Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Как бы не пришлось Москве серьезно уступать»

Дмитрий Дризе — об отношениях России и Турции

от

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган договорились о встрече. В пятницу президенты России и Турции обсудили по телефону обострение в сирийской провинции Идлиб. Как уточнили в Кремле, личная встреча может пройти в Москве через неделю — 5 или 6 марта — даты обсуждаются. Накануне в результате военных действий в Идлибе погибли по меньшей мере 30 турецких военных. В ответ армия Турции нанесла массированный удар по сирийским целям. Со стороны сил официального Дамаска также есть серьезные потери. В Средиземное море прибыли два российских боевых корабля Черноморского флота — «Адмирал Макаров» и «Адмирал Григорович». Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе не исключает, что России придется идти на уступки Анкаре и Западу.


Москва отреагировала осторожно, без остроты. Минобороны объяснило, что турецкие военные находились в рядах боевиков. По условиям соглашений между союзниками, коими Турция и Россия до сих пор являются, Анкара обязана информировать о передвижении своих войск, в первую очередь для того, чтобы не попасть под обстрел. Ничего подобного не случилось. Между тем террористы в указанном районе предприняли вылазку и были атакованы сирийской армией. Российские ВКС не применялись. Как только было установлено нахождение там турецких военных, были предприняты меры по прекращению огня.

В свою очередь, МИД выразил соболезнование Анкаре в связи с гибелью ее солдат. Сергей Лавров подтвердил желание договариваться и решать проблемы мирным путем.

Сергей Лавров, глава российского МИДа:

«Мы попросили сирийских коллег взять паузу в боевых действиях и сделали все, чтобы обеспечить безопасную эвакуацию раненых и доставку тел погибших турецких военнослужащих на территорию Турции».

Позже Владимир Путин провел совещание с членами Совета безопасности. После этого пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что Турция не в силах контролировать боевиков внутри своей зоны деэскалации в районе провинции Идлиб. В этом и есть причина обострения ситуцации. Известно, что в Стамбуле находятся российские переговорщики. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган поговорили по телефону, решили провести как можно скорее личную встречу. Правда, турецкий лидер звонит не только Путину — он в контакте и с Дональдом Трампом, и с Ангелой Меркель, и с Эмманюэлем Макроном, а также с НАТО. Идлиб — это теперь международная проблема. Тем более что ранее Эрдоган чуть ли не насильно отправил сирийских беженцев в Европу, чтобы там поскорее решали.

Общий посыл такой: война никому не нужна, все за то, чтобы договорится. Вопрос только в том, на каких условиях. Собственно, для этого войны и начинают, чтобы добиться лучших для себя результатов. Как известно, и Запад, и Реджеп Тайип Эрдоган не жалуют Башара Асада. Еще пять лет назад все они жестко требовали его ухода. В последнее время этот вопрос удалось снять с повестки дня, прежде всего благодаря жесткой российской позиции. Однако все меняется. Тем более эта самая протурецкая оппозиция, с которой мы воюем в Идлибе, — это в основном те же сирийцы-сунниты, которые бежали от асадовских преследований. Вернуть их обратно и создать коалиционное правительство — давняя цель Анкары, да и Запада тоже, в первую очередь для того, чтобы противники Асада не бежали в Турцию.

Дамаск усиливается, встает с колен, давит — беженцев становится больше. И Запад тоже от этого серьезно страдает, потому что из Турции все они бегут дальше в Европу.

Если же говорить о масштабной войне, для Москвы это совсем не просто, в первую очередь потому, что она оторвана от основных баз. Здесь два корабля не помогут. И главное — политически мы одни. Каким бы сложным политиком ни был бы Эрдоган, Запад априори на его стороне. Турция — ключевой форпост между Европой и Азией, в отличие от России. И Иран нам вряд ли поможет. Такому давлению тяжело противостоять. Как бы не пришлось Москве серьезно уступать.

Комментарии
Профиль пользователя