Коротко

Новости

Подробно

Фото: Getty Images

Конор Макгрегор вернулся нокаутом

Победа ирландца сделала актуальной тему матча-реванша с Хабибом Нурмагомедовым

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Возвращение в октагон после длившегося больше года перерыва самого популярного бойца в истории смешанных единоборств (MMA) Конора Макгрегора получилось успешным. Он через минуту с небольшим после начала поединка нокаутировал Дональда Серроне. Интрига теперь заключается в том, с кем ирландец проведет следующий поединок, а точнее, состоится ли его матч-реванш против россиянина Хабиба Нурмагомедова, победившего Макгрегора в октябре 2018 года и отнявшего у того статус короля жанра. Президент промоушена UFC Дейна Уайт дал понять, что такой бой возможен, и даже сравнил его в плане потенциальной востребованности с величайшими поединками, когда-либо устраивавшимися в профессиональном боксе.


Бой между Конором Макгрегором и Дональдом Серроне на турнире UFC в Лас-Вегасе вошел в число главных спортивных событий минувшего уикенда, а для обожающей смешанные единоборства Америки стал, кажется, просто главным, несмотря на то что сам факт выигрыша ирландца у американского противника нельзя вроде бы считать чем-то особенным. Живой легенде MMA Макгрегору, долго владевшему чемпионскими титулами, противостоял боец известный, опытный, но все-таки престижных званий никогда не добывавший, никогда не входивший в верхнюю, что ли, часть списка элиты жанра и два предыдущих поединка — с Джастином Гэтджи и Тони Фергюсоном — проигравший.

Но у этого боя был слишком любопытный бэкграунд. На самом деле по поводу возможностей Конора Макгрегора не могло не возникать серьезных сомнений. В ноябре 2016 года, то есть больше трех лет назад, он справился с Эдди Альваресом. После этого ничего хорошего, если акцентировать внимание именно на спортивных результатах, в жизни ирландца не происходило. В следующем году он провел странный, но принесший доходы, превышающие $500 млн, боксерский матч с американцем Флойдом Мейуэзером, в котором, разумеется, уступил не терпевшему поражений гению бокса. А в октябре 2018 года титул чемпиона UFC в среднем весе (до 70 кг) и статус короля MMA у Макгрегора отнял добившийся почти такого же уровня популярности россиянин Хабиб Нурмагомедов — и отнял жестоко: Нурмагомедов превосходил противника во всех аспектах и выиграл досрочно, удушающим приемом.

С тех пор имя Конора Макгрегора упоминалось в основном в негативном контексте. С ним разбирались и спортивные инстанции — за участие в инцидентах до и сразу после боя с Нурмагомедовым, и органы правопорядка — из-за нападения на пожилого мужчину в дублинском баре и сразу двух, если верить The New York Times, обвинений в насилии сексуального характера. Вопрос насчет того, успевает ли он посреди всей этой кутерьмы поддерживать спортивную форму, выглядел чрезвычайно актуальным.

В этом смысле выигрыш у Дональда Серроне, как ни крути, все-таки должен был внушить тем, кому скучно без скандалиста Макгрегора, некоторый оптимизм. Во-первых, благодаря стилистике, в которой он его добился. Она точно не была рядовой. Макгрегор c его классными по меркам MMA боксерскими навыками разделался с Серроне за 40 секунд довольно необычным для себя способом.

Он нанес несколько ударов в ближнем бою плечом, потом пробил коленом, а потом, поймав американца на промахе в атаке,— левой ногой в голову. Дальше оставалось лишь добить грохнувшегося на настил и даже не обозначавшего толком защиту противника.

И эта стилистическая неординарность вызывала ощущение, что ирландец, каким бы самовлюбленным раздолбаем в последнее время он ни смотрелся, провел довольно глубокий тактический апгрейд, поработал над совершенствованием самого себя.

Во-вторых, бой убедительно доказал, что Конор Макгрегор в 31 год все еще необходим публике. 19 тыс. билетов на шоу на T-Mobile Arena были реализованы за считаные минуты, а сборы от их продажи составили, согласно отчету UFC, $11,09 млн. Это — четвертый показатель в истории промоушена.

Интрига теперь заключается в том, что будет в карьере Конора Макгрегора дальше. Ну или можно упростить до предела — состоится ли его матч-реванш с Хабибом Нурмагомедовым, и если состоится, то когда.

Собственно, тему такого боя поднял президент UFC Дейна Уайт. Долго рассуждая после завершения шоу в Лас-Вегасе о перспективах Конора Макгрегора, он заметил, что лучшего варианта, чем его новое столкновение с неуязвимым пока российским бойцом, одержавшим 28 побед подряд, не может быть. Более того, Уайт сравнил это столкновение в плане значимости, востребованности с величайшими противостояниями в истории профессионального бокса — такими, как противостояния Мохаммеда Али с Джорджем Форменом и Джо Фрейзером. А еще ESPN процитировал предположение Дейны Уайта насчет того, что повторный бой Макгрегора и Нурмагомедова способен перекрыть недостижимую пока в MMA планку в 3 млн покупок платной трансляции pay-per-view и «конкурировать» с точки зрения поступлений с поединком ирландца против Флойда Мейуэзера. При этом надо учитывать, что быстро устроить такой поединок в любом случае не удастся: на апрель у Хабиба Нурмагомедова назначена защита титула против американца Тони Фергюсона.

Сам Конор Макгрегор свои приоритеты обозначать отказался. А Абдулманап Нурмагомедов, отец Хабиба Нурмагомедова, заявил «РИА Новости», что команде российского чемпиона «тоже нужен реванш с Конором». «Только дайте $100 млн»,— добавил он. Правда, чуть позже Нурмагомедов-старший уже уверял ТАСС, что реванш ей «абсолютно неинтересен», поскольку в первом бою россиянин взял верх в «доминирующей» манере. А еще он рассказал, что представители Хабиба Нурмагомедова после встречи с Фергюсоном намерены провести переговоры о поединке с Мейуэзером — «величайшим в боксе» и «таким же чемпионом».

А Флойд Мейуэзер оперативно выложил в своем Instagram две картинки, которые похожи на типичные постеры боксерских боев. На одной он рядышком с Конором Макгрегором, на другой — с Хабибом Нурмагомедовым. Под обоими — цифра 2020… В общем, все слишком запутано.

Алексей Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя