Следствию готовят «конверт»

Правозащитники заявляют о волоките при расследовании пыток десятилетней давности

Правозащитники из Комитета против пыток считают, что в нижегородском управлении СК РФ неэффективно расследуется уголовное дело о пытках бывшего милиционера Никиты Данишкина, отсидевшего три года за хранение осколочного фугаса. По его словам, показания к причастности к подготовке теракта в нижегородском метро в 2010 году у него выбивали сотрудники центра противодействия экстремизму областного МВД. Подозреваемые, на которых дает показания бывший осужденный, следствием не установлены, а сроки давности истекают в декабре 2020 года. По этому поводу Комитет против пыток готовит жалобу ­председателю СК.

Фото: Михаил Солунин, Коммерсантъ

Фото: Михаил Солунин, Коммерсантъ

Юристы Комитета против пыток готовят обращения к главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину и руководителю нижегородского управления ведомства Айрату Ахметшину о неэффективном, по их мнению, расследовании уголовного дела о превышении полномочий в отношении бывшего эксперта-криминалиста милиции Никиты Данишкина. К правозащитникам он обратился в 2011 году после допросов в управлении по противодействию экстремизму (Центр «Э») нижегородского управления МВД, куда его привезли после обыска в съемной квартире, где хранился самодельный осколочный фугас, нашпигованный саморезами. По данным следствия, приверженец националистических взглядов купил 1,7 кг тротила с детонаторами в родном Ардатове и хранил до 2009 года сначала там, а затем в квартирах в Автозаводском районе Нижнего Новгорода. К сотрудникам Центра «Э» Никита Данишкин попал при разработке группы скинхедов-радикалов, пытавшихся в 2009 году поджечь здание Ленинского РУВД и совершивших ряд экстремистских акций в Нижнем Новгороде. В том числе их подозревали в подготовке теракта в нижегородском метро. В 2011 году бывшего милиционера осудили на три года колонии за незаконное хранение оружия. Свою вину он полностью признал, но отказался давать показания, воспользовавшись ст. 51 Конституции, а национализм объяснил интересом к ­истории.

К правозащитникам Никита Данишкин обратился еще на стадии следствия, когда в 2010 году его доставили в Центр «Э». По его показаниям, около полудня его отвели в кабинет, куда зашел тогдашний начальник отдела Алексей Трифонов и поинтересовался, узнал ли его подозреваемый. Тот ответил отрицательно и получил от офицера три удара кулаками по лицу и в грудь, после чего руководитель стал нагибать его к полу, но остановился после чьих-то окриков «Хватит!» и покинул кабинет. Затем, по показаниям осужденного, в помещение вошли еще трое милиционеров и предложили ему сознаться в подготовке теракта, а при отказе повалили на пол и стали избивать ногами. В перерывах между побоями его просили написать явку с повинной. Снова услышав о нежелании Никиты Данишкина «расколоться», оперативники принесли трос с крюками на концах и сложили подозреваемого в «конверт», подвешивая его и роняя на пол. Затем его снова били, советуя друг другу не вытирать кровь о кабинетную мебель. Спустя несколько часов оперативники предложили угостить задержанного принесенным шашлыком, разрешили умыться и повезли в Автозаводское РУВД на допрос. Следователь увидел кровоподтеки и следы побоев, а дежурный отказался помещать его в изолятор временного содержания. Сотрудникам Центра «Э» пришлось везти Никиту Данишкина в больницу №40, где врачи зафиксировали у него ушибы. Позже милиционеры пытались заставить его забрать заявление из Комитета против пыток, сообщил он в своих показаниях.

Уголовное дело по факту превышения должностных полномочий в нижегородском управлении СК возбудили в конце 2019 года после девяти отказных постановлений следствия и решения Европейского суда по правам человека от 2017 года о нарушения статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающей пытки.

ЕСПЧ присудил Никите Данишкину €20 тыс. в качестве компенсации морального вреда, а в 2018 году Президиум Верховного суда РФ постановил возобновить производство по его жалобе.

После того, как уголовное дело все же было возбуждено, в СУ СК его начали передавать от одного следователя к другому, но никто из них не нашел времени заниматься этими материалами, рассказала юрист Комитета против пыток Юлия Баландина. Сам потерпевший считает, что уголовное дело пытаются «замять» и дотянуть до декабря 2020 года, когда истекают сроки привлечения к уголовной ответственности. Бывшие оперативники нижегородского Центра «Э», допрошенные в качестве свидетелей, утверждают, что в 2010 году они не избивали задержанного Данишкина, поскольку его вина в хранении фугаса и так была очевидна. По их словам, травмы он получил, пытаясь убежать от них на выходе из отделения милиции и поскользнувшись на льду.

Владимир Зубарев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...