Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Дети плохо представляют картину русского мира»

“Ъ” изучил расписание уроков родного языка в российских школах

от

В 2018 году Владимир Путин одобрил внесение изменений в федеральный закон «Об образовании». После этого во всех российских школах появились предметы «русский язык», «родной русский язык» и «родной язык». Эти новые дисциплины внедряют за счет других предметов. Учебники для них выпускает издательство, которое «является бенефициаром всего, что происходит на данный момент в российском образовании», а эксперты считают такое разделение «бюрократической ошибкой». “Ъ” выяснил, как новые предметы повлияли на рынок учебников и как к ним относятся в разных регионах.


«Специалиста никто нанимать не будет»


Обязательный предмет «Родной язык», по словам зампреда комиссии по образованию Общественной палаты (ОП) РФ Людмилы Дудовой, ввели в школах из-за «тенденции ущемления изучения русского языка в ряде регионов». В 2017 году Владимир Путин в Йошкар-Оле (республика Марий Эл) заявил о недопустимости «заставлять человека учить язык, который для него родным не является». Основной поток жалоб поступал из Татарстана, где по данным переписи 2010 года большинство населения составляют этнические татары (53,2%) и русские (39,7%). 29 августа 2017 президент поручил прокуратуре Татарстана провести проверку школ на добровольность преподавания местных языков. Школы Татарстана ее не прошли — на 1412 образовательных организаций пришлось 3856 нарушений. Проверка выявила, что школьников принуждали учить татарский язык, а количество уроков русского уменьшали. Согласно конституции Татарстана русский и татарский — государственные языки республики, поэтому они должны были преподаваться в обязательном порядке в равном объеме.

После проверки прокуратура потребовала сделать татарский необязательным. Местные жители разделились на приверженцев и противников этой идеи. Обе стороны выходили на митинги. 29 ноября 2017 года парламент Татарстана согласился перейти на добровольное изучение местного языка в школах, а 3 августа 2018 года Владимир Путин подписал внесение изменений в Федеральный закон «Об образовании». Согласно поправкам, школы должны дать возможность детям получать образование на родных языках народов РФ, а выбрать родной язык для учащегося должны родители.

Теперь на уроке «Родной язык» дети учат тот, который считают родным. Предмет «Родной русский язык» — одна из составляющих дисциплины «Родной язык». Если ученик считает русский родным, то вдобавок к «обычному» он изучает «родной русский».«Родной язык» для ученика выбирают родители. Однако, по мнению члена профсоюза «Учитель» Анны Инютиной из Удмуртии, зачастую права голоса у них нет: «Для одного ребенка, который хочет изучать условный марийский, специалиста никто нанимать не будет. В таком случае говорят: «Подписываем заявление, что вы хотите изучать "родной русский"».

В «Концепции преподавания языков народов России» Министерства просвещения говорится, что «Родной язык» изучается исходя из возможностей школ. Председатель «Ассоциации учителей русского языка и литературы» Роман Дощинский говорит, что на деле в центральных регионах России это «почти всегда одна возможность»: «Априори имеются условия только для изучения "русского родного языка" и "русской родной литературы", несмотря на национальное разнообразие контингента учащихся в каждом конкретном классе».

Учащаяся гимназии №2 во Владивостоке во время урока по русскому языку

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Господин Дощинский поясняет, что на уроках «обычного» русского изучают «язык государственный»: «Это язык документооборота, профессиональной терминологии и политических агитаций».

«На «родном русском» изучают ментальную составляющую: культуру языка, его историю и речевой этикет. Но по факту, сложно увидеть разницу между русским и родным русским,— говорит Роман Дощинский.



— Ребенку понятна грань двух уроков только в ситуации выбора, когда условный Айрат идет на татарский, а условный Петя остается на "родной русский", потому что Айрат татарин, а Петя русский». Людмила Дудова считает, что «родной русский язык» необходимо преподавать, потому что «многие русскоговорящие дети наполовину не могут понять того, что написано в "Евгении Онегине"». «Они плохо представляют картину русского мира. Почему ребенок, считающий своим родным языком русский, не имеет права расширить свои возможности, если он живет в Москве?» — удивляется она.

«Безумная бюрократическая ошибка»


Учителя из разных регионов признались “Ъ”, что преподают «обычный» русский язык вместо «родного русского», хотя Министерство просвещения рекомендует так не делать. Также преподаватели часто дублируют оценки по этим предметам. Если ученик получает плохую оценку по «русскому языку», она ставится и за «родной русский» и уменьшает средний балл школьника в аттестате. Говоря о причинах такого подхода, педагог из Москвы, пожелавшая не называть своего имени, заявила, что «не видит разницы» между двумя предметами.

Проблемы возникают и с учебниками по «новому» русскому языку. «Мы преподаем "родной русский" и "родную литературу" без учебника»,— жалуется Анна Инютина. 22 ноября 2019 года вышел приказ Министерства просвещения №632. Документ внес учебники по родному русскому от издательства «Просвещение» в федеральный перечень (ФПУ). Как писал “Ъ”, новый федеральный перечень учебников может укрепить позиции крупнейшего производителя на рынке — издательства «Просвещение», совладельцем которого в 2013–2017 годах был Аркадий Ротенберг. После обновления ФПУ в другом издательстве, «Российском учебнике», подсчитали, что доля «Просвещения» в общем количестве учебников перечня выросла с 35% до 53%, а доля самого «Российского учебника», наоборот, снизилась с 46% до 26%. В «Просвещении» с такими оценками не согласились.

Учащиеся школы русского языка в Центре образования № 1450

Фото: Светлана Привалова, Коммерсантъ

Источник “Ъ” в издательской сфере сомневается в том, что предмет «родной русский язык» был введен специально ради увеличения количества учебников «Просвещения» в перечне, считая, что его внедрение — «скорее безумная бюрократическая ошибка».

«То, что все учебники по новому предмету принадлежат "Просвещению", объясняется тем, что это издательство охватило весь рынок и является бенефициаром всего, что происходит на данный момент в российском образовании (сейчас издательство не только выпускает учебники, но и занимается "подготовкой учителей, строительством и оснащением школ", говорил председатель совета директоров группы компаний "Просвещение" Владимир Узун в интервью Review.— “Ъ”)»,— считает собеседник “Ъ”.



В октябре стало известно, что группа «Эксмо-АСТ» продала корпорацию «Российский учебник» компании «Руститанинвест». 99% этой компании принадлежит бывшему заместителю руководителя Росимущества Алексею Кисину, а еще 1%, согласно Kartoteka.ru, владеет его партнер Сергей Безделов. Издание «Медуза» связывало Кисина с Аркадием Ротенбергом. Кисин в интервью «Ведомостям» отказался раскрыть инвесторов, но утверждал, что Аркадия Ротенберга среди них нет. По словам источника “Ъ”, близкого к Министерству просвещения, «если все издательства теперь сосредоточены в одних руках, федеральный перечень учебников вообще теряет значение как инструмент передела рынка».

«Шизофреническая ситуация для учителя и ученика»


Даже если в школе решен вопрос учебников, остаются вопросы к школьному расписанию и учительским ставкам. По словам преподавателя Анны Инютиной, на «родной русский» и «родную литературу» предоставляют час в неделю: «Этот час делится между двумя предметами. Всего получается четыре урока на "родной русский" за четверть. Я должна их за это время чему-то научить, а затем умудриться оценить. В итоге мы сталкиваемся с родителями, которые не понимают, что это за предмет и откуда берутся оценки по нему».

Директора школ внедряют новые предметы за счет других: «У учеников выкинули предметы, чтобы вставить "родной русский" в расписание. У меня в классе у детей убрали обществознание совсем, хотя некоторые его сдают на ЕГЭ»,— рассказал “Ъ” преподаватель московской школы. В Министерстве просвещения “Ъ” сказали, что «образовательные организации свободны в выборе учебно-методического обеспечения» по «реализуемым ими образовательным программам».

Тестовые задания к ЕГЭ по русскому языку, сборники для учащихся общеобразовательных школ

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Учителя и эксперты считают, что внедрение новых предметов было не до конца продумано. «"Родной русский" подразумевает изучение культурологических основ языка. Но в обычном курсе русского языка и так есть учебник под редакцией Шмелева, где главные основания — лингвокультурологические.

Поэтому мы имеем два предмета с одними же целями и задачами. Это шизофреническая ситуация для учителя и ученика»,— считает заведующий кафедрой филологии Петербургского центра аттестации работников образования Сергей Федоров.



В школах также не понимают, где брать кадры и ставки на «родные» языки: «Возникают споры, когда в классе у пяти детей родной язык — региональный, а у остальных — русский. Получается, нужна новая ставка, которую не ясно, где брать»,— рассказала “Ъ” оргсекретарь профсоюза «Учитель» Ольга Мирясова. «Удивительно, что только сейчас стали говорить о недостатке кадров, преподающих "родной язык", ведь два года назад задавались вопросом, куда эти кадры девать,— недоумевает зампред комиссии по образованию ОП РФ Людмила Дудова.— Очень грустно, что органы управления образованием в регионах не смогли организовать курсы повышения квалификации учителей родных языков. Я допускаю, что их может быть недостаточно, но национальный проект образования как раз закладывает подготовку таких специалистов. Думаю, что в ближайшее время проблема будет решена». В конце ноября, выступая на заседании Совета по межнациональным отношениям, министр просвещения Ольга Васильева подтвердила нехватку учителей, которые преподают родной язык.

«Нет такого предмета»


Все эти причины вынуждают учителей отказаться от новой дисциплины — в ряде регионов ее введение игнорируют. В Екатеринбурге, к примеру, в качестве «родного языка» должен преподаваться русский, и в школах не понимают, для чего им второй русский язык. По словам учеников екатеринбургской гимназии №9, «родной русский язык» и «родная литература» преподаются по тем же учебникам, что и обычные предметы. «Никто не понимает, зачем они нужны. В неделю этим дисциплинам уделяется около одного-двух часов»,— отмечают школьники. Во Владивостоке также «ни учителя, ни родители» не знают, зачем ввели предмет "родной русский"», рассказала “Ъ” на условиях анонимности преподаватель одной из школ.

«Нет такого предмета ("родной язык".— “Ъ”)»,— заявил “Ъ” директор одной из самарских школ.— Это, наверное, в первую очередь относится к школам где-то на севере области с компактным проживание татар, чувашей, мордвы».



В Курской, Липецкой, Орловской, Белгородской и Ленинградской областях изучается только «обычный» русский.

В Министерстве образования Сахалинской области рассказали “Ъ”, что в их регионе предмет «Родной язык» не преподается. Исключение составляют уроки для представителей коренных малочисленных народов Cевера (КМНС), а нивхский язык представлен факультативно (нивхи — также народ из числа КМНС, нивхский язык распространен в северной части острова Сахалин, сейчас на нем говорят менее двухсот человек). «Кроме того, в ряде школ как иностранные преподаются корейский, японский и китайский языки. Учитывая близость региона к странам Азиатско-Тихоокеанского региона и проживание на Сахалине большой корейской диаспоры, эти языки тоже можно рассматривать как своего рода аналог "родному языку"»,— рассказали в Минобразования.

В Хабаровском крае в качестве родных языков вместе с русским тоже изучаются языки КМНС. Как рассказала “Ъ” представитель министерства образования и науки края Юлия Алексеева, из восьми языков коренных народов в регионе преподаются нанайский, нивхский, ульчский, эвенкийский и эвенский. При этом есть проблема с учебными пособиями по ним. «Языков КМНС много, но не по всем разработаны учебно-методические материалы. Людей из числа КМНС, готовых написать учебные пособия по своему родному языку, не так уж и много»,— рассказала она.

Школьники после урока в общеобразовательной школе №979

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Проблемы с учебниками есть и в Иркутской области. Там в качестве «родного языка», помимо русского, можно выбрать бурятский, эвенкийский, тофаларский, татарский, польский и чувашский. У школ есть часть книг, но, по словам родителей, есть проблема с пособиями по эвенкийскому и тофаларскому — «они старые». В Минобре Саратовской области “Ъ” сообщили о возможности изучения «родного» русского, татарского и башкирского языков. Там отметили, что школы региона обеспечены пособиями по «родным языкам» и «родной литературе». Однако источник “Ъ”, знакомый с ситуацией утверждает, что «учебников по "Родной литературе", по крайней мере, в начальных классах нет».

Председатель Ассоциации учителей русского языка и литературы Роман Дощинский считает, что некоторые школы «правильно поступают», что экстренно не вводят новые предметы, пока нет четкой программы и учебников: «Еще никто жестко не спрашивает с регионов и со школ изучение родных языков. Все понимают, что сейчас переходный период.

Насильно точно никто не будет заставлять выбирать русский язык как родной, но есть риск, что без "родного языка" аттестат ученика будет в скором времени недействительным, поскольку это обязательный предмет.



Министерство просвещения заявило, что на площадке Российской электронной школы может появиться дистанционное освоение любого родного языка. Но пока только готовятся материалы».

«Выбирать между татарским и татарским»


Во время проверки в Татарстане в 2017 году прокуратура выявила снижение количества учебных часов по русскому языку. Проверка показала, что школьников принуждали учить татарский язык, а количество уроков русского уменьшали. Татарский язык приходилось изучать русскоговорящим детям, что не устраивало значительную часть родителей. Многие из них вышли на митинги — «языковой скандал» привел к отставке министра образования республики Энгеля Фаттахова.

Споров стало меньше, когда Владимир Путин подписал поправки к закону «Об образовании» 3 августа 2018 года. В обязательную часть школьной программы вошел предмет «родной язык», в рамках которого татарстанские школьники смогли выбирать между татарским и русским. Татарский больше не преподается в обязательном порядке. По данным министерства образования и науки Татарстана, в прошлом учебном году около 75% школьников республики выбрали татарский язык для изучения в качестве родного. Однако родители русскоговорящих детей продолжают жаловаться в социальных сетях. По их словам, руководство учебных заведений заставляет «выбирать между татарским и татарским», а «родной язык» заменяют риторикой и другими дисциплинами. Часть родителей требует полностью отменить изучение «родного языка» в школах.

Владимир Путин в общеобразовательной школе № 7

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Политолог Александр Кынев отмечает, что нельзя «заставлять людей изучать региональные языки»: «В первую очередь должен изучаться государственный язык, а потом остальные». По его мнению, тенденции к усилению изучения родных языков в России сейчас нет: «Во многих регионах России титульный этнос давно находится в меньшинстве, запроса на изучение родных языков часто нет, поскольку люди не видят в них прагматического смысла. Татарстан — это редкий случай.

Обязательное преподавание татарского языка — это некий элемент статусности местной власти»,— считает политолог.



Профессор департамента истории и теории литературы ВШЭ СПб Евгений Казарцев также говорит, что «никого нельзя насильно заставлять учить языки». «У языков есть разные функции: язык малого народа — это средство коммуникации узкого круга людей, а на уровне государства, культуры и образования это другой язык, в данном случае — русский». При этом в случае с татарским языком, по словам Евгения Казарцева, «носители должны иметь возможность получать образование на своем языке», «но русский — это язык всех народов России, средство межнационального общения, которым должны в достаточной степени владеть все жители современной России»: «Сложно на татарском преподавать математику, физику и химию. В этом смысле русский может оказывать определенное давление на татарский».

По словам заведующей кафедрой общего славяно-русского языкознания Томского государственного университета Зои Резановой, введение в школьную программу предмета «родной язык» не может «полностью решить проблемы, возникающие с национальными языками в ряде регионов, так как эти проблемы — следствие многих геополитических процессов, общих тенденций глобализации». Тем не менее введение новых предметов может быть одной из мер поддержки и развития национальных языков, считает эксперт.

В других республиках вопрос стоит менее остро, но также часто вызывает дискуссии среди родителей и педагогов. Председатель постоянной комиссии по науке, образованию, национальной и молодежной политике Госсовета Удмуртии Татьяна Ишматова сказала “Ъ”, что родители вправе выбирать тот язык, который они считают родным для ребенка, но с оговоркой на возможности школ: «Если я выбрала эрзянский язык, но нет преподавателя, и я одна ученица, нужно понимать, что школа не может выполнить эти обязательства». Она отметила, что в качестве предмета «родной язык» в школах республики изучают удмуртский, татарский или марийский языки. «По этим языкам есть программы, учебники и разработаны методики. Школы сами выбирают количество часов изучения родного языка и литературы,— говорит Татьяна Ишматова. В то же время учитель из Удмуртии, пожелавший остаться анонимным, рассказал “Ъ”, что в регионе «нет острой проблемы с изучением удмуртского, потому что подавляющее большинство хочет изучать русский».

В образовательных организациях Республики Дагестан изучаются 13 родных языков: агульский, аварский, азербайджанский, даргинский, кумыкский, лезгинский, лакский, ногайский, табасаранский, цахурский, рутульский, чеченский и русский. «Жалобы поступают в основном от родителей, которые не хотят, чтобы их дети изучали родные языки»,— рассказал “Ъ” учитель одной из дагестанских школ. В Якутии ведется обучение на якутском как государственном языке, а также на пяти официальных языках: эвенском, эвенкийском, юкагирском, чукотском, долганском. Учебники по якутскому языку и литературе включены в федеральный перечень, сообщили “Ъ” в министерстве образования и науки Республики Саха. «Родной русский» в Якутии преподают лишь в нескольких школах в пилотном режиме в рамках внеурочной деятельности.

На Чукотке школьникам предлагают изучать родной русский, чукотский, эскимосский, эвенский языки. Об этом “Ъ” рассказали в Минобразования Чукотского автономного округа. «Есть учебные пособия. Учебниками эти пособия не считаются, так как не прошли федеральную экспертизу. Проводить указанную экспертизу пока нецелесообразно, так как ФГОСы (федеральные государственные образовательные стандарты.— “Ъ”) постоянно совершенствуются. В сентябре 2019 года во все школы Чукотки поступили учебные пособия и видеоуроки по чукотскому языку, созданные Ассоциацией коренных малочисленных народов Чукотки (АКМНЧ)»,— заявили в ведомстве.

Мнение экспертов относительно того, может ли изучение родных языков с младших классов приводить к росту национализма, разнится.

«От того, что люди знают три языка, национализм не образуется. Их знание лишь расширяет кругозор. Существует большое количество многоязычных государств, и это тому подтверждение»,— говорит Александр Кынев.



«Мировой опыт показывает, что изучение родных языков не приводит к сепаратизму. Многоязычие становится все более распространенной практикой, и знание разных языков является безусловной ценностью в общем образовании человека»,— отмечает научный руководитель Института образования Высшей школы экономики Исак Фрумин.

Доцент кафедры истории Института международных отношений и мировой истории ННГУ имени Лобачевского Антон Шмелев, напротив, считает, что последствия увеличения тенденции изучения региональных языков в регионах «есть и, к сожалению, не оптимистичные». «Во-первых, рост протестного потенциала и настроений, актуализация данной проблематики в медийном пространстве. Во-вторых, распространение практики "саботажа" подобных дисциплин (таких как "родной язык" и "родная литература".— “Ъ”) со стороны учащихся, не желающих изучать языки регионального характера, и их родителей, поддерживающих устремления детей. Как результат — рост числа конфликтов между родителями и администрацией школ, числа запросов и жалоб в надзорные правозащитные структуры, повышение уровня конфликтности. В-третьих, «профанация» самой идеи по причине «незаинтересованности» ни педагогов, ни учащихся в освоении языка регионального характера в полной мере — например, письменности»,— говорит Антон Шмелев.

Доцент кафедры археологии и этнологии Уральского федерального университета Алексей Старостин говорит, что школьное образование должно быть «одним из инструментов поддержки языкового многообразия», но если «посмотреть на ситуацию объективно, то становится очевидно, что сама молодежь достаточно равнодушно относится к национальным языкам».

Ксения Миронова, Павел Бобков


Комментарии
Профиль пользователя