Коротко

Новости

Подробно

Фото: Из личного архива

«Давление политических факторов на бизнес сохраняется»

Программный директор РСМД Иван Тимофеев о санкционных итогах февраля

от

Громким событием февраля стало попадание в SDN-лист компании Rosneft Trading — «дочки» российской «Роснефти». Причина — нарушение режима санкций США против Венесуэлы. По мнению Минфина США, Rosneft Trading связана как минимум с четырьмя сделками с участием венесуэльской государственной компании PdVSA. Во всех случаях речь шла о содействии в перевозках нефти.

Слухи о возможных санкциях ходили давно. Еще год назад по аналогичному указу 13885 под санкции попал совместный российско-венесуэльский Еврофинанс Моснарбанк. Однако в отличие от небольшого банка, «Роснефть» — крупный глобальный игрок. Санкции против нее могли иметь шоковое влияние на мировые рынки, тогда как американские власти подобных издержек предпочитают избегать. Однако еще в прошлом году Минфин США опробовал более точечные и при этом болезненные меры против китайской COSCO Shipping. В SDN-лист попала ее «дочка» COSCO Shipping Tanker и ряд других компаний по подозрению в перевозке иранской нефти. Похожую схему теперь применили против «Роснефти».

Блокирование Rosneft Trading вряд ли нанесет катастрофический ущерб материнской компании. Однако теперь возникает непростой выбор.

Либо свернуть активность в Венесуэле, либо использовать хитроумные схемы обхода санкций с риском получить и более серьезные последствия. Решение здесь неочевидно. Так, например, попавшие под санкции китайские перевозчики, по всей видимости, свернули перевозки из Ирана. В январе с COSCO Shipping Tanker и ряда других были сняты санкции. Несмотря на шумиху вокруг «растущего геополитического противостояния» США и КНР, сам китайский бизнес предпочитает не рисковать, если речь идет о серьезном ущербе. Сходные решения могут принимать и российские игроки. Например, РЖД может выйти из проекта в Иране на фоне эскалации санкций США и растущего риска вторичных санкций. Вопрос в том, насколько политическая целесообразность и экономическая выгода в Венесуэле выше или ниже ущерба от новых санкций?

Санкции против отдельных компаний — тактический эпизод. Стратегическую картину могут поменять предстоящие в США выборы и раскручивание темы «российского вмешательства». Трое сенаторов-демократов направили госсекретарю Майклу Помпео и министру финансов Стивену Мнучину письмо с призывом немедленно ввести санкции против России за вмешательство в выборы 2020 года. Поводом стали публикации о том, что якобы, по мнению разведки США, Россия планирует поддерживать одновременно и Дональда Трампа, и Берни Сандерса. Письмо демократов показывает, что тема вмешательства возвращается в мейнстрим и любой новостной повод порождает политическую реакцию.

Впрочем, оптимизм внушает два момента. Первый — конгрессмены призывают к использованию уже имеющегося законодательства по санкциям против России и широких полномочий исполнительной власти. Речь не идет о новых законодательных инициативах. Если бы основания подозревать Россию были действительно серьезными, демократы, скорее всего, вновь поставили бы вопрос о продвижении законопроектов DASKA и DETER либо предложили бы новые.

Второй — действия исполнительной власти. Администрация США охотно и оперативно использует санкции, если у нее есть для этого реальные и твердые основания. Многие санкции вводятся задолго до реакции Конгресса. С учетом остроты темы вмешательства нет никаких сомнений, что администрация использовала бы санкции при наличии малейших подозрений. Скорее всего, сейчас речь идет лишь о политизации вопроса на фоне приближающихся выборов. Что вряд ли снижает риски непредвиденного и непропорционального влияния темы вмешательства на санкции и отношения России и США в целом. Давление политических факторов на бизнес сохраняется. Но пока ситуация остается стабильной.

Иван Тимофеев, программный директор Российского совета по международным делам (РСМД)


Комментарии
Профиль пользователя