Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ   |  купить фото

«Да, действующая Конституция не идеальна, но»

К маршу памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой присоединились противники конституционных поправок

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В воскресенье в Москве прошло традиционное шествие памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, которых в 2009 году застрелил член неонацистской группировки. Последние годы акцию посещали в основном активисты немногочисленных левых групп, но в этот раз мероприятие получило «второе дыхание». Участники шествия поименно напомнили про всех, кого считают политическими заключенными. Кроме того, шествие фактически стало первой в России массовой акцией против анонсированной президентом конституционной реформы.


Президент Владимир Путин дал старт конституционной реформе 15 января, во время послания Федеральному собранию, объявив о нескольких возможных изменениях, но не раскрыв подробностей. В частности, глава государства предложил усилить роль парламента в системе разделения властей, одновременно подчеркнув, что парламентской республикой Россия не станет. Президент также намекнул на расширение полномочий Госсовета, что дало основания для рассуждений о переходе в Госсовет самого Владимира Путина после окончания его президентских полномочий в 2024 году.

Оппозиция оказалась не готова к такому повороту и взяла паузу на несколько дней. Это растерянное молчание не осталось без внимания: так, публицист Олег Кашин отметил, что летом москвичи выходили на улицы «всего лишь» из-за недопуска оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму, а теперь никак не реагируют на «конституционный переворот с намеком на пожизненную власть Путина»: «Власть перестраивает всю государственную систему, и никто ей не мешает, вообще никто».

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

Замечание оказалось не совсем точным: в этот же день были анонсированы первые акции против конституционной реформы. Муниципальный депутат журналист Илья Азар призвал выходить на одиночные пикеты «против узурпации власти» (и первым пришел в субботу к зданию администрации президента). Муниципальный депутат Юлия Галямина пригласила выразить протест против изменения Конституции, присоединившись к ближайшей согласованной оппозиционной акции — маршу памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, убитых 19 января 2009 года.

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

Власти тут же заявили о недопустимости изменения повестки согласованной акции. Ситуацию осложнял тот факт, что Станислав Маркелов — не только адвокат, но и левый активист — был принципиальным критиком действующей Конституции. Но организаторы не стали запрещать сторонникам Юлии Галяминой присоединяться к маршу. «Стас Маркелов резко критиковал существующую Конституцию РФ, считал ее недемократической, призванной закрепить сверхпрезидентскую систему после событий 1993 года. Мы полностью разделяем его позицию,— говорилось в заявлении организаторов.— Мы понимаем опасения, что предлагаемые президентом поправки приведут к усилению вертикали власти и краху местного самоуправления. А значит, к усилению репрессивной составляющей режима, к новому произволу силовиков, к новым сфабрикованным делам и пыткам. Мы приветствуем тех, кто хочет высказаться об этом на нашем шествии, при этом разделяет антифашистские взгляды и основную повестку акции».

Все это время противники действующей власти ждали мнения главы ФБК Алексея Навального — и дождались. 17 января по рассылке «Умного голосования» пришло письмо с призывом «двигаться вперед с новыми силами» навстречу выборам 2020 и 2021 годов: «Через год перед нами встанет сверхзадача — нанести удар по позициям "Единой России" в Госдуме». Конституционная реформа не упоминалась. В тот же день господин Навальный высказал свое мнение о ней в формате твита: «Что касается разнообразных предлагаемых акций "в защиту Конституции". Конституция РФ — омерзительна. В ней заложен механизм узурпации власти. По этой Конституции у нас все отняли — от выборов до пенсий — и дальше хотят отнимать. Не надо ее защищать». Эта фраза вызвала как одобрение, так и критику: например, политолог Кирилл Рогов назвал ее «худшим постом Навального за последние десять лет».

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

К началу марша памяти в Новопушкинском сквере выстроились длинные очереди к рамкам металлодетекторов. Рядом прохаживался лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов, которому судом запрещено участвовать в массовых мероприятиях. «Мне еще три года нельзя на митинги ходить, поэтому я так... всегда прихожу, но рядом стою»,— грустно объяснял он и просил журналистов упомянуть в репортажах о его предложении «объявить к 75-летию Победы широкую амнистию всем политзаключенным, включая тех, кто находится под следствием».

На рамках металлодетекторов были установлены портативные видеокамеры. Правоохранители новым технологиям явно не доверяли: сразу за рамками стояли сотрудники Центра «Э», которые снимали всех входящих на маленькие видеокамеры. Рядом группа молодежи раздавала печатные экземпляры Конституции. «Мы поддерживаем идею Юлии Галяминой,— пояснил “Ъ” студент МГУ Илья Львов.— Да, действующая Конституция не идеальна, но в ней нет такого Госсовета, который нам прочат, нет такого варианта муниципального самоуправления, который нам хотят навязать. В конце концов, сейчас у нас есть возможность оспаривать законы в Конституционном суде. Мы готовы побороться за это — хотя бы тем, что раздаем людям Конституцию».

Дальше в сквере стояли «Матери против политических репрессий»: общая беда объединила русских женщин из Пензы и Питера с их крымскотатарскими ровесницами, укутанными мусульманскими платками. «Свободу нашим детям! Наши дети не террористы!» — вместе скандировали матери арестованных по делу «Сети», «Нового величия» и «Хизбут-Тахрир» («Сеть» и «Хизбут-Тахрир» в РФ запрещены).

Участники акции, как и в прошлые годы, несли черно-белые фотографии Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Но в этот раз шествие стало напоминанием обо всех, кого оппозиционеры считают политзаключенными. Колонна студентов шла с баннером «Свободу Азату Мифтахову!». Сразу за ними шли люди с листами А4, на которых были напечатаны имена обвиняемых по делу «Сети» и «Нового величия». Социалисты несли баннер с надписью «Еврофашизм не пройдет! Свободу литовскому социалисту Палецкису!». Группа ЛГБТ-активистов шла с красным баннером «Свободу Юлии Цветковой! Свободу Мишель!»

— Цветкову я помню, ее судят за «распространение порнографии» из-за рисунков вагины. А вот кто такая Мишель? — спросила спутника девушка с букетом гвоздик.

— Это трансгендер, которую посадили за три аниме-картинки...— начал объяснять тот.

— Точно-точно, я читала,— перебила девушка.— Забыла, как ее зовут — довольно много стало в стране политзаключенных.

Дальше шли Юлия Галямина и ее сторонники — около ста человек. Они несли бумажные экземпляры Конституции и похоронный венок; на ленточке-триколоре было написано «Демократия в России — помним, скорбим». В «конституционной» группе шел молодой человек с рукописным плакатом «Дед, иди на пенсию, какой тебе Госсовет?». Вопросов к лозунгам не возникло ни у полиции, ни у организаторов.

Шествие проходило по бульварам, украшенным к Новому году. Местами это выглядело сюрреалистически — например, когда колонна с надписью «Ваш электрошок не убьет наши идеи» проходила через арку из весело мигающих гирлянд. На другом участке бульвара стоял пластиковый Крысиный Король из «Щелкунчика», недовольно вскинув кулачки: ему отлично подошел плакат «Свободу политзаключенным». Рядом высился и сам Щелкунчик в костюме гвардейца — возле него протестующие начали скандировать кричалку: «ФСБ и Центр "Э" — оккупант в своей стране!» Снимавшие шествие «эшники» недовольно задвигали желваками, точь-в-точь как Щелкунчик. Сотрудники ФСБ ничем себя не выдали.

На Гоголевском бульваре начались задержания — полицейским не понравились плакаты ЛГБТ-колонны. «А вот это вот, самое главное...» — недовольно тыкал в плакат «Объединяй ЛГБТ+ против репрессий» полицейский начальник. «Но ведь ваши коллеги на входе пропустили его»,— удивлялись задержанные. «Вот сейчас и с ними будут разбираться, кто там пропускал»,— успокоил их полицейский. Организаторы сообщили, что задержано от шести до девяти человек, некоторых из них уже отпустили из отделений. По данным «Белого счетчика», всего в шествии приняли участие 1,4 тыс. человек. Полиция на момент сдачи материала свою оценку численности участников не предоставила.

Следующая акция против конституционной реформы должна пройти 1 февраля на проспекте Сахарова: об этом стало известно от мэрии Москвы, которая сообщила, что согласовала протестный митинг, но не уточнила, кому именно.

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя