Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Дума озаботилась киберсталкингом

Депутаты предлагают ввести уголовное наказание за преследование в интернете

от

В Госдуме может быть создана межфракционная рабочая группа по борьбе с киберсталкингом. Депутаты считают, что современное законодательство не дает ответа, что делать людям, столкнувшимся с преследованием в сети, а статья «Угроза убийством», по сути, не работает. По мнению парламентариев и экспертов, стоит подумать о введении уголовной ответственности за киберсталкинг. Силовики относятся к этой идее не без скепсиса.


Идея создания рабочей группы прозвучала после заседания круглого стола, посвященного преследованиям в сети — так называемому киберсталкингу. Его организовали депутаты фракции «Единая Россия». «Нет эффективного инструмента противодействия этому злу. Мы все с вами открыты в цифровом пространстве, поэтому угрозы в интернете часто перерастают в угрозы в реальной жизни»,— сказал первый зампред комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Сергей Боярский. Он также рассказал, что «сталкеры стали собираться в сообщества, где учат друг друга, как сильнее и назойливее преследовать жертву».

На круглом столе выступили представители силовых ведомств. Замначальника отдела по раскрытию преступлений против личности и умышленных убийств МВД России Владислав Сердюков отметил, что сейчас российское законодательство не предусматривает разграничения преступлений, касающихся киберсталкинга. При этом уголовная ответственность за эти деяния наступает, когда есть реальные основания опасаться насилия. «Статья (статья 119 УК РФ — «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью».— “Ъ”) достаточно своеобразная,— отметил господин Сердюков.— Она имеет небольшую степень тяжести, по этой статье невозможно проводить оперативно-технические мероприятия».

Старший прокурор правового управления Генпрокуратуры РФ Игорь Белоусов также призвал участников круглого стола «не перегнуть палку» в борьбе с киберсталкингом: «Я не поверю, что человек, замысливший убийство, будет изо дня в день сообщать о своем намерении».



По его словам, нужно изучить, настолько ли эти действия общественно опасны, чтобы отражать их в Уголовном кодексе.

Сергей Боярский пообещал обратиться к руководству фракции «Единая Россия» с предложением о создании межфракционной рабочей группы, которая занялась бы изменением законодательства с целью ужесточить ответственность за преследование.

Член комитета по безопасности и противодействию коррупции Адальби Шхагошев предложил создать в правоохранительных органах структуры по борьбе с преследованием. Он считает, что за такие деяния необходимо ввести и административные штрафы, и уголовное наказание.

Юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина пояснила “Ъ”, что в России «не существует эффективных мер защиты от преследования, как нет и самого понятия преследования». Она отметила, что сообщения, которые можно расценить как преследование, жертвы в основном получают в соцсетях и мессенджерах. «При этом никакой официальной статистики по таким ситуациям не ведется, масштабы оценить сложно»,— добавила госпожа Саввина. Преследования можно отнести к статье «Угроза убийством», но в России по ней возбуждены лишь единицы уголовных дел.

Госпожа Саввина напомнила, что в законе о домашнем насилии (разрабатывается с 2013 года) содержится новое понятие — охранного ордера, согласно которому агрессору должно быть запрещено приближаться к жертве и устанавливать с ней контакт: «Я надеюсь, что запрет на контакты с помощью интернета также будет в нем указан». Юрист отметила, что наказание за нарушение ограничений, которые накладывает охранный ордер, «должно быть серьезным, не просто штрафы». Она напомнила о деле Валерии Володиной, решение в пользу которой в июле 2019 года вынес Европейский суд по правам человека. Он признал дискриминацией бездействие российских властей в отношении жертв домашнего насилия.

Ксения Веретенникова, Валерия Мишина


Комментарии
Профиль пользователя