Коротко

Новости

приложение

партнерский проект

Подробно

Фото: okn.bashkortostan.ru

У СКР сформировался культ наследия

Снос памятника стал поводом для уголовного дела на сотрудников Башкультнаследия

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

Резонансный судебный процесс о взыскании с уфимского предпринимателя Фината Нигманова 25 млн руб. компенсации за снос выявленного памятника архитектуры на улице Нехаева в Уфе, начатый региональным Управлением по госохране объектов культурного наследия, получил неожиданное продолжение. Республиканское управление Следственного комитета РФ возбудило уголовное дело на самих сотрудников Башкультнаследия. Их подозревают в халатности, выразившейся в том, что снесенный объект не был зарегистрирован. В СКР заявляют, что дело возбуждено после сообщений СМИ. В Башкультнаследии уголовное дело не комментируют.


В отношении сотрудников Башкультнаследия начато уголовное дело. Их подозревают в халатности (ст. 293 УК РФ), которая выразилась в том, что они не включили в Единый государственный реестр недвижимости выявленный объект культурного наследия — «Дом жилой с мастерской» на улице Нехаева, 110 в Уфе. Памятник архитектуры конца XIX — начала XX века, двухэтажное кирпичное здание — был снесен его владельцем Финатом Нигмановым (является владельцем и директором ООО «#Здоровья всем») в августе 2019 года, несмотря на протесты градозащитников, вызвавших полицию, и управления госохраны.

По версии следствия, неустановленные сотрудники Башкультнаследия нарушили требования ФЗ-218 «О государственной регистрации недвижимости», согласно которому обязаны были предпринять действия по включению объекта в реестр в течение пяти дней.

Уголовное дело возбуждено Ленинским межрайонным отделом СКР по Уфе 6 февраля. Вчера в СУ СКР официально подтвердили эту информацию. По данным „Ъ“, следователи приступили к опросам сотрудников управления, планируют экспертизы для определения историко-культурной ценности дома и оценки причиненного ущерба.

Расследованию предшествовал иск, предъявленный Башкультнаследием собственнику здания. В декабре 2019 года Ленинский райсуд Уфы по требованию управления обязал Фината Нигманова компенсировать бюджету 25 млн руб. затрат на восстановление снесенного памятника и выплатить 40 тыс. руб. штрафа за нарушение законодательства об охране объектов культурного наследия (ч. 3 ст. 7.13 КоАП РФ). Так как дело было рассмотрено судом без участия ответчика, тот же райсуд в январе текущего года, рассмотрев жалобу предпринимателя, отменил свое решение и начал рассматривать дело заново.

Господин Нигманов заявлял журналистам, что уведомлял о сносе Главархитектуру Уфы, об охранном статусе здания не знал, оно якобы находилось в аварийном состоянии и могло обрушиться. Владельцем дома он стал в 2016 году, купив его у физлица Эльвиры Кашаповой. В документах на недвижимость обременений не было, сообщал предприниматель.

В СКР вчера сообщили, что уголовное дело возбуждено по сообщениям СМИ, с заявлением к следователям никто не обращался.

Активисты движения «Архзащита», выступающего за сохранность объектов культурного наследия, полагают, что уголовное дело может быть попыткой давления на сотрудников Башкультнаследия. Так, член Совета по правам человека и развитию гражданского общества, одна из активистов «Архзащиты», юрист Эльза Маулимшина опубликовала данные о том, что по адресу Нехаева, 110 зарегистрированы коммерческие компании. Совладельцем одной из них — ООО «Сапфир инжиниринг», например, с 2018 года является бывший сенатор от Башкирии, в прошлом сотрудник органов госбезопасности Рудик Искужин.

Финат Нигманов заявил „Ъ“, что не в курсе регистрации такой компании по адресу снесенного дома. «Она, скорее всего, зарегистрирована в гаражном боксе на соседнем участке. Для Нижегородки это обычное дело»,— сказал он.

По информации Башкультнаследия, «Дом жилой с мастерской» в 1897, 1904, 1908, 1911, 1926 годах принадлежал семье мещан Мокиных. В 1897 в здании размещалась мастерская, в 1926 году — войлочная мастерская, положившая начало Уфимской трикотажной фабрике. До 1989 года в доме находилась контора предприятия «Башконсервы», а позже он был приватизирован через суд. Объект выявлен как памятник еще в 1992 году, отмечают в ведомстве. Само Башкультнаследие было создано в 2017 году и тогда же включило дом в перечень выявленных объектов культурного наследия.

Начальник управления по делам архивов Ильгам Фаткуллин, который руководил Башкультнаследием с ноября 2016 года по октябрь 2019 года, вчера комментировать уголовное дело отказался. Новый глава ведомства Олег Полстовалов на вопросы не ответил.

На сайте Башкультнаследия опубликовано официальное заявление, в котором говорится, что согласно ФЗ №73 «Об объектах культурного наследия», собственник памятника «несет ответственность за допущенные при обращении с ним нарушения… вне зависимости от наличия или отсутствия регистрации соответствующего обременения в ЕГРН». Он также должен «соблюдать требования к сохранению, содержанию и использованию выявленного объекта культурного наследия».

По мнению управляющего партнера судебного агентства «Барристер» Айдара Мулланурова, перспективу уголовного дела оценить трудно. «В такого рода расследованиях сложно установить чиновника, в должностные обязанности которого входит передача сведений об объектах культурного наследия в Росреестр»,— отметил эксперт.

Влада Шипилова


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя