Идлибе еще в конце апреля—начале мая.

Как подчеркнул Владимир Путин, Россия и Турция не всегда согласны в оценках происходящего в Сирии, «но каждый раз в критические моменты, опираясь на достигнутый высокий уровень двусторонних отношений», им удавалось «находить точки соприкосновения по возникшим спорным моментам, выходить на приемлемые решения».

О чем договорились Путин и Эрдоган. Главное

Смотреть

Для Москвы было важно подтвердить, что «астанинский формат», в рамках которого Россия, Турция и Иран решали вопросы, связанные с ситуацией «на земле в Сирии», а также некоторые политические проблемы, по-прежнему остается в силе. Это был «камень в огород» западных дипломатов, заявлявших, что «астанинский формат» мертв. Разорвать союз Турции с Россией и Ираном особенно старались США. Говоря о достигнутых в ходе встречи договоренностях, Владимир Путин дал понять, что эти попытки не увенчались успехом: «Мы подтвердили заинтересованность наших стран в продолжении совместной работы и в рамках "астанинского формата"». Эти слова прозвучали даже раньше, чем новость о прекращении огня. Последнее обнародовал уже президент Турции, которому важно было преподнести это, как свой личный успех для внутренней аудитории.

Господин Эрдоган также отметил «искренность диалога» с коллегой и не смог обойтись без упоминания долгой истории двусторонних отношений. Однако главным были слова о том, что обе стороны хотят продолжить сотрудничество.

Содержание достигнутых договоренностей представили министры иностранных дел двух стран: Сергей Лавров на русском языке, а Мевлют Чавушоглу на турецком. Документ стал дополнением к Меморандуму о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб, подписанном в Сочи 17 сентября 2018 года, он также опирается и на Меморандум о создании зон деэскалации, подписанный «астанинской тройкой» в мае 2017 года. Напомним, что в Сочинском меморандуме Россия и Турция договорились создать в Идлибе особую «демилитаризованную зону», за пределы которой необходимо было вывести все радикальные группировки и тяжелое вооружение. Кроме того, было решено обеспечить свободное движение по трассам М4 и М5 (Алеппо—Латакия и Алеппо—Дамаск).

Суть договоренностей, достигнутых в Москве сводится к трем пунктам:

  • Прекратить все боевые действия по существующей линии соприкосновения в Идлибской зоне с 00:01 6 марта
  • Создать коридор безопасности шириной 6 км к северу и 7 км к югу от трассы М4. Конкретные параметры функционирования коридора безопасности согласовываются минобороны двух стран в течение 7 дней.
  • 15 марта 2020 года начать совместное патрулирование по трассе М4 от населенного пункта Трумба (2 км западнее Саракиба до Айн-эль-Хаур).

Важными для России являются слова про «существующую линию соприкосновения». Т. е. вопреки февральским заявлениям президента Эрдогана никто не будет требовать от сирийских проправительственных сил отступления к границам зоны деэскалации, которые существовали к концу апреля 2018 года, до начала наступления. Не будет оспариваться и контроль Дамаска за трассой М5.

Судьба трассы М4 пока остается под вопросом. Фактически создаваемый «коридор безопасности» разрезает силы, которые воюют против президента Асада.

«Пока не ясно, как будут разграничены позиции к западу от М5: останутся ли на фактическом положении или кто-то должен будет отступить. То же самое касается территорий к югу от М4: останется ли там оппозиция, а также будут ли допущены силы Асада на М4 или же она будет обеспечиваться только российскими, и турецкими силами»,— сказал “Ъ” эксперт РСМД Кирилл Семенов.

Подробностей, скорее всего, стоит ждать к 15 марта от минобороны обеих стран. До сих пор каждая из сторон по-своему трактовала все подписанные соглашения. И, похоже, разночтения уже начались. Так, президент Эрдоган заявил, что «Турция оставляет за собой право ответить на всяческие нападения со стороны режима своими силами». Однако этого нет в тексте официальных договоренностей. Но главное, что на время в Идлибе установится прекращение огня, а для Турции и России оказалось важнее продолжить совместную работу, чем воевать.

Марианна Беленькая

Фотогалерея

Эскалация в Идлибе

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...