Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ismail Zitouny/File Photo / Reuters

Наемники прибавили дипломатам работы

Почему Москва и Анкара оказались на грани конфликта из-за ситуации в Ливии

от

Москва и Анкара оказались на грани нового конфликта из-за Ливии. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о готовности ввести войска в страну — он обеспокоен наступлением на Триполи, в котором могут участвовать российские наемники. Кремль не подтверждает эту информацию, но указывает на необходимость мирного урегулирования. Могут ли в Ливии действовать российские наемники? И как это отразится на отношениях с Турцией? Об этом — в материале Ивана Корякина.


Весь год журналисты искали следы российских наемников в Ливии — находили имена погибших, фотографии оружия и амуниции. В марте газета The Telegraph писала, что 300 бойцов «ЧВК Вагнера» охраняют местные порты. «Еще 100 появились на передовой»,— сообщал Bloomberg в сентябре.

И теперь Эрдоган заявил о 2 тыс. российских наемников. «Что они там делают?» — возмутился турецкий лидер. Возможно, обучают армию фельдмаршала Хафтара, чтобы она скорее захватила нефтяные месторождения или просто усилила влияние — по крайней мере, на такой версии сошлись большинство журналистов.

Но сейчас Хафтар наступает на Триполи — вероятно, не без помощи наемников из России, говорит основатель Conflict Intelligence Team Руслан Левиев: «Видимо, действительно они больше действуют как советники. Хотя, судя по всему, они советники непосредственно на линии фронта. Мы уже не раз видели сообщения, что убили наших наемников, хотя ни разу не видели тела на поле боя в Ливии. Но, тем не менее, самих фактов, что там якобы погибли наши наемники, и опубликованных имен уже достаточно много было».

Если так, то возмущение Эрдогана можно понять: Турция активно поддерживает правительство национального согласия в Триполи и готова отправить на помощь военных, если потребуется. В Ливии заявили, что воспользуются поддержкой при первой же необходимости.

И это было бы очередным эпизодом гражданской войны, не будь в стране российских интересов. Ситуация «вызывает озабоченность», заявили в Кремле. Хотя официальная Москва старается вести диалог со всеми сторонами конфликта в Ливии, отметила советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина: «Россия играет в Ливии на всех возможных законных платформах. Делать ставку на какую-либо сторону явно неразумно, потому что ситуация очень сложная — явного победителя здесь быть не может. Другое дело, что те же люди Хафтара неоднократно пытались из любого визита в Россию сделать такой пиар, который мог бы говорить о каких-то особых контактах. Но в Москве это всегда понимали, и тут же стремились поддержать связи и с другими группами в Ливии».

Заявления Эрдогана и обеспокоенность Кремля добавили работы заместителю министра иностранных дел Михаилу Богданову. В один день он встретился как с представителем Ливии, так и Турции — обсудили «скорейшее урегулирование кризиса». И ради этой цели Москве придется пойти на уступки, считает профессор Центра востоковедения Высшей школы экономики Андрей Коротаев: «Какие-то осторожные нотки, которые в позиции Кремля в последнее время проявляются, в высокой степени связаны с нежеланием обострять отношения с Анкарой — это поиски какого-то компромисса. Становиться целиком на сторону Хафтара и однозначно поддерживать его попытки силовым образом решить ливийскую проблему значит очень сильно портить отношения с Анкарой, утрачивать те козыри, которые удалось добиться в результате российско-турецкого сближения — этого явно никто не хочет».

В конце концов, Ливия — это не Сирия. Москва там не так активна, да и в гражданской войне, которая идет в стране с 2011 года, столкнулись интересы, в первую очередь, местных игроков. Так что Россия и Турция еще могут договориться. Наемникам, видимо, тоже придется — если они, конечно, существуют.

Комментарии
Профиль пользователя