Коротко


Подробно

Елена Ярмак продвигает Россию как брэнд

мех/экспортер

Перед самой годовщиной 11 сентября в Нью-Йорке российский модельер Елена Ярмак получила премию International Fashion Designer of the Year и отметила это событие показом своей меховой коллекции, вечеринкой и дарением шубы нью-йоркским пожарным. Все это видел специальный корреспондент Ъ ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН.

Это место под названием Capitale очень странное. Не то чтобы я знал точно, где именно в Нью-Йорке заканчивается Ист-Виледж, заселенный богемой и гомосексуалистами, и где именно начинается Чайна-таун, заселенный фрондерами и китайцами, но где-то здесь. Этот зал для вечеринок переделан из старинного банка и похож на московское здание старой биржи на Ильинке, где заседает Торгово-промышленная палата. Колонны, потолки, лепнина. Напротив — желтые пластиковые вывески с черными иероглифами, и китайцы в тренировочных брюках едят палочками лапшу из бумажных коробочек и смотрят, как к залу Capitale подъезжают черные автомобили. Дамы в вечерних платьях, дамы в меховых палантинах, несмотря на начало сентября, то есть лето. Разговоры на трех языках: английском, русском и том особенном русском, который сложился в Нью-Йорке: "Посмотри, если она не может взять сабвэй, это ее бизнес, она будет иметь трафик".

Я спрашиваю Елену Ярмак, что это за зал. Она говорит:

— Это самый модный зал в Нью-Йорке. Здесь устраивали свои вечеринки Пафф Дэдди, Билл Клинтон, Дженнифер Лопес. Здесь же проходит вечеринка по случаю вручения "Грэмми".

Я спрашиваю, что это за премия, и Елена Ярмак говорит:

— Это премия International fashion designer of the year. Она вручается каждый год лучшему иностранному дизайнеру.

— Есть ведь какая-то табель о рангах. Это премия номер один, номер два, номер пять?

— Понимаете,— говорит Елена Ярмак,— ведь Нобелевская премия не сразу стала Нобелевской премией.

Дальше все как и положено. Люди с шампанским, ряды кресел, шестьсот гостей, фотографы, телекамеры, логотипы спонсоров. Когда начинается показ, то совсем непонятно, что юные модели вышагивают по подиуму в шубах, надетых вверх ногами. Потому что все модели Елены Ярмак суть трансформеры. Потому что если строгую и деловую даже шубку перевернуть и надеть вверх тормашками, то полы станут широким воротником, а воротник обоймет талию, и строгая шубка обернется вечерней меховой накидкой.

Позволено ли мне будет сказать, что из показанной коллекции мне понравилось три вещи? Немало. Позволено ли мне будет сказать, что знаменитая шуба, надевающаяся двадцатью четырьмя разными способами: вверх ногами, вниз ногами, наизнанку, вверх ногами наизнанку, с подкладкой, без подкладки... слишком, пожалуй, увлечена собственной способностью трансформироваться, чтобы в каждом из состояний иметь благородную законченность? Так или иначе, мы имеем дело с хорошо выделанным мехом, с остроумно придуманными моделями и, в конце концов, с единственным российским модельером, у которого шоу-рум на Пятой авеню.

— Знаете,— говорит Елена Ярмак,— чего стоило открыть шоу-рум? На Мэдисон без американского партнера вообще не сунешься. И шоу-рум на Пятой — это чудо. Я пригласила американского менеджера и уехала в Москву. За неделю до открытия шоу-рума я приехала в Нью-Йорк и обнаружила, что в пригласительном билете написано: "Открывается дом высокой моды Елены Ярмак, приносите на переделку старые меховые вещи".

— И что?

— А то, что пришлось уволить американского менеджера, нанять своих и начинать все сначала.

— И что?

— Теперь мы можем похвастаться чеками таких людей, которые составляют золотой генофонд человечества,— она так и говорит "генофонд".

Она говорит в том смысле, что люди, составляющие золотой генофонд человечества, то бишь знаменитости, не получали от дома Елены Ярмак шуб в подарок, а честно покупали их.

— Слухи, что я подарила шубу Маргарет Тэтчер, это все глупости. Если я и дарю шубы, то бедным,— говорит Елена Ярмак.

В конце нью-йоркского шоу на подиум вышла оперная певица Рене Флеминг в шубе из белой норки. Шуба эта стоимостью в $17 тыс. была специально сделана госпожой Ярмак для фильма "Marci Х", повествующего о судьбе еврейской девушки, унаследовавшей звукозаписывающую компанию и ставшей королевой рэперов. А певица Рене Флеминг шла по подиуму об руку с маршалом нью-йоркских пожарных Грегори Будэем, поскольку шуба предназначалась в дар благотворительному фонду вдов и сирот нью-йоркских пожарных, погибших 11 сентября, и маршал таким образом шубу в дар принимал. И оставалось только сожалеть, что принимает пожертвование маршал, а не заместитель маршала, ибо последний имел нафабренные и завитые спиралью усы и выглядел особенно празднично.

Из знаменитостей в показе участвовал еще и артист Джон Легизамо, известный по роли Лотрека в фильме "Мулен Руж". Господин Легизамо, правда, пошутил, сказав, что в последний раз столько меха видал, когда его пожилые дядюшки собрались на пикник у бассейна, но шутку эту приписали необходимости извиниться как-то перед общественностью, протестующей против убийства пушных зверей.

Я спросил госпожу Ярмак, не трудно ли продавать в США меха в связи с экологическим самосознанием общества.

— Нет,— отвечала госпожа Ярмак,— если повезет, то во время показа "зеленые" могут устроить пикет, скандал и рекламу.

Сама госпожа Ярмак в конце представления вышла на подиум и поблагодарила спонсоров. Я начал было сомневаться, стоило ли это делать, раз уж логотипы спонсоров и так висели у всех на виду. Но госпожа Ярмак возразила:

— Стоило, конечно. Это не просто спонсоры. Нас поддержал Сбербанк, значит, государство воспринимает моду как способ формировать положительный имидж России в мире. Нас поддержал СЕТ-Холдинг, а это деньги частных инвесторов, которые нельзя вкладывать в сомнительные мероприятия.

По всему выходило, что мероприятие в Capitale NY было несомненное.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение