Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Муниципалево

Как Владимир Путин разлучал муниципалитеты с их прежней жизнью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

30 января Владимир Путин в Доме правительства Московской области провел президентский Совет по развитию местного самоуправления. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников обращает внимание на то, что президент пообещал выделить деньги муниципалитетам из федерального Резервного фонда на их неотложные нужды — возможно, чтобы скрасить им горечь расставания с прежней жизнью.


Заседание президентского Совета по местному самоуправлению проходило в здании правительства Московской области. Сначала совет хотели провести в Сарове, но за несколько дней до мероприятия место поменялось. Это, впрочем, было кстати: подозреваю, если хочешь совместить полезное с комфортным, то тебе все-таки сюда, в Красногорск, на бульвар Строителей, дом 1, а не в Саров.

О том, что происходит с регионом, когда его примерно за год отцифровывают от начала прямо до конца, Владимиру Путину рассказывали в Центре управления регионом (ЦУРе).

Губернатор Московской области Андрей Воробьев говорил Владимиру Путину о том, что жалобы жителей области после введения электронной системы контроля, учета и реагирования уменьшились во много-много раз. Прежде всего это касается одной из самых распространенных жалоб: на ямы на дорогах (надо попробовать пожаловаться: что, если и в самом деле так, а то пока не понять). Правда, пока получается, что если не пожаловаться, то и ямы, выходит, никуда не денутся… Зато и статистика не пострадает… Да, сразу встаешь перед сложным и странным выбором…

— Раньше,— рассказывала президенту одна из сотрудниц центра,— мы знали, что у нас в области есть 10 тыс. автобусов. Мы думали, что они все работают. Оцифровали — оказывается, что работает только половина!

По-другому ведь это было не выяснить.

— Самая все-таки популярная жалоба — на сгоревшую лампочку в подъезде! — настаивал Андрей Воробьев.— Так вот, за год эта жалоба снизилась на 82%. Жалобы обманутых дольщиков — на 77%!

В общем, быстро выяснялось, что достаточно было сделать мобильное приложение — и цифры областного благополучия просто рванут вверх! Оставалось понять, что же творилось еще год назад, когда приложения еще не было и повода принимать меры таким образом не существовало? Нет, лучше не думать об этом…

Особо сильное впечатление на Владимира Путина, кажется, произвела система оцифровки школьников в Московской области. Дело в том, что еще год назад в области насчитывалось 12,7 тыс. двоечников. Сейчас их 6,1 тыс.

— Динамика — в два раза! — воскликнула другая сотрудница ЦУРа.

Я все-таки пока не понимал, как цифровая платформа смогла повлиять на двоечников радикальнее, чем все усилия учителей в школах.

— Разговариваем с директорами, учителями, школьниками, спрашиваем со всех…— объясняла сотрудница.— Ставим на учет!..

Таким образом, все двоечники области — под контролем. И это впечатляет пока даже больше всего остального. Их, правда, становится меньше, и это, видимо, связано именно с тем, что появился такой неожиданный контроль, который взялся откуда не ждали. И двоечники вдруг стали крайне невыгодны муниципалитетам, а значит, их и в самом деле будет меньше.

— Мы всех видим! У нас все отцифрованы! — слова сотрудницы ЦУРа выглядели хищно и аппетитно.— Вот, смотрите, обычная школа… В этой школе количество неуспевающих — 42%... Нет, давайте возьмем какую-нибудь другую школу… И дойдем до каждого ребенка!

И она дошла:

— Вот Денис Богомолов… Семь двоек подряд по русскому языку! Его надо спасать!

— Да, но предмет «Технология» — 4, 5; 4, 5…— вдруг присмотрелся господин Путин.— Может, он к этому склонен?

— Да, конечно,— спешила согласиться сотрудница ЦУРа.— У нас есть рукастые! И у нас как раз и колледжи такие есть… Так что все правильно! Но ведь и родители!.. И родители тоже!.. Родители двоечников совсем не заходят в систему, не смотрят на оценки детей! А вот мама лучшего в этой школе, Валерия Роговченко, заходит каждый день! О, 30 января!... Сегодня была!..

Я подумал, что, конечно, мамы отличников в таких системах должны просто, как говорится, ночевать… Одно удовольствие любоваться и любоваться тем, как хороши их мальчики и девочки… А мамы двоечников — что ж… По своей воле ни за что не зайдут: а чего в самом деле расстраиваться?

Владимир Путин перешел в другой отдел ЦУРа, а я задержался у монитора, который демонстрировал учет всех без исключения жалоб граждан области. На первом месте был все-таки мусор во дворах, на втором — ямы на дорогах… А вот на третьем месте — проблема вывоза снега (12,5% обращений). Хотелось протереть глаза: да где же находят снег эти бдительные люди? А вот находят, как бы ни было трудно, и сигнализируют.

Тем временем Владимиру Путину докладывали о системе фиксации дорожно-транспортных происшествий.

— С помощью нового приложения,— рапортовала молодая сотрудница ЦУРа,— нам удалось сохранить 98 жизней!

Я начинал боготворить мобильное приложение «Добродел». Запомните эту цифру: 98. Обычно ведь мобильные приложения, по моим представлениям, жизни только отнимают — по крайней мере, заметную их часть… Angry Birds, к примеру…

В одной из комнат Владимира Путина ждали мэры городов, где мобильные приложения тоже вершат судьбы людей. В Казани, объяснял один из собеседников Владимира Путина, удалось оцифровать покупателей снюсов. Их оказалось так много, что «запретили, и все! Информация позволила принять решение!».

— Запретили — это не решили. Не успокаивайте себя! — предлагал Владимир Путин.

Да, на лице его собеседника вновь появлялась озабоченность.

Мэр Железноводска Евгений Моисеев рассказывал президенту, как понимает его, до сих не заезжавшего в Железноводск:

— Да, нечего было показать! А теперь мы сделали курорт, и не простой, а цифровой курорт!

Благодаря этому удались, по словам мэра, на первый взгляд неожиданные вещи. Так, в парке поставили бюст актера и режиссера Станислава Говорухина. А брендом Железноводска стала кружка с носиком для питья минеральной воды — «потому что ее надо пить медленно!» (то есть, видимо, запросили менее отцифрованных специально для этого случая курортников).

— Да у нас,— воскликнул мэр,— даже в билетах (на посещение источников минеральной воды.— А. К.) теперь датчики стоят, и мы знаем, кто сколько минеральной воды в городе выпивает!..

Мэр Железноводска к тому же через каждое, казалось, свое слово вставлял «Владимир Владимирович!». В какой-то момент он процитировал губернатора своего Ставропольского края Владимира Владимировича Владимирова, и я понял, что дело тут не в президенте России.

Между тем присутствие Владимира Путина тоже производило на мэра сильное впечатление, так что иногда он начинал разговаривать плакатно:

— Глава должен быть не небожителем, а завхозом!.. Мы работаем для людей и отдыхающих!

Последнее замечание не было, конечно, случайным и полностью отражало отношение любого населения всякого курортного города к приезжающим к ним особям.

— Россия большая,— рассказывали Владимиру Путину,— жителей много…

— Жителей маловато,— перебивал президент России, видимо, думающий об этом.

Ему надо больше.

Его спрашивали: как же так — если в феврале Госдума примет поправки к Конституции, а всенародное голосование случится позже, то какой же в нем тогда смысл?

— Вопрос не лишен определенной логики,— на первый взгляд соглашался Владимир Путин.— Поправки принимаются в непростом по закону предусмотренном порядке. Законопроект должен пройти Госдуму… Но я говорил, что обычной процедуры тут недостаточно… Граждане страны должны сказать, хотят они этого или нет… Только после того, как они скажут свое слово, я подпишу. Или не подпишу.

Из этой казавшейся даже логичной связки выпадало, впрочем, одно звено: а зачем все-таки нужна вся эта многочисленная группа работающих над поправками, которые давно ушли в Госдуму, а члены этой группы не успокоенно, даже наперебой предупреждают друг друга, что ни в коем случае не стоит выходить за пределы очертаний этих поправок, которые обозначил президент России?

Один из участников встречи, работающий волонтером в одной из общественных организаций, попросил президента принять закон о противодействии хамству (видимо, для волонтеров, работающих в сложных полевых условиях «на земле», это и правда огромная проблема).

— У нас есть законы, которые защищают честь и достоинство граждан,— успокаивал его президент.

Главврач перинатального центра из Наро-Фоминска Людмила Кещьян рассказывала Владимиру Путину про низкую материнскую смертность, «счет которой идет сейчас на единицы», а Андрей Воробьев активно дополнял ее доклад.

— Вы как акушер рассказываете? — вдруг по-новому взглянул на Андрея Воробьева Владимир Путин.

— Вы заставили научиться…— потупил взор Андрей Воробьев, вряд ли предполагавший, что замечание это может прозвучать рискованно.

— Понимаете, в теории…— хотела продолжить главврач.

— Он практик,— неумолимо покачал головой Владимир Путин.

И вот с этим Андрей Воробьев уже совсем не стал спорить.

Между тем в соседнем зале Владимира Путина ждали участники совещания. Я поинтересовался у высокопоставленного сотрудника администрации президента, который курирует множество вопросов, в том числе и озвученную в послании мысль о том, что в Конституции необходимо записать пункт про встраивание муниципальной власти в единую систему управления:

— В этом ведь цель совещания? Объяснить мэрам, почему для них хорошо, что они станут подчиняться губернаторам?

— Возможно, этот вопрос будет затронут,— сказал мой собеседник.— Моя-то точка зрения такая: полномочия у губернаторов по отношению к мэрам должны быть такие же, как у президента — по отношению к губернаторам.

— То есть чтобы назначить их было нельзя, а снять можно? — холодея, переспросил я.

— Да,— подтвердил он.— Но посмотрим… Моя точка зрения может и не возобладать… И еще важно заставить губернаторов отдавать муниципалитетам деньги! И с федерального уровня надо помочь…

Конечно, они не должны быть расстроены чересчур сильно.

Впрочем, в своем вступительном слове Владимир Путин про это не говорил прямо. Но все-таки говорил:

— Наша общая задача — обеспечить эффективность местного самоуправления, устранить разрывы, несогласованность между регионами и муниципалитетами.

То есть все-таки и об этом.

— В этой связи,— продолжал он,— прошу начать разработку проекта новых основ государственной политики в сфере развития местного самоуправления до 2030 года.

Там-то все и пропишут.

— Органы местного самоуправления не входят в систему государственной власти,— говорил президент России (в этом-то, конечно, и проблема.— А. К.). Но они находятся, естественно, здесь, а не где-то там, в космическом пространстве, на Луне!

Новые члены правительства в первый раз участвовали в публичном мероприятии с Владимиром Путиным

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Совещание было интересно тем, что на нем выступили сразу несколько новых членов правительства. Всякий раз не перестает восхищать метаморфоза, происходящая с этими людьми: вот недели не прошло с той минуты, как они стали министрами или вице-премьерами и теперь выступают, и такое впечатление, что они любую проблему своего министерства чувствуют каждой клеточкой своего организма и в самом деле знают эти проблемы просто на генетическом уровне, а их доклады чрезвычайно ярко это все иллюстрируют.

Министр экономического развития Максим Решетников, впрочем, в своем выступлении все-таки часто возвращался к своему опыту руководства Пермским краем. Но на следующем заседании это, скорее всего, уже не повторится.

Министр культуры Ольга Любимова вначале попросила президента:

— Позвольте коротко доложить об исполнении!..

Коротко все-таки не получилось, и об опыте участия Министерства культуры в деле реализации национальных проектов мы слушали не меньше четверти часа. Узнали, что библиотеки больше не являются хранилищем книг, а являются местом притяжения людей. А также очень сложно, но необходимо решать проблему подготовки кадров для работы в муниципалитетах.

Думала ли Ольга Любимова еще пару недель назад, что теперь все ее мысли будут посвящены только этому?

Сергей Кравцов, министр просвещения страны, активнее других призывал учитывать мнение муниципальных властей в формировании государственной политики в области образования.

Немного приободрил глава города Саров Алексей Голубев, который вдруг, говоря о финансировании муниципалитетов, решил вспомнить Илью Ильфа и Евгения Петрова:

— Шура, мы лишние на этом празднике жизни!

— По-моему, чужие,— внезапно откликнулся Владимир Путин.

Это была его первая реплика в ходе совещания.

— А по-моему, лишние,— неожиданно резко ответил Алексей Голубев.— Ладно, я проверю…

За Саров просто гордость какая-то брала. Хотя, конечно, чужие.

Министр финансов Антон Силуанов критически отзывался о возможностях регионов и муниципалитетов в деле распределения денег из федерального центра и призывал не к дележу президентских грантов, а к созданию проектных команд…

Вице-премьер Марат Хуснуллин настаивал, что готов «еженедельно проводить проектный комитет в виде штаба!»

— То же надо сделать и на муниципальном уровне! — итожил он.

По крайней мере Марат Хуснуллин не скрывал, что в новой должности будет заниматься прежде всего привычным ему делом.

Владимир Путин закончил совещание тем, что пообещал выделить муниципалитетам на их неотложные нужды деньги из Резервного фонда. Идеи моего пожелавшего остаться неизвестным собеседника из администрации президента России сбывались подозрительно быстро.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя