Аммиак подействовал на версию пожара

Стала известна мотивировка возврата дела о гибели сотрудников МЧС в прокуратуру

“Ъ” стали известны причины, по которым Преображенский суд Москвы вернул в Генеральную прокуратуру уголовное дело о гибели восьми пожарных при тушении складов на востоке столицы в 2016 году. В халатности, ставшей причиной трагедии, следствие обвинило бывших начальника управления пожарно-спасательных сил столичного главка МЧС полковника внутренней службы Дмитрия Ширлина и его заместителя подполковника Сергея Барсукова. Суд, однако, пришел к выводу, что в ходе расследования следствие не дало объективной оценки утверждению фигурантов, что их действия были обусловлены опасностью возможного взрыва аммиака на территории складов, и не провело соответствующих экспертиз.

Суд решил, что не может вынести приговор по делу о пожаре, поскольку следствие не дало объективной оценки версии подсудимого Дмитрия Ширлина (в центре)

Суд решил, что не может вынести приговор по делу о пожаре, поскольку следствие не дало объективной оценки версии подсудимого Дмитрия Ширлина (в центре)

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Суд решил, что не может вынести приговор по делу о пожаре, поскольку следствие не дало объективной оценки версии подсудимого Дмитрия Ширлина (в центре)

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Рассмотрение по существу уголовного дела о гибели пожарных в Преображенском суде столицы началось в июне прошлого года, а в декабре суд решил вернуть материалы расследования в Генпрокуратуру РФ.

Как сообщал ранее “Ъ”, Следственный комитет России (СКР) предъявил Дмитрию Ширлину и Сергею Барсукову обвинение в ненадлежащем исполнении обязанностей (халатности), повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ). Как говорится в материалах дела, являясь руководителями оперативного штаба по тушению пожара на Амурской улице 22 сентября 2016 года, они не смогли грамотно оценить обстановку, которая создалась в складском комплексе, горевшем на общей площади 4 тыс. кв. м, из-за чего и погибли восемь сотрудников МЧС, в том числе один из начальников службы пожаротушения полковник Александр Юрчиков, майор Алексей Акимов и капитан Роман Георгиев.

Непосредственно вина подсудимых Дмитрия Ширлина и Сергея Барсукова, считает следствие, выразилась в том, что они, отправляя на крышу комплекса людей, не учли, что этот объект относился ко второй категории огнестойкости, при которой его покрытая рубероидом крыша и конструкции под ней не могли выдержать более 15 минут воздействия огня. Когда прогоревшая крыша провалилась под пожарными, сотрудники МЧС еще какое-то время были живы. Они, по данным обвинения, по рациям выходили на связь, запрашивая помощь. СКР пришел к выводу, что пожарных можно было спасти, подавая воду в то место, где они находились, но воды в брандспойтах не оказалось.

Помимо трагических последствий — гибели людей, говорится в выводах следствия, проявленная обвиняемыми халатность привела и к подрыву репутации МЧС России.

Тем временем, говорится в мотивировочной части судебного решения о возврате дела, в результате изучения материалов расследования, а также допросов свидетелей и обвиняемых суд пришел к следующим выводам. По мнению суда, обвинительное заключение было составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность вынесения справедливого приговора. В частности, отметил суд, фигуранты дела, не признающие, кстати, своей вины, и в ходе следствия, и во время процесса указывали, что на охваченной пожаром территории находилось большое количество взрывоопасного вещества — аммиака. Так, по словам подсудимых, он находился в горящей компрессорной, а также в баллонах и в других складских помещениях. В ходе тушения огня сотрудники МЧС выносили баллоны из горящих помещений, что позволило предотвратить еще более тяжелые последствия.

Именно из-за угрозы взрыва на компрессорной, утверждают фигуранты дела, и было принято решение о ее противопожарной защите как приоритетном направлении работы.

А усиление пожарного расчета на горящей кровле было предпринято именно с целью не допустить огонь к компрессорной, говорят бывшие сотрудники МЧС. При этом данных с технических контрольных приборов об ухудшении ситуации не поступало.

Наличие аммиака в компрессорной подтвердили и представители администрации складского комплекса.

Суд пришел к выводу, что «в обвинительном заключении и представленных материалах отсутствуют доказательства, подтверждающие либо опровергающие доводы» подсудимых и их защиты «о наличии угрожающей опасности взрыва аммиака, содержащегося в компрессорной, а также в баллонах, находящихся в здании, поскольку по делу в стадии расследования не проведена ситуационная судебная экспертиза, а также взрывотехническая судебная экспертиза относительно пригодности к взрыву имеющегося на объекте количества аммиака».

На основании этого, отметил суд, версия обвиняемого Ширлина о том, что «при определении решающего направления тушения пожара и усилении средств и сил пожаротушения в области кровли здания он находился в состоянии крайней необходимости, в настоящее время с достоверностью не подтверждена и не опровергнута», а «указанные обстоятельства порождают существенные противоречия в предъявленном обвинении, которые не могут быть устранены при рассмотрении дела по существу».

При этом суд отметил, что возврат дела в прокуратуру никак не влияет на меру пресечения в виде подписки о невыезде, которая была избрана подсудимым.

Отметим, что ранее адвокат полковника Ширлина Руслан Голенков сообщал “Ъ”, что на предварительных слушаниях ходатайствовал о возвращении дела прокурору из-за отсутствия доказательств вины офицеров, но тогда его прошение было отклонено.

Александр Александров

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...