Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: МИД России

Противовосточная оборона

США поднимают ЕС против Китая и потратят $1 млрд на защиту Европы от российских энергоресурсов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Завершившаяся 16 февраля Мюнхенская конференция по безопасности продемонстрировала состояние дел в Евро-Атлантическом регионе: США готовятся к новой холодной войне — теперь с Китаем, надеясь вовлечь в нее европейских союзников. Европа ни с кем воевать не хочет, но возразить США не решается. Москва для Запада по-прежнему угроза, но уже не столь опасная, как Пекин. Об Украине же вспоминают скорее ритуально. С подробностями из Мюнхена — специальные корреспонденты “Ъ” Елена Черненко и Владимир Соловьев.


Налетай на Китай


Мюнхенскую конференцию по безопасности сами ее организаторы в шутку называют «евро-атлантической семейной посиделкой». На сей раз хозяева торжества явно пребывали в унынии. К открытию форума немцы выпустили обзорный доклад о состоянии дел в мире, название которого говорит само за себя — «Беззападность».

Составители обзора с сожалением констатируют, что «мир становится все менее западным, но, что важнее, менее западным становится сам Запад». Безысходность иллюстрировала и первая полоса газеты The Security Times (выпускается организаторами конференции): Дональд Трамп и Си Цзиньпин играют в футбол мячом в виде глобуса, Владимир Путин пытается перетянуть игру на себя, Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон грустят на скамейке запасных.

«Для США Европа уже не занимает столь центральное место, как было раньше»,— обреченно констатировал президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, открывая форум.



Главе «семейства» — США — такое упадничество категорически не понравилось. Госсекретарь США Майкл Помпео в Мюнхене разгонял тоску как мог. «Некоторые все рисуют в черных красках. Но я рад сообщить, что слухи о смерти трансатлантического альянса сильно преувеличены. Запад побеждает. Мы с вами одерживаем победу,— обратился он к европейским союзникам.— Свободные страны достигают больших успехов, чем любые другие. Наши правительства уважают права человека, обеспечивают экономическое процветание и безопасность».

Свои слова он подкрепил примерами, которые, по его мнению, иллюстрируют привлекательность западной модели: «Из космоса отлично видно, что Южная Корея светится, а Северная — во тьме. Беженцы, рискуя жизнью, переплывают Средиземное море, чтобы попасть в Грецию и Европу, но никто не стремится получить убежище в Иране или на Кубе. Студенты стремятся учиться в Кембридже, а не в Каракасе. Предприниматели мечтают запустить бизнес в Кремниевой долине, а не в Санкт-Петербурге».

Тезис о том, что «Запад побеждает», госсекретарь повторил пять раз.

Подхватил мантру министр обороны США Марк Эспер. В отличие от пребывающих в растерянности европейцев американцы приехали в Мюнхен с готовыми рецептами и целым набором ультимативных требований. Главное из них: Европа должна поддержать США в противостоянии с их новым противником номер один — Китаем.

Посланники из Вашингтона призвали европейских союзников не использовать китайские технологии 5G, поскольку они представляют собой угрозу системе связи и обмена информацией внутри НАТО. Вместо этого власти США обещают поддержать альтернативные американские и европейские разработки и готовы предоставить для их тестирования свои военные базы. «Реальность XXI века такова, что многие решения в сфере экономики одновременно являются и решениями в сфере национальной безопасности»,— объявил Марк Эспер, перечеркнув таким образом принципы, на которых развивалась глобальная рыночная экономика в последние десятилетия.

Госсекретарь США Майкл Помпео подбадривал союзников как мог: «Некоторые все рисуют в черных красках. Но я рад сообщить, что слухи о смерти трансатлантического альянса сильно преувеличены. Запад побеждает»

Фото: Pool Photo via AP

Миллиардом по России


России в Мюнхене уделяли меньше внимания, чем в предыдущие годы, хотя от американских участников в адрес Москвы прозвучало достаточно критики. Майкл Помпео вновь выступил лоббистом американского энергетического сектора, призвав европейских союзников отказаться от покупки российского газа. «Когда Россия говорит, что "Северный поток-2" является исключительно коммерческим устремлением, не дайте себя обмануть»,— сказал он. И пообещал: вскоре США выделят около $1 млрд на финансирование проектов в ЕС, которые позволят снизить энергозависимость от России.

Он заверил, что США будут защищать от «агрессивных» намерений России не только своих европейских союзников, но и Украину с Грузией, Центральную Азию и даже Арктику.

И настоятельно призвал европейцев выступить единым фронтом с США против Китая и России.

Европейские члены трансатлантической «семьи» были настроены менее решительно. Большинство из них давали понять, что по-прежнему считают США ключевым гарантом своей безопасности и процветания, но на баррикады никто не рвался. А президент Франции Эмманюэль Макрон даже выступил за переосмысление связей с США, заявивший, что Европе нужна «определенная степень свободы» и «собственная, европейская стратегия», в том числе на российском направлении.

«С Россией надо развивать отношения, даже если у нас есть разногласия по ряду вопросов»,— сказал он, добавив, что «политика санкций и контрсанкций не принесла ничего позитивного ни России, ни Европе».



Президент Франции сообщил, что «с удовольствием» примет участие во встрече лидеров пятерки стран—постоянных членов Совета Безопасности ООН. При этом из выступления Эмманюэля Макрона четко следовало, что идея созвать такой саммит принадлежит ему, а не российскому президенту Владимиру Путину, публично заявившему о необходимости встречи «на пятерых» в ходе визита в Израиль в конце января.

Пророссийский настрой французского президента, однако, никто из его европейских коллег активно не поддержал. Судя по всему, что именно делать с Москвой, в Европе пока не придумали: инициатив о том, как можно было бы улучшить отношения по линии ЕС—Россия, никто в Мюнхене не предложил.

Украина на окраине


Конфликт в Донбассе обсуждался на конференции не так активно, как в прежние годы. Украина стала настолько привычным элементом ландшафта глобальной нестабильности, что даже ее власти стали сетовать на недостаток внимания.

Никто из высокопоставленных участников форума, кроме президента Украины Владимира Зеленского (для него эта конференция была дебютной), отдельных дискуссий по украинскому кризису не инициировал. Франк-Вальтер Штайнмайер и Майкл Помпео записали Москву в нарушители международного права за Крым и Донбасс. Однако выглядело это скорее данью традиции, установившейся в неспокойном 2014 году.

Владимир Зеленский каких-то новых мыслей и идей по поводу урегулирования не высказал. «Не мы начали эту войну, но нам ее заканчивать», «Россия должна захотеть вернуть нам нашу территорию», «война не в Украине, а в Европе».

Это он уже проговаривал на разных площадках, в том числе на прошлогодней сессии Генассамблеи ООН.

Среди слушателей, внимавших господину Зеленскому в Мюнхене, отсутствовали руководители или главы МИДов ключевых стран Европы. Место и время его выступления были подобраны странно. Речь он произнес не в главном конференц-зале, где отметились президенты Франции и Германии, госсекретарь США и глава МИД России, а в небольшом Townhall. При этом в программе выступление украинского лидера стояло в одно время с главой МИД Китая Ван И. Соседство с учетом повышенного внимания к Пекину было не в пользу Киева.

Война на востоке Украины теперь в самом низу хит-парада мировых кризисов.

В обзорном докладе конференции этот конфликт замыкает десятку международных проблем. В первой пятерке — Афганистан, Йемен, Эфиопия, Буркина-Фасо, Ливия. В самом тексте анализа слово «Украина» встречается не часто. Владимир Зеленский это отметил: «Смущает, что в отчете только восемь упоминаний об Украине. Не рано все начали успокаиваться?»

ООН в конце тоннеля


Глава МИД России Сергей Лавров тоже сделал вид, что украинский кризис его не заботит. В его выступлении на конференции ни слова про Украину. Так же поступила аудитория: когда пришло время вопросов из зала, российского министра спрашивали про Турцию, Сирию и Ливию.

В Мюнхене глава российской делегации сосредоточился на продвижении идеи о том, что лидерам стран, влияющих на международную повестку, давно пора собраться и откровенно поговорить, как собрать заново рассыпавшийся мировой порядок.

Сначала он поставил диагноз: «На наших глазах разрушается система договоренностей в сфере стратегической стабильности и нераспространения, понижается порог применения ядерного оружия, множатся региональные кризисы, попираются нормы международного права, в том числе путем силового вмешательства в дела суверенных государств, незаконных санкций и жестких протекционистских мер, подрывающих мировые рынки и глобальную торговую систему. Происходит, если можно так выразиться, варваризация международных отношений, ухудшающая саму среду обитания человека».

Затем предложил терапию: «Нужен прямой и честный обмен мнениями о том, как сберечь мир для будущих поколений. Речь не идет о создании еще одного "закрытого клуба", где кулуарно будут решаться судьбы человечества. Наша идея в том, чтобы "пятерка" государств, которые по Уставу ООН несут особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности, проявила политическую волю и подготовила рекомендации в интересах оздоровления всей атмосферы международного общения, восстановления доверия между его участниками».

Чтобы идея собраться и поговорить на пятерых выглядела более убедительно, Сергей Лавров процитировал академика Андрея Сахарова: «Ядерная война может возникнуть из обычной, а обычная война, как известно, возникает из политики».



Москва считает, что пять постоянных членов Совбеза ООН могут собраться уже в этом году, например, в сентябре в Нью-Йорке. Чтобы саммит состоялся, осталось получить согласие США и Великобритании — Франция и КНР его уже дали. Но в любом случае для России эта инициатива беспроигрышная. Если Вашингтон и Лондон примут предложение и саммит будет, Москва одержит важную дипломатическую победу. Ведь получится, что, несмотря на Крым и еще дымящийся Донбасс, те, кто называл Россию агрессором и вводил антироссийские санкции, будут на равных обсуждать с ней, как разрешить глобальные кризисы. Если инициатива провалится, то в следующем году в Мюнхене Сергей Лавров в ответ на любые упреки сможет достать аргумент: мы же вам предлагали вместе обустроить мир.

Елена Черненко, Владимир Соловьев; Мюнхен


Комментарии
Профиль пользователя