Коротко

Новости

Подробно

Кредиторы автодилера взялись за виллы

У владельцев «Крепости» нашли имущество на Лазурном берегу

Коммерсантъ (Иркутск) от

Кредиторы заподозрили совладельца обанкротившейся автодилерской группы «Крепость» Илью Кангуна в сокрытии активов за рубежом. Он отказался от доли в иностранной компании, которая управляет недвижимостью во Франции, незадолго до возбуждения дела о банкротстве. Кредиторы требуют оспорить сделку и вернуть активы в конкурсную массу. Пока самым дорогим в перечне имущества должника, который также признан банкротом, стали игровая приставка и запонки общей стоимостью 26 тыс. руб. Юристы отмечают, что процесс оспаривания такой сделки сложен и может занять несколько лет.


Финансовый управляющий совладельца красноярской группы компаний «Крепость» Ильи Кангуна Юлия Титаренко рассказала „Ъ“, что приступила к розыску зарубежного имущества должника. С просьбой организовать такой розыск поступили письма от кредиторов Ильи Кангуна — Сбербанка и Газпромбанка (копии писем есть в распоряжении „Ъ“). По сведениям кредитных организаций, господин Кангун вместе с Еленой и Марком Кангунами до недавнего времени был совладельцем французской компании SCI Krepost, зарегистрированной в 2010 году. По сведениям источника „Ъ“, двухэтажная вилла площадью 842 кв. м была приобретена в 2010 году за 966 тыс. евро. Газпромбанк указывает, что на 31 мая 2018 года Илья Кангун был участником SCI Krepost. По данным выписки из канцелярии суда по торговым делам Антиба на 25 марта 2019 года, в числе участников он уже не значится. Банк говорит о подозрительности такой сделки, учитывая, что заявление о признании Ильи Кангуна банкротом было подано в ноябре 2018 года. Банк просит финансового управляющего оспорить эту сделку и вернуть имущество в конкурсную массу должника.

Илья Кангун и его отец Александр Кангун — совладельцы группы «Крепость». До недавнего времени она была крупнейшим автодилером в Красноярском крае и объединяла около 20 компаний, большая часть которых сейчас находятся на разных этапах банкротства. В ее портфель входили Toyota, Lexus, Jaguar, Land Rover, Bentley, Porsche и Volvo в Красноярске, а также Kia и Mazda в Абакане. В 2018 году ООО «Тойота мотор» сообщило о прекращении дилерских договоров с ГК «Крепость». Господа Кангуны выступали поручителями по кредитам ряда компаний группы. Кроме того, в отношении Александра Кангуна было возбуждено уголовное дело о многомиллионном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), ему грозит до десяти лет лишения свободы.

Речь в деле идет о махинациях с поставками клиентам полторы сотни уже оплаченных автомобилей Toyota и Lexus на общую сумму около 290 млн руб. Кангун-старший был признан банкротом в декабре 2018 года, Илья Кангун — в январе 2019 года.

По словам Юлии Титаренко через арбитражный суд Красноярского края был сделан запрос регулирующим органам Франции об истребовании данных по отчуждению и владению компанией господином Кангуном с момента регистрации компании до настоящего времени. «Заявление об оспаривании сделки с целью возврата доли в компании в конкурсную массу будет подано в ближайшее время. Для продажи доли нужны именно официальные документы»,— сказала госпожа Титаренко.

По ее данным, к настоящему моменту от продажи имущества Ильи Кангуна выручено всего 50 тыс. руб. Самыми дорогими в перечне стали игровая приставка за 10,1 тыс. руб. и запонки за 17 тыс. руб. Как следует из материалов дела о банкротстве, на момент введения процедуры реализации имущества в отношении Ильи Кангуна должник сообщал о наличии судебных актов о взыскании с него долга в размере 602,4 млн руб.

Процесс оспаривания таких сделок может занять несколько лет и будет, скорее всего, очень затратным, говорит руководитель направления «Банкротство» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков. Например, судебный процесс по вилле в Ницце бывшего владельца Межпромбанка Сергея Пугачева длился более двух лет, говорит партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко. Теоретически французский суд, руководствуясь базовыми принципами международной взаимности и вежливости, может признать решение российского арбитража, отмечает Олег Пермяков. «На практике это часто блокирует попытки управляющего вернуть зарубежный актив. Более эффективный вариант — если арбитражный управляющий обращается в суд Франции с требованием подтвердить его полномочия в республике, чтобы оспаривать сделку уже по французским законам»,— пояснил эксперт.

Оксана Павлова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя