Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Ночь перед торжеством

Которое никому из участников «нормандского формата», впрочем, не гарантировано

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

9 декабря президент России Владимир Путин прилетел в Париж на встречу в «нормандском формате». Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников считает, что начало встречи говорило не только о беспрецедентном внимании к ней, но и о том, что российский президент, как и украинский, хотел вернуться домой не с пустыми руками.


У журналистов со встречей в Елисейском дворце были связаны большие ожидания. Первое ожидание было связано с очередью на дальних подступах ко дворцу и оказалось примерно получасовым. И оно было нервным, так как именно в этой очереди до сих пор происходили самые драматичные события.

Так, именно здесь оказались две девушки из Femen (они любят сливаться с журналистами, это проверенный и более или менее безотказный метод в том смысле, что им тут никто ни в чем не отказывает, потому что вроде пока нужно только приготовить, а не предъявлять журналистские удостоверения), в какой-то момент разоблачившиеся сами и старавшиеся разоблачить российского президента. «Остановить Путина сейчас!» — кричала одна из них, извиваясь, как на шесте, в мускулистых руках французских полицейских. Другая ограничивалась надписью на себе «Путин — вор!», и надпись привлекала к себе гораздо больше внимания, чем все, на чем она была исполнена.

Во второй очереди, уже у самого входа в Елисейский дворец, стояли одни только аккредитованные журналисты. Не меньше половины всех остальных составляли представители украинских СМИ. Причем с журналистскими удостоверениями тут находились, например, украинские политические эксперты (мелькающие то на российских, то на украинских телеканалах), которые здесь, чтобы скрасить ожидание, уже давали интервью украинским журналистам.

Третье ожидание начиналось во дворе Елисейского дворца.

Справа от крыльца стоял почетный караул, суровые французские мужчины в шинелях с автоматами (несколько человек, их командиров, держали на поясах сабли), а слева пространство заполнили журналисты, прежде всего фото- и теле-.

Не очень хорошо было тем, кто сумел занять место ближе к крыльцу, на котором уже стоял в легком костюме хозяин саммита Эмманюэль Макрон. Они сами, похоже, не отдавали себе отчета в том, что вид на президента Франции в нужный момент большинству из них перекроет огромная елка, незатейливо и даже бестолково, по-моему, украшенная одними только пластиковыми шариками исключительно белого цвета, но хотя бы разной величины.

Но фотокорреспонденты были так поглощены ожиданием кортежей, что не думали о таких мелочах.

Так, когда я спросил у одного из них, не помешает ли ему этакая елка, он с недоумением переспросил: «Какая елка?», а когда я показал какая, потрясенно вымолвил: «Вот это да! Ну и ну! Новый год скоро!»

Между тем приехал первый кортеж. Из Mercedes вышла канцлер Германии Ангела Меркель. Идея французского протокола состояла в том, что автомобиль каждого лидера страны останавливается прямо за воротами в начале двора и дальше Ангела Меркель, например, идет вдоль почетного караула к крыльцу, с которого постепенно и гостеприимно спускается к ней президент Франции.

Машина Ангелы Меркель, впрочем, не остановилась перед кортежем, а проехала мимо журналистов и встала только у самых ступенек крыльца. Госпожа Меркель была, очевидно, не уверена в том, что без потери для себя пройдет эту сотню метров.

Господин Макрон проводил ее в покои дворца и быстро вышел обратно: подъезжал серый Renault Espace с президентом Украины. Владимир Зеленский вышел из машины там, где полагалось, увидел коллегу Макрона и поспешил к нему, не обращая внимания на замерший (и замерзший) слева от него почетный караул. Короткое пальто Владимира Зеленского развевалось на ветру, ему было не до условностей вроде не поспевавшего за ним и на ходу придерживавшего саблю, которая все-таки больно, судя по всему, била по бедру, начальника почетного караула.

Президент Украины Владимир Зеленский

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Господин Зеленский тепло поздоровался с господином Макроном, они о чем-то успели поговорить прямо на крыльце, пока журналисты кричали президенту Украины, приедет ли он в Москву 9 мая (хотя его, кажется, пока и не приглашали).

Еще через несколько минут во двор въехал Aurus господина Путина, которому в таких делах давно не нужно ничего объяснять: он медленно шел вдоль роты почетного караула, кивая солдатам через каждые 10–15 метров.

Уже через несколько минут у российского президента была в разгаре двусторонняя встреча с Ангелой Меркель, а еще минут через сорок — с Эмманюэлем Макроном.

Встреча с Владимиром Зеленским намечена у Владимира Путина после четырехсторонней встречи и общей пресс-конференции всех лидеров, то есть на ночь.

И последняя новость этого часа состояла в том, что Эмманюэль Макрон предложил лидерам поужинать сразу после четырехсторонней встречи, то есть еще до пресс-конференции, которая, таким образом, отодвигается на еще более поздний срок, не говоря уже о двусторонней встрече Владимира Путина и Владимира Зеленского, которая под утро будет, скорее всего, не очень интересна даже им самим.

Четырехсторонняя встреча началась с того, что вошедший в переговорную вслед за Ангелой Меркель Владимир Зеленский потянулся за ней и дальше и хотел было сесть на место Владимира Путина, но ему указали на его место. Добравшись наконец туда, он скорей выпил воды: кажется, напереживался.

Встреча началась, и еще через час стало известно, что Владимир Путин и Владимир Зеленский решили к тому же и двустороннюю встречу провести до общей пресс-конференции. Это могло означать, что оба они хотели использовать возможность хоть что-то решить и вернуться в Москву и Киев с этими решениями, а рассказать о них — на пресс-конференции.

Или понять, что ничего решить не могут. Кроме, скажем, проблемы продления газового транзита: из-за этого здесь, в конце концов, с самого начала переговоров был глава «Газпрома» Алексей Миллер.

Все эти события происходили, впрочем, уже после подписания номера “Ъ” в печать, так что и рассказ о них — в следующем номере и на сайте “Ъ”.

Андрей Колесников, Париж


Комментарии
Профиль пользователя